Легализация нарезного короткоствольного орудия в Рф (Опрос)

Легализация нарезного короткоствольного оружия в России (Опрос)С того момента, как закончил существовать Русский Альянс, в Рф заговорили, что хорошо было бы ввести в соответственный Федеральный закон пункт о том, что каждый на психическом уровне здоровый гражданин имеет право на хранение и ношение определенных типов орудия. Мотивация начала 90-х была последующей: по ту сторону окна беспокойно, потому, чтоб рядовой мещанин сумел за себя постоять, правительство должно пойти ему навстречу и разрешить носить пистолет за пазухой. Разумеется, что такие мысли сами не появляются. Идеи свободного ношения орудия пришли из чрезвычайно пропитанных духом свободы Соединенных Штатов Америки.

На стороне тех, кто лицезрел Россию государством, где стопроцентно узаконено хранение и ношение короткоствольного нарезного орудия, была статистика. Согласно этой статистике, размещенной институтом Чикаго, в тех штатах, где воззвание с нарезными стволами разрешено, уровень ограблений снизился на 37%, уровень убийств – на 33%, уровень различного рода телесных повреждений – практически на 45%. В целом по США уровень нападений на людей с смертельным финалом к 1992 году снизился на 10% по сопоставлению с тем уровнем, который был в стране посреди 70-х.

Чикагские спецы были убеждены, что это конкретно 2-ая поправка к американской конституции, заявляющая о запрете на ущемление прав по хранению и ношению орудия, начала приносить свои плоды. Такие статистические сведения, естественно, воздействовали на публичное мировоззрение в Рф начала 90-х. По неким данным, если б в 1992-1993 годах в Русской Федерации был проведен референдум, в каком был бы задан вопрос: готовы ли вы поддержать идею о свободном ношении орудия гражданами Рф, то около трети произнесли бы этому проекту «да». И такими людьми, в главном, могли быть обитатели больших городов, для которых возможность столкнуться с так именуемым беспределом на улице еще выше, чем для обитателей сельской местности.

Но так именуемая чикагская статистика, как и неважно какая статистика, — вещь довольно личная. Во-1-х, она показывает только положительные сдвиги в борьбе с криминалом в США начала 90-х. Во-2-х, статистические выкладки часто сами становятся инвентарем для формирования публичного представления. Обычная идея о том, что у соседа есть пистолет, и поэтому ему спокойнее живется, приведет к необходимости пойти в оружейный магазин и тоже стать владельцем огнестрельного орудия. Очень похоже на обдуманную маркетинговую акцию…

В отчете чикагских профессионалов не было ни строки о том, что на фоне общего задекларированного сокращения числа тяжких и особо тяжких злодеяний возросло число злодеяний с огромным количеством жертв от такого же огнестрельного орудия. Если рассматривать южноамериканские реалии тех пор, то конкретно с начала 90-х в Штатах проявляется такая тенденция как активизация «несовершеннолетних стрелков». В связи с узаконенным хранением и ношением орудия, на самом деле, хоть какой ребенок мог взять «плохо лежащий» в родительском сейфе либо ящике письменного стола пистолет и направиться выяснять дела со сверстниками. Не учитывает чикагская статистика и того, как возрос оборот стрелкового орудия. Хозяева задекларированных стволов подозрительно нередко «теряли» свои пистолеты, а «находили» их те лица, которые проживали в так именуемых неблагополучных районах американских городов. «Черный» рынок торговли орудием произнес «большое спасибо» тем, кто отстаивает права каждого янки иметь при для себя ствол.

Естественно, разрешение на орудие для людей, это большие доходы в бюджет компаний-производителей. Если учесть, что сейчас на местности США у рядовых людей насчитывается до 80 млн. пистолетов и револьверов (и это только легализованных), то можно для себя представить, какой этой доходный бизнес для тех, кто занимается сборкой и поставкой стволов на южноамериканский рынок на полностью легитимных основаниях.
С недавнешних пор в Рф опять стал интенсивно муссироваться вопрос о том, необходимо ли принимать закон о разрешении использования огнестрельного короткоствольного орудия, выскажемся так, в штатских целях. Связано это с тем, что м
ногие наши сограждане считают, что криминогенная ситуация в Рф сейчас такая, что был бы под рукою ствол, заморочек стало бы меньше. Оказывает влияние ли на такое мировоззрение все та же несчастная южноамериканская статистика, сказать трудно. Но одно ясно точно, что легализация ношения короткоствольного нарезного орудия, навряд ли решит задачи с преступностью.

