Ливия: после Каддафи

Ливия: после Каддафи

I. Триумф демократии

19 марта исполнился год с начала военной интервенции в Ливию.

Посреди февраля 2011 года в стране начались демонстрации протестов, направленных против Муаммара Каддафи, правившего Ливией четыре 10-ка лет. Они стремительно переросли в вооружённые столкновения меж сторонниками Каддафи и оппозиционерами, которых потом поддержал Североатлантический союз. Каддафи был убит 20-го октября 2011 г.

Вооружённая борьба длилась восемь месяцев и унесла 10-ки тыщ жизней. Алан Жюль писал на данную тему: «До каких пор люди будут хранить молчание по отношению к извращённой и смертоносной диалектике НАТО и его «защите штатского населения»? От смертоносных бомбардировок Сирта погибли более 2000 человек. Когда они принялись бомбардировать жилые строения, число погибших в Ливии превысило 63000» (источник: «Русская народная линия»). В текущее время различные СМИ сходятся на цифре в 50.000 жертв либо около того.

Оппозиционеры сделали Переходный государственный совет, который в текущее время правит Ливией. Вобщем, «правит» — можно сказать только с сильной натяжкой, как про российское Временное правительство 1917 года.

Несколько цитат:

«22-летний Ахмед не выходит на улицу без пистолета. До начала восстания он был обыденным студентом. Война перевернула его жизнь. Он примкнул к повстанцам. Романтика стремительно сменилась кровавой реальностью. Ахмед участвовал в свержении Муаммара Каддафи, но сейчас он ставит под колебание то, что штатская война принесла ливийцам добро.

«Натовские бомбёжки вызвали гнев, ненависть и ужас. Малыши, попавшие под бомбы, были так испуганы, что длительно после не могли произнести ни слова. Пострадало много невинных людей. Они не имели ничего общего со сторонниками Каддафи», — гласит Ахмед.

Повстанцев ливийцы на данный момент именуют «карьеристами» и «сепаратистами». Боевики бессчетных племён до сего времени не сложили орудие. У каждой группировки свои интересы, которые они готовы защищать с орудием в руках» (источник: «Вести.ру», Илья Климов).

«…после падения режима в стране реализовались все наихудшие сценарии: приход к власти исламистов, межплеменная резня, геноцид туарегов и тубу, полный разлад народного хозяйства и в конечном счете распад страны.

Приятным доказательством тому служат процессы, выкристаллизовавшиеся к началу марта, когда представители восточных кланов решили отделиться от остальной части страны: 6 марта, по сообщению ряда источников, фавориты нескольких ливийских племён и ряд полевых командиров на собрании в городке Бенгази объявили принципиальный нефтеносный регион, простирающийся от городка Сирт, размещенного в центральной части Ливии, до границы с Египтом, «полуавтономным». Другими словами все доходы от его эксплуатации должны с этого момента поступать в бенгазийскую «копилку».

Очевидно, это вызвало ярость в Триполи, где заседает практически ничего не контролирующий Переходный государственный совет (ПНС) Ливии, глава которого Мустафа Абдель Джалиль выступил с опасностью применить против не желающих делиться кланов из Киренаики военную силу. Но его злоба стремительно прошла, когда он признал, что у властей недостаточно для этого сил и средств» (источник: «Правда.ру», Шамиль Исламбеков).

«НПС пережил ряд постоянных внутренних споров, и его состав и функционирование закутаны потаенной. В июле прошедшего года военный фаворит Совета Абдул Фатах Юнис аль-Обейди был убит при неопределенных обстоятельствах. Потом в ноябре военный прокурор НПС именовал собственного бывшего заместителя премьер-министра Али аль-Иссави основным подозреваемым. Конфликт и непрозрачность вокруг этого дела молвят о политической хрупкости страны после кончины полковника Муаммара аль-Каддафи» (источник: CA-News, Мохаммад-Махмуд yльд Мохамеду).

