Легенда русской разведки

Легенда советской разведкиБольшая часть сведений о деятельности этого человека держится в секрете до сего времени. Его коллекции фамилий, кодовых имен, оперативных псевдонимов и незаконных прикрытий позавидовал бы хоть какой лазутчик и шпион. Не раз он подвергал свою жизнь угрозы на фронтах, в боях с диверсантами и шпионами. Но он остался живой, можно сказать чудом пройдя через репрессии, бесконечные бои, очистки и аресты, и 12 лет заключения. Больше всего на свете он презирал боязливость и измену присяге и собственной Родине.

6 декабря 1899 года в г. Могилеве родился Наум Исаакович Эйтингон. Детство Наум провел в провинциальном городке Шклове. Закончив школу, поступил обучаться в Могилевское коммерческое училище, но окончить ему его не удалось. В стране случилась революция, в 1917 году молодой Эйтингон некое время воспринимал активное роль в работе партии эсеров.

Но романтика террора Эйтингона не увлекла и он после октября 1917 года оставил партию эсеров и устроился на работу, служащим местного Совета, в отдел по пенсиям для семей погибших на войне. До 1920 года он успевает поменять несколько рабочих мест, поучаствовать в защите городка Гомеля от белогвардейцев и вступить в РКП(б).

Чекистская деятельность Эйтингона начинается в 1920 году, в должности уполномоченного Гомельского укрепрайона, а с 1921 года уполномоченного по военным делам особенного отдела Гомельской ГубЧК. В эти годы он участвовал в ликвидации савинковских террористических групп на Гомельщине (агентурное дело Крот). Осенью 1921 гола, в бою с диверсантами он был тяжело ранен, память об этом ранении остается с Наумом на всю жизнь (Эйтингон немного прихрамывал).

После окончания штатской войны, летом 1922 года, он участвовал в ликвидации банд националистов в Башкирии. После удачного окончания этого задания, в 1923 году Эйтингона отозвали в Москву, на Лубянку.

До середины 1925 года он работает в центральном аппарате ОГПУ ассистентом начальника отделения, под началом известного Яна Христофоровича Петерса. Работу Эйтингон совмещает с учебой в Военной академии Генштаба, на восточном факультете, после окончания которой, его зачисляют в ИНО (зарубежный отдел) ОГПУ. C этого момента, вся предстоящая жизнь Наума Исааковича будет связана с русской разведкой.

Осенью 1925 года под «глубоким» прикрытием он оправляется в Китай на выполнение собственного первого закордонного разведзадания.

Подробности тех операций в Китае малоизвестны и засекречены и до настоящего времени. В Китае Эйтингон оттачивает мастерство лазутчика, равномерно становясь неплохим аналитиком и разработчиком сложных многоходовых, оперативных композиций. До весны 1929 года он работает в Шанхае, Пекине, резидентом в Харбине. Его агенты попадают в органы местной власти, в круги белогвардейской эмиграции и резидентуры зарубежных разведок. Тут же он знакомится с знаменитыми лазутчиками: германцем Рихардом Зорге, болгарином Иваном Винаровым, Григорием Салниным из РУ, которые на долгие и длительные годы стали его друзьями и товарищами по боевой работе. Весной 1929 года, после налета китайской милиции на представительство СССР в Харбине, Эйтингона отзывают в Москву.

Скоро он оказывается в Турции под законной крышей дипработника, тут он подменяет Якова Блюмкина, который был отозван в Москву после контакта с Троцким. Тут он работает недолго, и после восстановления резидентуры в Греции снова оказывается в Москве.

В Москве Эйтингон недолгое время работает заместителем начальника Особенной группы Якова Серебрянского (группа дяди Яши), Потом два года резидентом во Франции и Бельгии и три года возглавляет всю незаконную разведку ОГПУ.

Период с 1933 по 1935 гг. когда Эйтингон управлял незаконной разведкой, является самым таинственным периодом его службы. По имеющимся данным в этот отрезок времени он успел побывать в нескольких командировках в Китае, Иране, США и Германии. После преобразования ОГПУ в НКВД и сменой управления, перед разведкой был поставлен ряд новых задач по добыванию научно-технической и экономической инфы, но сходу приступить к решению новых задач не удалось, началась война в Испании.