Для этого проведем маленькой мыслительный опыт, представив, что завтра мы просыпаемся в собственных кроватях, а правительство через СМИ докладывает нам, что можно бежать в магазины и затариваться подходящими стволами. При всем этом подавляющее большая часть адекватных людей навряд ли, спотыкаясь и падая, помчатся в те же оружейные магазины. Зато прибавится интереса по поводу принятия нового закона у тех, кто издавна грезил при помощи пистолета решить определенные задачи.

Даже если законопослушный русский гражданин приобретет пистолет, то он должен отдавать для себя отчет в том, что пистолет-то этот появился не только лишь у него 1-го. При нашем взрывном складе ума желание «припугнуть» водителя, который нас подрезал на автомобиле либо некорректно припарковался, в какой-то момент проявиться, какими бы мы размеренными себя не считали. Ну и откровенный рост числа психологических болезней, связанных как с бытовыми неуввязками, так и с алкоголизмом и наркоманией, навряд ли должен добавлять оптимизма по поводу легализации орудия в Рф. Непременно, можно сказать, что ведь орудие будет разрешено не для всех. Но разве можно выносить за скобки ситуацию, когда сейчас хоть какой наркоман со стажем может взять «ксиву» о том, что он стопроцентно здоров и «морально созрел» для ношения пистолета в кармашке штанов. «Уладить» дела с необходимыми документами в нашей стране можно было всегда, и нынешняя ситуация – не исключение. Ведь водительское удостоверение в Рф полностью может получить человек, который несколько раз за месяц проходит реабилитацию в наркодиспансере. Что все-таки ему может помешать стать «счастливым обладателем» нарезного орудия?..

Ну и необходимо ли далековато входить в различного рода мыслительных опытах, если довольно разглядеть ситуацию с так именуемой «травматикой». Практически раз в день русские СМИ публикуют материалы, связанные с тем, что в том либо ином городке произошла еще одна стычка с применением травматического орудия. Если гласить о системности внедрения «травматики» в Рф за последние 3-5 лет, то можно констатировать, что употребляется это орудие для всего чего угодно, но только не для самообороны: от бытового утехи со стрельбой по кочевым собакам до выяснения отношений с соседями, позволившими для себя залить квартиру владельца. При всем этом тот, кто это орудие применил, будет уверен, что в обоих рассмотренных случаях он действовал, только защищаясь…

Исходя из нашего государственного нрава, наличие пистолета в кармашке будет восприниматься как призыв к его использованию. Тут же все по Чехову: если в первом акте на стенке висит ружье, то в последнем это ружье непременно выстрелит. И навряд ли у большинства в этот момент возникнет идея, что в ответ может выстрелить и орудие сиюминутного противника. Конкретно после непрекращающейся вереницы непонятного использования травматического орудия в Рф наши законодатели решили ужесточить нормы его использования, назвав его огнестрельным орудием ограниченного поражения.

Сторонники легализации, конечно, все эти трудности понимают, но считают, что в Рф необходимо просто сделать некоторый аналог американской НСА (Государственной Стрелковой Ассоциации), которая и будет вести кропотливый мониторинг всех без исключения нарезных стволов у штатских лиц. Но еще одно размножение чиновничьего аппарата навряд ли будет содействовать тому, чтоб огнестрельное орудие применялось только в оборонительных целях. Разумеется, что такое ведомство априори будет иметь высшую, как на данный момент принято гласить, коррупциогенность.

Но при всем этом нельзя гласить, что вопрос с легализацией необходимо закрывать раз и навечно. К огорчению, пока уровень осознания оборонительной сущности личного орудия в нашей стране очень низок. Еще не сотворено довольно крепкой нормативной базы, связанной с этим сложным вопросом. Ну и уровень злости в обществе остается все еще довольно высочайшим. Потому принятие закона, который в одночасье откроет гражданам Рф доступ к нарезному короткоствольному огнестрельному оружию, сейчас может привести к самым нехорошим
последствиям.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,192 сек. | 11.35 МБ