Ливия и доктрина Сороса (“FrontPageMagazine.com ”, США)

Ливия и доктрина Сороса (“FrontPageMagazine.com ”, США)Резолюция 1973 Совета Безопасности ООН, которая разрешает создание бесполётной зоны над Ливией и защиту штатских лиц всеми необходимыми средствами, является кульминацией десятилетней борьбы за радикальное усиление способностей ООН вмешиваться во внутренние дела суверенного страны через применение доктрины “Обязанность Защищать” (“Responsibility to Protect” — R2P). Логично, что за этой инициативой стоят некие из обыденных подозреваемых: советник Совета государственной безопасности Саманта Пауэр и её покровитель Джордж Сорос. Их призыв предупредить нарушения прав человека средством военного вмешательства маскирует программку решительно поменять понятие муниципального суверенитета и позволить Организации Объединённых Наций, по существу, поглотить южноамериканские вооружённые силы.

В памятной записке 2008 года, сделанной Фондом наследства (The Heritage Foundation) по доктрине «Обязанность Защищать», ясно формулируется один из самых небезопасных качеств доктрины: “R2P отлично уступил бы муниципальный суверенитет США и власть по принятию решений относительно главных компонент государственной безопасности и наружной политики и подчинил бы их прихотям интернационального сообщества”. То, что, как мы лицезреем, разворачивается сейчас в Ливии, может быть очень неплохим прецедентом для этой доктрины: Организация Объединённых Наций "взяла в долг" южноамериканские вооружённые силы, чтоб провести в жизнь идею "обязанности защищать" от Каддафи. Тогда и вызывает глубокую озабоченность ещё один вопрос: может ли ООН также "заимствовать" южноамериканские и другие западные вооружённые силы в дальнейшем, чтоб навязать свою волю государствам-членам, которые, как она ощущает, не соответствуют туманной идее ООН об обязательствах страны?

До того как мы исследуем составляющие этого потенциально чертовского сценария, нужно малость вспомнить историю. Доктрина «Обязанность Защищать», которая сознательно туманно и непонятно сформулирована, не нова. Факт, что вторжение Гитлера в Судеты было оправдано “гуманитарными причинами”. Пропагандистская машина Гитлера сделала атмосферу массовой истерии в Германии, неверно обвиняя Чехословакию в злодеяниях против этнических германцев. Гитлер провёл переговоры с Невиллом Чемберленом на том основании, что он собирается вмешаться, только чтоб спасти жизни. Чемберлен, может быть, и не купился на ересь Гитлера, но, все же, Мюнхен состоялся.

В течение последующих 50 лет доктрина применялась спорадически, так как военное вмешательство хоть какого вида во время прохладной войны рисковало вызвать ядерную конфронтацию. Хотя, к примеру, русское вторжение в Афганистан оправдывалось Москвой как "гуманитарная" акция. Было и несколько других случаев.

Как Русский Альянс пропал, в 1990-ых была уйма ситуаций которые стимулировали дебаты в ООН по способности использования гуманитарных интервенций, для того чтоб помешать правительствам убивать их собственных людей. Особенная природа таких интервенций отдала шанс людям, которые желали ввести, кодифицировать интервенции ООН в международное право. Большая часть этих самых людей также признают гуманитарную интервенцию средством общего усиления роли ООН и ослабления суверенитета государств.

История «Обязанности Защищать» подтверждает это. Интернациональная Комиссия по вмешательству и муниципальному суверенитету (International Commission on Intervention and State Sovereignty — ICISS) была сформирована ООН на «саммите тысячелетия» в сентябре 2000-го с мандатом — "содействовать всестороннему дискуссии отношений меж вмешательством и суверенитетом, в целях заслуги глобального политического согласия по тому, как двигаться от полемики к действию в границах интернациональной системы”.

В декабре 2001 г. ICISS выпустил отчёт, нареченный “Обязанность Защищать”, который заключал внутри себя “представления особых уполномоченных о вмешательстве и муниципальном суверенитете и их советы для практических действий”. Документ был ориентирован в ООН для обсуждения и одобрения.

В ООН горячие острые дебаты разгорелись по самому понятию R2P (сейчас уже официальному наименованию “гуманит
арной интервенции”), линия раздела проходила в главном меж промышленным Западом и бедным Югом. Бывшие колонии лицезрели в R2P только юридический повод Западным державам вторгнуться в их, в то время как Запад, включая Соединённые Штаты, рассматривал R2P как массивное орудие, чтоб предупредить ещё одну Руанду.