В Испании он был известен как майор ГБ Л. И. Котов, заместитель советника при р
еспубликанском правительстве. Под его командованием вели войны будущие Герои Русского Союза Рабцевич, Ваупшасов, Прокопюк, Морис Коэн. Управляющим резидентуры НКВД в Испании в то время являлся А. Орлов, он же управлял всеми операциями по ликвидации фаворитов испанских троцкистов и был основным советником по безопасности у испанских республиканцев.

В июле 1938 года, Орлов сбежал во Францию, прихватив с собой кассу резидентуры, Эйтингона утвердили основным резидентом, к тому моменту в войне наступил переломный момент. Осенью франкисты при поддержке частей германского легиона "Кондор" занимают оплот республиканцев Барселону. Броско, что вкупе с франкистами, одним из первых в захваченную Барселону попадает военный корреспондент «Таймс» Гарольд Филби. Он же Знаменитый Ким Филби член «кембриджской пятерки», которого Эйтингон в августе 1938 года, после вероломного бегства Орлова принял на связь через Гая Берджеса.

Кроме сохранения «кембриджской пятерки», Эйтингону в Испании, также удалось приобрести неплохой опыт управления партизанским движением, организацией разведывательных и диверсионных групп, который понадобился ему спустя всего два года, в борьбе с германским фашизмом. Некие из участников войны в Испании, члены интербригад в предстоящем воспримут конкретное роль в операциях русской разведки. К примеру, Давид Альфаро Сикейрос, мексиканский живописец, в 1940 году воспримет роль в операции против Троцкого. Многие интербригадовцы составят костяк знаменитого спецназа ОМСБОН, под управлением генерала П Судоплатова. Это также испанские награды Эйтингона.

ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особенного предназначения) была сформирована в 1-ые деньки войны с нацистской Германией. В 1942 г. формирование вошло в состав 4-го управления наркомата. С первого и до последнего денька войны управлял этой спецслужбой генерал П. Судоплатов, а его заместителем был Эйтингон.

Из всех русских разведчиков только Эйтингон и Судоплатов были награждены орденом Суворова, который вручался полководцам за полководческие награды. Разработанные и удачно проведенные ими операции «Монастырь» и «Березино» вошли в учебники по военной разведке и стали ее классикой.

Обретенный во время войны опыт употреблялся русской разведкой и в течение многих лет войны прохладной. Еще в 1942 году, находясь в Турции, Этингон организовал там широкую агентурную сеть, которая была интенсивно задействована после войны для проникания в боевые организации на местности Палестины. Данные добытые Эйтингоном в 1943 году, когда он находился в командировке на северо-западе Китае посодействовали Москве и Пекину обезвредить диверсионные группы, действовавшие в этом стратегически принципиальном районе Китая под управлением британской разведки.

До октября 1951 года Эйтингон работал заместителем Судоплатова, управляющего службы диверсий и разведки МГБ (с 1950 г. — Бюро по диверсионной работе за границей). Не считая этой работы, он также управлял проведением противотеррористических операций на местности СССР. 28 октября 1951 года, возвратившись из Литвы, где он участвовал в ликвидации банд лесных братьев, генерал Эйтингон был арестован по обвинению в «заговоре МГБ». 20 марта 1953 года, после погибели Сталина его освободили, а через четыре месяца, 21 августа, он был арестован вновь, сейчас по делу Берии.

На долгие 11 лет Эйтингон перевоплотился из «сталинского разведчика» в «хрущевского политического узника». На свободу Наум Эйтингон вышел 20 марта1964 года. В кутузке он перенес томную операцию, докторам удалось его спасти. Перед операцией он написал Хрущеву личное письмо, в каком коротко обрисовал свою жизнь, годы службы и годы проведенные в кутузке. В послании Хрущеву он отметил, что находясь в заключение он растерял здоровье и последние силы, хотя мог бы все это время работать и приносить стране пользу. Он задавал Хрущеву вопрос: «За что меня осудили?» В заключении собственного письма, он призвал фаворита партии высвободить осужденного на 15 лет Павла Судоплатова, окончив послание словами: «Да здравствует коммунизм! Прощайте!».

После освобождения Эйтингон работал редактором и переводчиком в издательстве «Международные отношения». Погиб именитый лазутчик в 1981 году и только через 10 лет после его погибели, в 1991 году он был на сто процентов реабилитирован, посмертно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,167 сек. | 11.35 МБ