Ленин не был ни стяжателем, ни деспотом. Это был умный и образованный человек, величавый труженик, преданный собственному делу, которое он считал справедливым

Ленин не был ни стяжателем, ни тираном. Это был умный и образованный человек, великий труженик, преданный своему делу, которое он считал справедливымСейчас – годовщина со денька рождения Владимира Ильича Ленина – человека, считающегося миллионами людей по всему миру одним из самых величавых политиков последних веков.

Смолкает послеперестроечная антисоветская истерия. Из сознания российских людей равномерно вымываются непонятные необоснованные выдумки о Ленине, сделанные в 1980-е годы во всем узнаваемых кругах с одной только целью – ради ликвидирования СССР.

Ленин был умным, сильным, разноплановым человеком, находящимся в сверхсложной ситуации и смогшим впору войти в огромную игру, стать серьёзным политическим игроком и вернуть распадающуюся, гибнущую в безначалии страну – потому что он это осознавал в тех критериях.

Ученый Сергей Георгиевич Кара-Мурза так оценивает историческую фигуру Ленина:

“Когда погиб Ленин, Есенин написал: “Того, кто выручил нас, больше нет”. Сейчас нам нужно это осознать — не для того, чтоб разобраться в наших эмоциях “любим — не любим”, а ради познания.

Российская революция — главное событие ХХ века. Она — стартер мировой революции “крестьянских” государств, изменившей все мироустройство. Китай, Индия, Латинская Америка — ее малыши. Она — конец модерна, за этим порогом все пошло не потому что предписано в проекте Просвещения. На мировую арену вышла доиндустриальная цивилизация, идущая в обход западного капитализма. Это — цивилизация фермеров и этносов, отвергнувшая господство штатского общества и штатских наций.

Мы, Наша родина, и на данный момент живем в этой революции. Крах русского строя в его первой версии — ее эпизод, сейчас — только начало этого эпизода. Если мы желаем выжить как люд и как страна, нужно знать и осознавать эту революцию. Ленин — ее продукт и ее творец, ее теоретик и конструктор. Он — ключ к познанию и осознанию. Наша неудача, что Ленин и его соратники не имели времени, чтоб ясно обрисовать свое дело и тем паче осознать его, они следовали неявному познанию.

Эйнштейн в физике “сначала находил, позже искал”. Они находили, а находить не было времени. Нам нужно реконструировать ход их мысли и дела. Эту возможность мы получили только на данный момент, когда сникла русская идеология, превратившая “для полезности дела” Ленина в икону, и когда выдохся антисоветский темный миф о Ленине. Юным необходимо прохладное и достоверное познание, им разгребать руины и строить на пепелище — а главные удары еще впереди.

Вот условия для разумных суждений:

— Отделять свои нравственные оценки от фактов. Допустим, вы считаете священной собственность помещиков на землю, но нужно признать, что фактически все фермеры (85% населения) считали ее нелегальной.

— Политика нужно оценивать в реальных координатах, ассоциировать не со святыми, а с теми, кто в тот период воплощал другие проекты. Для Ленина мы имеем таковой ряд: Керенский (либералы-западники), Деникин (”белые”), Савинков (эсеры), Махно (анархисты) и Троцкий (коммунисты-космополиты). Монархисты к концу 1917 г. уже сошли с арены, даже Столыпин стал историей. Грезить о “добром царе” — детская забава. Все животрепещущие фигуры “предъявили” свои проекты, люди попробовали их на зуб, а не изучали в кабинетах. Отрицаете Ленина? Скажите, с кем бы вы были и почему.

— Не нужно копаться в мелочах. Нужно сопоставить два основных проекта, два вектора, задававших Рф различные (и расходящиеся!) цивилизационные пути. Один проект подразумевал построение в Рф страны западного типа с рыночной экономикой. Его воплощали поначалу Керенский, а позже Деникин и Колчак. Это Февраль, “белые”. Другой проект — русский, его воплощал Ленин. Это — Октябрь, “красные”.

Эти проекты Наша родина сравнила не в теории, не по книжкам, а на опыте. С февраля по октябрь 1917 г. — в мирных критериях сосуществования Временного правительства и Советов. Керенский проиграл вчистую. Под давлением и при участии Запада блок кадетов и эсеров попробовал возвратить власть военным методом, сопоставление проектов происходило в форме штатской войны. За н
ей следила вся Наша родина, и военное соревнование белоснежные также проиграли вчистую.

Нужно прислушаться к воззрению протцов, для которых, как народу, этот выбор был вопросом жизни и погибели. Совсем непринципиально, какой из проектов нам сейчас нравится больше. Принципиально не сейчас, а тогда.

О ценностях мы не договоримся, сытый голодного не разумеет. Даже если на данный момент захотелось жить по-другому, по-рыночному, плевать в прошедшее неразумно, если мы желаем ужиться на одной земле.