Председателем ICISS был Гарет Эванс, прошлый министр зарубежных дел Австралии, чьи мысли в отчёте, и, а именно, о суверенитете, изложены тщательно. Г-н Эванс стремился перевернуть дебаты по суверенитету “с ног на голову”, характеризуя его [суверенитет] не как «право» страны на что-либо, а, быстрее, как их «ответственность» за защиту людей от серьёзных рисков”.

В чём состоит эта "ответственность", должно быть определено Организацией Объединённых Наций. Г-н Эванс подразумевает таковой мир, где суверенные страны не являются суверенными в том смысле, в каком мы осознаем этот термин. Вправду, Эванс предложил не что другое, как совсем новое определение суверенитета, как он это именует — “новый метод гласить конкретно о суверенитете”. Отправная точка, по его словам, то, что суверенитет “должен сейчас быть определён не как «контроль», как в столетний традиции Вестфаля, но, опять и опять, как «ответственность»”.

Не "право". Не "контроль". В последнем случае, г-н Эванс готов позволить странам сохранять свои границы, пока, хотя и это также может находиться под опасностью R2P. Можно представить для себя ООН, отнимающую у США право препятствовать миллионам нелегалов пересекать нашу границу: мы не имеем никакого "права" препятствовать голодным, отчаявшимся людям покушаться на наилучшую жизнь. Может ли наша пограничная политика нарушить доктрину R2P? Вправду, таковой аргумент уже приводился.

В 2004 году генеральный секретарь Кофи Аннан сделал особый комитет, чтоб разглядеть результаты деятельности ICISS и выпустить отчёт для ООН. Комитет по Угрозам, Дилеммам и Изменениям (Panel on Threats, Challenges, and Change) проглотил "новое" определение суверенитета и рекомендовал R2P к принятию как проводимую политику и закон. Их отчёт “Более неопасный мир: наша общая ответственность” рекомендовал, чтоб это была ответственность “каждого страны, когда дело доходит до людей, страдающих от предотвращаемой катастрофы, массовых убийств и насилия, этнических чисток, насильного изгнания и террора, и намеренного голода и эпидемий”.

Другими словами, "ответственность" перевоплотился из понятия 1990-х (что это дело мирового общества либо добровольческих коалиций, чтоб вмешаться там, где нужно, чтоб защитить невинных), в ряд правил, которым сами суверенные страны должны удовлетворять ООН, либо молот обвалится на их.

В прямом нарушении её собственного Устава, ООН собралась выступать как судья того, где суверенитет начинается и где завершается, отбрасывая пункт Главы 51-й о “неотъемлемом праве на самооборону”. Кабинет Специального Советника ООН по Предотвращению Геноцида ясно даёт осознать это. Мысль суверенитета отдельного страны отодвигается на задний план решением ООН: “Суверенитет больше не является только защитой страны от вмешательства снаружи; он является обязанностью страны нести ответственность за благосостояние его граждан”.

Может ли R2P быть применен неприятелями Израиля для борьбы с еврейским государством во время его войны за национальное выживание против палестинцев? Это уже стало реальностью. Михаэль Рубин, пишуший в «Commentary Contentions», докладывает, что заместитель премьер-министра Турции Булан Арнс произнес на прошлой неделе: “Нам бы хотелось, чтоб ООН приняла такие же резолюции, и страны предприняли меры по поводу инцидентов в Секторе Газа, Палестине и других областях”.

Можно ли этим разъяснить необычное решение Лиги арабских стран позволить R2P для вмешательства в Ливии? Вспомните, что Лига арабских стран, Африканский альянс и другие бессчетные региональные организации развивающихся государств сначало выступали против понятия R2P. Могла ли перспектива вмешательства ООН в Сектор Газа поощрить Лигу арабских стран поддержать ливийскую авантюру?

Даже если это не так, то будьте убеждены, что в последующий раз, когда Израиль будет обязан защищать себя вводом войск в Сектор Газа и захватом террористов, которые нападают на него, Лига будет орать, добиваться интернационального ответа на "злодеяния". Она будет утверждать, что Израиль не делает свои "обязанности" защищать палестинцев. Таковой аргумент уверит многих, в особенности тех, кто предрасположен сначала неперенос
ить Израиль. США тогда окажутся в незавидном положении из-за того, что будут обязаны в Совете Безопасности наложить вето на такие действие, подставляя себя под обвинения в лицемерии.

Наложили ли бы мы вето на такую резолюцию? Беря во внимание воздействие советницы Совета Государственной Безопасности Саманты Пауэр на Обаму, это очень непонятно. Пауэр — энергичный заступник R2P; её книжка 2002 года «A Problem from Hell» так впечатлила Обаму, что он пригласил Пауэр в свою команду в Сенате как консультанта по наружной политике. Она также недолговременное время во время [президентской] компании работала в его «мозговом центре» по наружной политике.

