Леонид Ивашов: «России нужно наступать, штурмовать, тем паче когда рядом – и Китай, и Индия»

Леонид Ивашов: «России надо наступать, атаковать, тем более когда рядом – и Китай, и Индия»Хвалебно для русской наружной политики, управляющим которой является глава страны, что мы наконец говорим языком Устава Организации Объединенных Наций, выступаем против вооруженного вмешательства и говорим о том, что право выбора власти остается за сирийским народом, что, фактически говоря, Путин и выделил.

Конкретно Запад является виновником того, что случилось с Сирией и Ливией

Более того, Путин прав в том, что сейчас просто смена одной власти на другую насильным методом, на чем и настаивает Запад во главе с Соединенными Штатами, приведет к нескончаемой эскалации войны. Ведь у Башара Асада довольно много приверженцев, они сейчас составляют большая часть населения. Потому если сейчас насильным методом придет другая сила – сила, привнесенная в страну на штыках, на баксах, – другими словами вариант большой штатской войны на долгий срок. Далековато не все смирятся с приходом новейшей власти, тем паче не смирятся с таковой насильной подменой. И в этом Путин прав. Я говорю снова: слава Богу, мы начинаем апеллировать к курсу Организации Объединенных Наций, но пока в таком оборонительном виде. Ведь сейчас Рф нужно наступать, штурмовать, тем паче когда рядом – и Китай, и Индия, и многие страны мира.

Таким макаром, есть значимые подтверждения наружного вмешательства, при этом вооруженного вмешательства. Есть и подтверждения того, что Запад и ряд арабских государств интенсивно вооружают боевиков, собирают их по всему региону и направляют их туда. Потому нужно на Совете Безопасности ООН подымать вопрос о вмешательстве во внутренние дела суверенного страны, осуждать его. Нужно продвигать резолюцию. Она, естественно, не пройдет, но, все же, нужно пробовать ее продвинуть, дискуссировать вмешательство ряда западных и арабских государств конкретно во внутренние дела, а это – нарушение 2-ой статьи Устава ООН. И вообщем стоит развернуть риторику как раз в том направлении, что Запад провоцирует войну, разрушает целые страны и т. п. Т. е. необходимо проводить неплохую аргументацию в этом пропагандистском плане, что конкретно Запад является виновником того, что случилось с Сирией и Ливией. Путин боится, но он недоговаривает то, кто организует этот хаос, эту штатскую войну и каким образом. Кто? Нужен источник.

За стол переговоров может сесть та часть оппозиции, которая не приглашала вооруженную интервенцию

Когда наши министр зарубежных дел и президент молвят о равной ответственности, о том, чтоб оппозиция и власть сели за стол переговоров, то с этим я не согласен. Откуда у оппозиции появилась целая армия? Они целых 30 лет прятали под подушками автоматы? Дальше необходимо использовать информацию, в особенности нашим СМИ, о том, что на данный момент 1,5 млн человек вышли протестовать в Испании. Тогда ставится вопрос: если вы вооружаете сирийскую оппозицию, то нам – вооружать испанскую?.. Необходимо более интенсивно, наступательно вести. Таково мое мировоззрение.

За стол переговоров может сесть та часть оппозиции, которая не приглашала вооруженную интервенцию, которая не выступает за вооруженное насилие, которое творится в стране. Там есть много конструктивных людей. Необходимо их вычленить, тех, у кого руки не в крови, т. е. политическую оппозицию. С ними, естественно, можно садиться за стол переговоров, но должны быть посредники. А о чем необходимо договариваться? Нужно условиться о процессе демократизации, который был запущен Хафезом Асадом. Нужно следовать этим методом: пожалуйста, состоялись парламентские выборы, новое правительство, президентские выборы – и решайте там. Но этого не хотят, так как знают, что у Башара Асада есть огромные шансы остаться президентом. Потому они на это не идут. Нужно заставлять, чтоб процесс перебежал в политико-демократическое русло, – то, что и предлагал Асад.

Сбалансированность сирийского общества и религиозного общества и пугала Запад

Ранее Сирия была довольно цельным светским государством, власть была выставлена на балансе политических и религиозных сил. Поглядите, даже при Хафезе Асаде, а позже и п
ри Башаре Асаде алавиты занимали высшие посты, но ведь силовой блок был отдан Мустафе Тласу, он 30 лет был министром обороны. Были и курды в правительстве. Один из последних министров образования – сирийский засол в Рф Хасан Рише, превосходный человек и ученый. Он – православный человек, и супруга у него правоверная.

Сбалансированность сирийского общества и религиозного общества и пугала Запад. Сирия является тем примером, где уживаются разные конфессии, разные внутриконфессиональные течения. Потому Башар Асад, когда действия только начались, предложил огромную программку демократизации страны. Я участвовал в ее обсуждении, гласил с самим Башаром Асадом. Все замечательно предлагалось: закон о СМИ, о политических партиях, о выборах… Чего не хватало? Обсуждайте, принимайте. И президент готов идти на выборы. Но когда он запустил этот процесс, южноамериканский и французский послы рванули в Хомс, на публике наплевав не только лишь на утомившись, да и на дипломатичный этикет, стали призывать оппозицию не идти ни на какой диалог с Башаром Асадом, не идти на обсуждение проектов, только долой! Это – южноамериканская методология, разработанная в Институте Эйнштейна Джином Шарпом. Там все прописано. Когда что-то происходит, открываешь брошюру и находишь источник.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,101 сек. | 11.26 МБ