Кроме Переходного совета, в Ливии наличествуют и другие политические силы. «Опирающийся на поддержку 20 тыщ бойцов Военный совет Триполи, к примеру, контролирующий столицу, был поочередно независим от НПС и принудил уйти его первого министра зарубежных дел Махмуда Джибриля.

Тем временем, соперничающий Революционный совет Триполи предупре
дил, что он сместит хоть какое новое правительство, если его требования о консульстве не будут выполнены. Также НПС испытывает давление со стороны берберов Ливии, которые составляют 10% населения и уже вышли на улицы, чтоб осудить новые политические механизмы и отторгнуть всякую систему, которая не учтет их культуру и язык.

Это разногласие может быть осложнено 2-мя дополнительными факторами. Во-1-х, это конкурирующая борьба больших городов за право на завоевания революции: Мисураты, в какой было показано тело Каддафи; Триполи, где прошла церемония освобождения; и Дзинтана, где томится в заключении отпрыск Каддафи Саиф аль-Ислам аль-Каддафи. И они все, как и большая часть ливийцев, нереалистично ждут, что их вновь обретённая свобода каким-то образом решит их социально-экономические проблемы» (источник: CA-News, Мохаммад-Махмуд yльд Мохамеду). При всем этом «…Ливия наводнена орудием с неохраняемыми складами, брошенными резервами, разграбленными складами амуниции и тыщами мобильных зенитно-ракетных комплексов термического наведения» (тот же источник).

Есть ещё и дополнительный фактор, объясняющий хаос, кавардаки и недовольство в нынешней Ливии, — отсутствие у членов Переходного совета практического опыта политической деятельности.

«Политический опыт никогда не был нужным условием для членства в НПС. Один представитель был назначен в Совет, так как он дезертировал со своим истребителем «МиГ» 20 годов назад. Другие члены ранее были политическими заключенными либо высланными из страны диссидентами.

Неопытному в искусстве политики НПС нередко не хватает предусмотрительности, нужной для принятия принципиальных решений. В протяжении восьми месяцев революции прошедшего года НПС был сосредоточен на свержении Каддафи, получении интернационального признания и обеспечении доступа к замороженным ливийским активам. Эти задачки оставляли не достаточно ресурсов для планирования Ливии после Каддафи. В текущее время у НПС просто нет человечьих ресурсов для консолидации перехода.

Ливия никогда не была богата на профессиональную бюрократию, как примыкающий Египет. Каддафи нередко отдавал власть на откуп муниципалитетам и гражданам в попытке обойти муниципальных служащих, которые повсевременно расстраивали его превосходные планы. И практически два десятилетия интернациональных санкций не дозволили поколению ливийцев получить нужные технические способности, обучаясь в институтах Запада» (источник: «День», Барак Барфи).

Журналисты резюмируют: «Сегодня как в Ливии, так и во Франции, Англии, США проходят торжественные мероприятия в честь годовщины со денька начала интервенции. Политологи же дискуссируют итоги кампании. И они не дают повода для радости» («Вести.ру», Илья Климов).

Вот ещё последствия «годовщины»:

«Американский постпред при ООН (Сюзан Райс. — О. Ч.) в распространённом в субботу заявлении утверждает, что «никогда ещё не испытывала таковой гордости, как в тот момент, когда дала исторический глас от имени США и президента Обамы, который выручил тыщи невинных жизней». Она приводит выражение Обамы о том, что резолюция 1973 «показала, как должно действовать международное общество, — сплачиваться во имя мира и безопасности и людей, отстаивающих свои права».

«Райс превозносит то, что всюду считается победой США и НАТО, которая должна была обосновать справедливость мыслях «гуманитарной интервенции» и «ответственности по защите», — заявил Гиббс (доктор истории института Аризоны в городке Тусоне Дэвид Гиббс. — О. Ч.) ИТАР-ТАСС. — Ее целью было также поднять авторитет США и НАТО и поставить его на кажущийся моральным уровень. В реальности основным следствием вторжения в Ливию стал рост непостоянности в мире средством разграбления военных арсеналов Каддафи, результатом которого стало распространение орудия в регионе Северной Африки».