О личности Ленина гласить не стоит. За ним не увидено пороков, которые разъясняли бы его мысли и дела. Он не был ни стяжателем, ни деспотом. Это был умный и образованный человек, величавый труженик, преданный собственному делу, которое он считал справедливым. Многие сейчас считают его дело несправедливым. Пусть так. Но Ленин сделал свое дело профессионально, с огромным фуррором — так давайте брать у него пример конкретно в этом.

Ленин заходил в мировую элиту социал-демократов, в “политбюро” 2-ой партии в двухпартийной системе грядущего Мирового правительства. Он искрометно выполнил последний завет Маркса — умственно разгромил народников с их доктриной революции “не по Марксу” и развития “по некапиталистическому пути”. Но, поняв смысл революции 1905 года, Ленин сделал конкретный сдвиг в обеих плоскостях раскола Рф — он встал в ряды простонародья против сословной элиты и в стан почвенников против западников. За это одни его возненавидели, а другие — полюбили. Что касается нрава, то Сергей Есенин, поэт не приобретенный, о Ленине написал: “Слегка жесток и лаского мил”. А в другом месте: “Застенчивый, обычной и милый, Он вроде сфинкса предо мной.”

На какое-то время в Рф стали веровать Волкогонову больше, чем Есенину, но это время проходит. Означает, будем гласить о делах. Нужно прислушаться к носителям художественного чувства. Были те, кто не мог терпеть Ленина, как Бунин. Были те, кто его принял, как избавление — Блок, Есенин, Шолохов. Нужно вдуматься в мотивы и тех, и других.

А кто считает себя западником, пусть почитает современников Ленина, которые следили его проект лично — Бертрана Рассела и Ганди, Грамши и Кейнса. В 20-е годы Кейнс работал в Москве и произнес, что Наша родина тогда была главной лабораторией жизни. Она, как никто, была близка и к земле, и к небу. А Ленин “соединил то, что в душе европейца издавна помещено в различные уголки души — бизнес и религию”. В том смысле, что соединил чисто земные задачки с высшими эталонами.

Все это — урок истории, его нужно освоить независимо от сегодняшней позиции каждого. Но это 1-ое приближение. Нужно осознать, что все-таки такового ценного сделал Ленин, за что его уважали многие достойные и умные люди в мире и обожала большая часть народа Рф. И что он сделал не так, из-за чего антисоветские силы через 70 лет одержали верх. Разговор тяжелый. Сегоднящая антиленинская кампания нерадива и нанесла всем большой вред. В ней не было разумной критики, и все сложные препядствия так принижались, что мы отвыкли ставить вопросы даже самим для себя.

Вспомним ситуацию. С конца ХIХ века Рф приходилось сразу догонять капитализм и удирать от него. Она очень раскрылась Западу, а он не вожделел и уже не мог “принять” ее. В Рф складывался периферийный капитализм, и это было “исторической ловушкой” — истощением с утратой собственной цивилизационной идентичности. Появились грешные круги, которые не удавалось порвать — даже разумные меры правительства усугубляли положение. Замаячила революция как выход через катастрофу. Было несколько проектов, все их перепробовала Наша родина: Столыпин, либералы, эсеры, социал-демократы и большевики. Каждый проект отражался в другом, любая беда обогащала познанием. Удачным был проект Ленина. Этот выбор вынашивал весь люд, все оппоненты и противники. В этом рывке было изготовлено много открытий всеобщего значения. Сейчас наше общество духовно больно — элита, вскормленная величавыми делами планетарного масштаба, эти дела собственного народа старается принизить и оплевать.

В базе русского проекта был крестьянский общинный коммунизм (”Толстой — зеркало российской революции”). Маркс считал его обскурантистским, он исходил из того, что крестьянство должно пропасть, породив сельскую буржуазию и пролетариат. В это верили и Столыпин с кадетами, и сначала Ленин. Его подвиг в том, что он преодолел давление марксизма, при всем этом отыскал такие резоны, что стал не пророком-изгоем, каких много, а вождем масс.

Чаяниям российского крестьянства и
рабочих Ленин отдал язык, облек их в сильную теорию. Вспять из кризиса не выходят, и ленинизм соединил общинный коммунизм с эталонами Просвещения, что позволило Рф не закрыться в общине, а сделать индустрия и науку — минуя котел капитализма. Это был новаторский проект, и он реализовался — на целый исторический период. И Победа, и Космос, и тот припас культурной прочности, на котором мы переживаем сегодняшний кризис — результаты того проекта. Ленин — мыслитель, конструктор грядущего и виртуозный политик. В каждом плане у него есть чему обучаться, он был творец-технолог, мастер.

