Летучая мышь либо полевая мышка? Непонятный вариант реформирования спецназа (‘The Jamestown Foundation’, США)

Самыми соответствующими чертами русской военной реформы являются её непредсказуемый нрав и беспорядочность реализации. Таковой подход оставляет офицерам возможность только гадать о собственной судьбе и о том, с какими ещё сюрпризами они, может быть, повстречаются в дальнейшем. Последней жертвой этого безостановочного процесса стал спецназ ГРУ (ГРУ — главное разведывательное управление, спецназ — войска специального предназначения), элитные части, находящиеся под командованием Головного разведывательного управления Генерального штаба. Типичным подарком к 60-летию, стало для спецназа заявление Министерства обороны от 24 октября о переподчинение войск специального предназначения оперативно-стратегическим командованиям, что практически значит передачу из подчинения Генеральному штабу в ведение командования Сухопутных войск. Пресс-секретарь министерства обороны, подполковник Сергей Власов, заявил «Интерфаксу»: «В процессе реформы Вооружённых сил, отдельные бригады спецназа передаются в подчинение командующих объединёнными стратегическими командованиями» (Интерфакс, 25 октября).

Летучая мышь или полевая мышка? Сомнительный вариант реформирования спецназа ('The Jamestown Foundation', США)

22 октября в репортаже телеканала «Звезда», который контролируется Министерством обороны, были показаны учения спецназа в Самарской области, но никаких упоминаний о реформе изготовлено не было. Критически настроенные к решению передать спецназ в подчинение Сухопутных войск СМИ отметили, что министр обороны, Анатолий Сердюков, не издал обыденного приказа с поздравлением спецназа с проф праздничком. Ни он, ни другие высокопоставленные военные, к примеру, начальник Генерального штаба, генерал армии Николай Макаров, командующий Сухопутными войсками, генерал-полковник Александр Постников, не присутствовали на официальных мероприятиях, посвящённых Деньку спецназа. (К праздничку был издан особый поздравительный приказ командующего Сухопутными войсками — прим. пер.). Исключительно в ИТАР-ТАСС мимоходом было упомянуто, что структурные преобразования окончены, тем отметив, что спецназ переподчинён Сухопутным войскам. Было процитировано заявление заместителя начальника штаба по разведке, полковника Владимира Мардусина (так в тексте, по сути: начальник разведки — заместитель начальника Головного штаба Сухопутных войск полковник Владимир Марусин — прим. пер.), который подтвердил, что с этого момента спецназ подчиняется командованию военных округов либо оперативно-стратегических командований.

Корреспондент Русской газеты представил, что офицеры-спецназовцы очень недовольны таким витком военной реформы, считая, что будет нереально приготовить спецназовца, разведчика-диверсанта, за год срочной службы. Существует также огромное количество других опасений, касающихся структурных реформ войск специального предназначения. К примеру, следует ли исключить парашютную подготовку? Каким образом будет поддерживаться высочайший уровень подготовки? Иллюстрируя недовольство реформой посреди офицеров-ветеранов спецназа, Птичкин иронизирует: «До этого времени эмблемой военной разведки была летучая мышь. Но в скором времени придётся поменять силуэт бесшумного ночного охотника изображением сероватой мышки-полёвки — милого и безопасного грызуна».

В газете «Известия» в ноябре 2009 года Дмитрий Литовкин представил, что спецназ будет переподчинён командованию Сухопутных войск. Отметив расформирование 3-й, 12-ой и 67-ой отдельных бригад спецназа, и предположив, что 16-ю бригаду может постигнуть та же судьба, Литовкин и Игорь Коротченко связали переподчинение спецназа командованию военных округов со слабенькими плодами, которые показали ГРУ и спецназ в процессе российско-грузинской войны в августе 2008 года. («Известия», 6 ноября 2009 ). Реформирование спецназа было отчасти порождено исследованием итогов этого конфликта, а отчасти — логикой самой военной реформы, по которой эти силы должны находиться в распоряжении командования Сухопутных войск. Чувственно защищая классическую структуру спецназа, Птичкин упоминает об удачной о
перации по предотвращению захвата грузинскими войсками Рокского туннеля в августе 2008, но, он обходит молчанием несколько возмутительных ошибок ГРУ при проведении разведки в процессе конфликта, которые, а именно, привели к тому, что русская авиация бомбардировала неиспользуемые грузинскими ВВС аэродромы.

Уже стало обычным, когда деяния по военной реформе предпринимаются внезапно и без разъяснений. Не было предпринято никаких акций по объяснению реформы спецназа, причём даже для тех, кого она впрямую касается — для офицеров. Критика последних инициатив в особенности остро звучит от отставников (офицерам находящимся на военной службе запрещено критиковать реформы), которые винят Сердюкова в том, что он разрушает армию. Что можно утверждать определённо, так это то, что «новый взгляд» сам по для себя повсевременно изменяется и как-то эволюционирует в отсутствие какого-нибудь общего плана, а трудности, требующие решения выявляются по ходу дела. Соответственно, опаски, что летучая мышь ГРУ будет заменена сероватой мышкой, настолько же основательны, как и догадки полковника в отставке Анатолия Цыганка, что «новый взгляд» является в главном пластической операцией («Время новостей», 3.12.2009). Многие из реформаторских инициатив непонятны не только лишь критикам реформы, да и самим создателям, которые признают, что не всегда могут предсказать, к чему приведёт то, либо другое их действие.

Очевидно, этот странноватый случай, очень запоздавшей реформы спецназа, не только лишь подчёркивает настрой реформаторов действовать с учётом уроков грузинской войны, да и указывает, что и оценка «уроков», и модель реформы производятся несколькими группами. Это также подтверждается рядом ошибок, изготовленных в процессе реформы. Заслушанный на закрытом заседании комитета Гос думы по обороне в конце октября, генерал Макаров похоже отказался от собственной идеи — проведения огромного количества оперативно-стратегических учений. С начала реформы уже проведены такие учения: «Кавказ», «Лагода» (так в тесте, по сути — «Ладога-2009» — прим. пер.), «Запад-2009» и «Восток-2010». Более того, кажется, Макаров сообразил, что проф эталоны и уровень подготовки офицеров неадекватны, а проведение таких учений даёт оборотный итог, потому что командиры растрачивают сверхизбыточно много времени для подготовки собственных подразделений к решению специфичных задач таких масштабных учений. В 2011 году планируется проведение только одни оперативно-стратегические учения — «Центр-2011», чтоб бросить больше времени на методологическую подготовку обучения боец, персональную и групповую подготовку военнослужащих в подразделениях. Более того, больше времени будет уделено подготовке самих учителей, т.е. командиров взводов, рот, батальонов и бригад. Таковой подход, оставляющий за бортом классические «шоу для генералов», может быть, приведёт к реальному улучшению боевой подготовки, и, может быть, поможет устранению геополитических разногласий, порождённых неправильной интерпретацией рядом государств тех сигналов, которые Наша родина посылала проведением широкомасштабных учений («Независимое военное обозрение», 29 октября 2010 года).

Организационные преобразования не означают проведение глубочайших системных реформ, и конфигурации спецназа, могут оказаться наименее разрушительными, чем боятся критики. Но такие преобразования не реализуются обычной перетасовкой карт. Это указывает, что сами реформаторы имеют карт-бланш производить любые шаги, которые сочтут необходимыми. Кроме этого, в военных кругах вызывает тревогу вопрос, какие структуры последующими попадут под гребёнку реформирования: может быть, последующей целью являются ГРУ, либо Генштаб?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,119 сек. | 12.96 МБ