По воззрению Гиббса, чья последняя книжка «Не навреди: гуманитарная интервенция и ликвидирование Югославии» вышла в свет в издательстве «Вандербильт», интервенция в Ливию «также повысила риск распространения ядерного орудия, так как она была осуществлена после того, как Каддафи согласился отрешиться от программки его разработки». Южноамериканский политолог убеждён, что это, «без сомнения, усложнит непрекращающиеся пробы уверить Северную Корею отрешиться от собственной ядерной программы» («Вести.ру»).

Ливийский кризис
уже сейчас вышел за границы Ливии:

«Военный переворот, произошедший в четверг в африканском государстве Мали, почти во всем был обоснован притоком орудия и боевиков из Ливии, считает замглавы МИД РФ Миша Богданов.

«Мне лично представляется, что это грустное последствие ливийского кризиса. (Это последствие) того, как он был решён, когда через ливийские границы в северные и северо-восточные районы Мали перетекло и орудие, и боевики. Это стало очень сильной подпиткой разных сепаратистских группировок», — произнес Богданов в четверг журналистам» (РИА «Новости»).

На прошлой неделе, в воскресенье, в Триполи произошли вооружённые столкновения. Стычки и бои в Ливии стали уже обыденным делом. Цитата из газеты «Взгляд»: «По воззрению профессионалов, подобные инциденты в ливийских городках будут происходить и в дальнейшем, так как «революция» привела к тому, что каждый гражданин Ливии на данный момент вооружён не ужаснее, чем боец спецназа, передает ИТАР-ТАСС».

А тем временем ПНС куда больше благополучия людей Ливии заинтересовывают суды. Во-1-х, над бывшим шефом ливийской разведки:

«Вице-премьер переходного правительства Ливии Мустафа Абу Шагур, отправившийся в мавританскую столицу Нуакшот в пн, достигнул согласия правительства этой страны на выдачу шефа разведки при Каддафи Абдуллы ас-Сенусси. «Я повстречался с президентом Мавритании (Мохаммедом ульд Абделем Азизом), и он согласился на экстрадицию ас-Сенусси в Ливию», — оповестил во вторник вечерком читателей собственного микроблога политик» (источник: «Газета.ру», А. Артемьев, С. Смирнов).

Во-2-х, над отпрыском Каддафи:

«Суд над вторым отпрыском свергнутого ливийского фаворита Муаммара Каддафи по обвинениям в военных грехах начнется в Триполи в наиблежайшие недели. Об этом докладывает ИТАР-ТАСС со ссылкой на английские СМИ. …британские печатные СМИ докладывают, что находиться Сейф аль-Ислам будет на местности наикрупнейшей столичной кутузки Ахдат. «Все её заключенные были удалены с тем, чтоб принять отпрыска Каддафи. На одном из участков уже построен особый объект. Он походит на виллу и имеет несколько комнат, в каких в последнее время разместится Каддафи. Объект включает также две открытые спортивные площадки и мечеть», — отмечает издание» («Российская газета»).

И ещё. Разумеется, что НАТО не будет проводить расследование смерти мирных людей в Ливии — от авиаударов, нанесённых силами альянса:

«Ранее сообщалось, что интернациональным профессионалам удалось установить факт смерти 60 и ранения 55 штатских лиц. При всем этом, как надо из заявления Amnesty International, сами представители НАТО зафиксировали 55 случаев смерти мирных ливийцев. Не считая того, правозащитники утверждают о еще 34 погибших в итоге авиаудара НАТО по населенному пт Мажир в августе прошедшего года.

Amnesty International призывает союз провести тщательное расследование всех случаев смерти штатских лиц и привлечь виноватых к ответственности. Не считая того, считают правозащитники, НАТО должна выплатить компенсации семьям погибших и пострадавших в процессе военной операции.