Ей также приписывают воздействие на президента, чтоб принять R2P как часть его наружной политики. Но её представления конкретно об Израиле должны касаться нас больше всего. У неё есть длиннющий послужной перечень антипатий к еврейскому государству. В привлёкшем обширное внимание и скурпулезно препарированом интервью Институту интернациональных исследовательских работ Беркли, Пауэр произнесла, что “гигантская сила защиты” средством “внешнего вмешательства” там, где "будет нужно", урегулирует дела меж израильтянами и палестинцами. Её несколько сумбурное и замудренное заявление о конфликте, все же, ясно винило Израиль в нарушении прав человека, которые гарантировали вмешательство (R2P) таким же образом, каким это сделал геноцид в Руанде.

Такое действие “могло бы означать отдаление внутренних получателей большой политической и денежной поддержки” и повлекло бы перенаправление млрд, которые США растрачивают на "сервис" израильских вооружённых сил, на "инвестиции" в палестинское правительство. Ясно, что Пауэр – тот человек, который с готовностью применил бы доктрину R2P к израильско-палестинскому конфликту. Но её антиизраильская позиция настолько явна, что хоть какой человек содрогнулся бы, только представив для себя на секунду, вроде бы это смотрелось в действительности.

В число защитников доктрины R2P входят бессчетные НПО (неправительственные организации), которые продвигают её по идейным причинам и также из-за грантов ООН и финансирования. Интернациональная Коалиция за «Обязанность Защищать» соединяет воединыжды многие из этих неправительственных организаций под одним зонтом, где они могут быть более действенными и при лоббировании собственных интересов в ООН и при «тряске» интернационального валютного дерева. В перечне участников – «Who’s Who of internationalists», «Who’s Who of worlders» и левые «Utopians», включая «Oxfam», «Citizens for Global Solutions», «International Crisis Group», «World Federalist Movement», «Human Rights Watch» и «Stanley Foundation».

Что общего имеют все эти группы, так это общее желание повредить либо существенно уменьшить суверенитет государств. И ещё — возвышающегося над всеми ними их головного финансиста и вдохновителя — Джорджа Сороса и его «Институт открытого общества».

Сильно мало колебаний в том, что Сорос издавна понял ту власть, которую представляет обширное международное движение, и которая могла бы приблизить выполнение его мечты о конструктивном изменении границ муниципального суверенитета, позволяя, таким макаром, утвердиться новейшей экономической и денежной системе. Он именует себя “государственным деятелем, не имеющим гражданства”, что является красивым описанием того мира, в каком он желает, чтоб мы жили.

В дополнение к тому, чтоб быть главным инвестором «Глобального Центра за «Обязанность Защищать»», Институт открытого общества также в оказывает значительную поддержку другим НПО, которые входят в коалицию R2P, включая «International Crisis Group» (ICG) и «Human Rights Watch».

Для вас не надо соединять очень много точек, чтоб найти воздействие Сороса на администрацию Обамы. Саманта Пауэр работала в исполнительном комитете ICG («International Crisis Group») совместно с Соросом, пока она не ушла в ООН в 2009 году. И несколько членов внешнеполитической команды Обамы работали ранее в «Центре за прогресс Америки» (Center for American Progress) – мозговом центре, финансируемым Соросом.

Будущее R2P настало сейчас. Ситуация в маленькой африканской стране Кот-д’Ивуар развивается неконтролируемо по направлению к штатской войне с огромным потенциалом для злодеяний и массовых жертв посреди штатского населения. Несколько государств, включая Африканский альянс и неправительственные организации, вовлечённые в «движение» R2P, уже призвали к военному вмешательству, а ООН выразила свою "тревогу" относительно ухудшающейся ситуации.

Тем временем Башар Асад убивает демонстраторов на
улицах Сирии, и мир ничего не делает. Ясно, что R2P нуждается в четкой настройке. ICISS и группа ООН по R2P продвигают понятие "порогов", которые должны будут быть пересечены до того как какие-либо деяния будут рассматриваться, но ООН уже на данный момент должна принять какие-то чёткие правила о вмешательстве.

Пока это не будет изготовлено, Совет Безопасности будет бродить в мгле, путаясь и колеблясь в собственных действиях. Но настоящая опасность появится, если они когда-либо соберутся действовать все совместно и начнут всерьёз вмешиваться во все мировые жаркие точки. Данный широкий мандат R2P, который содержит в себе [защиту от] “голода и болезней” как обязанность государств-членов, очень расширяет перечень государств, в которые может быть проведена интервенция. И для приверженцев R2P это не является случайностью.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,143 сек. | 11.29 МБ