Он создавал крепкие мыслительные конструкции и поэтому был свободен от доктринерства. Он брал главные, мощные процессы и явления, взвешивал их верными гирями. Анализируя в уме свои модели, он так стремительно “проигрывал” огромное количество возможных ситуаций, что мог точно нащупать грань вероятного и допустимого. Он не влюблялся в свои идеи и доводил сканирование действительности до отыскания всех укрытых ресурсов. Потому главные решения Ленина были нетривиальными и сначала вызывали сопротивление партийной вершины, но находили поддержку снизу.

Ленин умел работать с неопределенностью, препарировал ее, взвешивал опасности. В методологии науки труды Ленина приводятся как канон научного текста, из которого изгнаны все “идолы”. А поглядите на тексты современных политиков, начиная с Горбачева, в их кишат все “идолы” — рынка, площади и театра. Наше национальное несчастье в том, что непереносить стали даже не столько Ленина-политика, сколько ленинский тип мышления и миропонимания. Этот тип мышления нам нужен крайне, но если вокруг разлита ненависть, он не появится.

Предвидения Ленина реализовались с высочайшей точностью (в отличие от Маркса). Читая его рабочие материалы, приходишь к выводу, что дело здесь не в особо сильной интуиции, а в способе работы и в типе мыслительных моделей. Он мыслил уже в категориях постклассической науки становления, лицезрел общество как неравновесную систему, как переходы “порядок-хаос”, остро ощущал пороговые явления и кооперативные эффекты. Исходя из трезвой оценки динамики реального, он “проектировал” будущее и в моменты острой непостоянности подталкивал действия в подходящий коридор. В овладении этим умственным арсеналом он опередил время практически на целый век. В этом плане Сталин был его учеником.

Ленин выдвинул и частью разработал с десяток базовых концепций, которые и задали стратегию русской революции и первого шага строительства, также мирового национально-освободительного и левого движения. Тут отметим только те, которые русская история оставила в тени.

1. Ленин достигнул “права российских на самоопределение” в революции, другими словами на автономию от основных догм марксизма. Это обеспечило поддержку либо нейтралитет мировой социал-демократии. Он преодолел цивилизационную раздвоенность Рф, соединив “западников и славянофилов” в русском проекте. На полста лет была нейтрализована русофобия Запада.

2. Создавая Коминтерн, Ленин поднял делему “несоизмеримости Рф и Запада”, делему обоюдного “перевода” понятий обществоведения этих 2-ух цивилизаций. Она осталась неразработанной, но как нам не хватало в 80-90-е годы хотя бы главных ее положений! Ну и на данный момент не хватает.

3. Ленин поднял и, в общем, удачно решил делему выхода из революции (ее обуздания). Это еще труднее, чем начать революцию. Штатская война была остановлена резко, ее переход в “молекулярную” форму сгубил бы Россию. Вот поэтому Есенин произнес, что Ленин “спас нас”. Системность мышления и чувство динамики нелинейных процессов дали силу политическим технологиям Ленина.

4. Ленин предложил метод “пересобрать” российский люд после катастрофы, а потом и вновь собрать земли “Империи” на новейшей базе — как СССР. Метод этот был так базовым и новаторским, что приводит современных профессионалов по этнологии в восхищение, ведь опыт ХХ века показал, какой мощью обладает взбунтовавшийся этнический национализм. Что не удалось сделать Ленину, нужно сказать не для баланса, это уже задачки для нас. Ленин предугадал (как позднее и Сталин), что по мере развития русского общества в нем будет возрождаться сословность (”бюрократия”), и сословные притязания элиты создадут опасность для строя. Так и вышло. Никаких мыслях о том, как этому можно противодействовать, Ленин не выдвинул (как и Сталин). Не выдвинуто их и до сего времени, и угроза Рф со стороны “элиты” вырастает.

Ленин пр
еумножал устойчивость миропонимания трудящихся и рациональность публичного сознания, его детерминированность соц отношениями. Он не придал адекватного значения тому культурному кризису, который был должен аккомпанировать индустриализацию и резвую смену стиля жизни большинства населения. Этот кризис свел на нет тот общинный крестьянский коммунизм, который скреплял мировоззренческую матрицу русского строя. Требовалась смена языка и логики легитимации общественного порядка СССР, но эта задачка даже не была поставлена в проекте Ленина, к ней не готовилось ни правительство, ни общество. Потому кризиса 70-80-х годов СССР не пережил.

В конце концов, Ленин, разрешив срочную задачку сборки СССР, не учел тех процессов в государственном самосознании народов СССР, которым содействовало огосударствление этносов. В период сталинизма возникавшие при всем этом задачи разрешались чрезвычайными методами, а с конца 50-х годов контроль за их развитием был утрачен. Эта принципиальная для многонациональной страны неувязка в проекте Ленина не была даже названа, надежды возлагались на консолидирующую силу соц отношений. Эти задачки легли на плечи сегодняшних поколений.”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,242 сек. | 11.32 МБ