НАТО, в свою очередь, разъясняет, что не может провести расследование предполагаемых случаев смерти мирных людей, потому что на сегодня Североатлантический союз больше не имеет права производить какую-либо деятельность на местности Ливии» (источник: РИА «Новости»).

Комиссия ООН по Ливии, которая взялась учить ливийскую операцию, в марте «опубликовала доклад, в каком подтверждались случаи смерти мирных людей в итоге действий сил коалиции. При всем этом подчёркивалось, что командование НАТО делало всё нужное, чтоб этого избежать» (РИА «Новости»).

Похоже, НАТО и ООН совсем сдружились. Два сапога — пара.

II. «Призрак разделения»

А сейчас почитаем, что пишет о современной Ливии демократическая пресса: английская и южноамериканская.

«Сан», 5 марта 2012 г., «Ливия приносит извинения за осквернение могил», создатель — Феликс Аллен.

В статье говорится о том, что управление Ливии принесло свои извинения Англии — после того, как намедни были разбиты надгробия у более чем 100 английских и союзных могил героев 2-ой мировой войны на военном кладбище в Бенгази.

«Национальный переходный совет страны отдал обещание отыскать исламских экстремистов, которые числятся ответственными за оскорбление. «Это действие не о
тражает публичного представления ливийцев».

В статье также говорится: «Жители Бенгази признательны за помощь Англии в свержении терана полковника Каддафи и находят нападение отвратительным».

Другая статья из «Сан» — посвежее, от 21 марта: «Ливийские ополченцы захватили англичан, перепутав валлийский с ивритом». И подзаголовок: «Журналистов неверно приняли за израильских шпионов». Создатель — Мэтт Квинтон.

В статье рассказывается о 2-ух англичанах, на деньках хлебнувших демократии в Ливии.

Пострадавшие — репортёр Гарет Монтгомери-Джонсон уэльского происхождения и оператор Николас Дэвис-Джонс из Беркшира. Журналисты возвратились в Англию после того, как их освободили в прошедшее воскресенье.

Квинтон пишет: «Они были задержаны 22 февраля бригадой Swehli — 1-го из 10-ов боевиков, которые в прошедшем году посодействовали преодолеть сопротивление полковника Каддафи». Журналисты три недели провели в застенках, пока боевики изучали их оборудование и видеозаписи. Гарет Монтгомери-Джонсон произнес: «Условия были не очень неплохими, что ещё я могу сказать?» И добавил: «Мы рады опять быть с нашими семьями, ведь они испытали то же самое».

Газета «Нью-Йорк Таймс» от 12 марта 2012 г. расположила статью Джеффа Д. Портера «Фиаско ливийского освобождения». Создатель — консультант по рискам, специализирующийся на Северной Африке.

«Новый избирательный закон Ливии, — пишет Портер, — принятый в прошедшем месяце Переходным государственным советом, обеспечивает руководящие принципы для выборов первого демократического правительства страны. Многие, в числе их и Организация Объединённых Наций, приветствовали принятие закона как совершение принципиального шага на тяжелом политическом пути Ливии».

Но вот неудача: или закон не полностью демократичен, или вооружённые силы в Ливии ещё не полностью созрели для подлинной демократии:

«Но даже, если, как это планируется, правительство будет избрано в конце этого года, закон содержит параграф, фактически гарантирующий, что Ливия остается экономически нестабильной и представляющей опасность и себе, и для собственных соседей, а конкретно: он воспрещает голосовать военнослужащим».

Как замечает создатель, исключение боец из выборного процесса — понятная и настоящая неувязка для государств, находящихся на переходном пути от диктатуры к демократии.

«В переходных постконфликтных государствах, — пишет Портер, — подобные законы предусмотрены не только лишь для того, чтоб не допустить генералов в президентский дворец, да и для гарантии того, что вооружённые силы останутся проф организацией, ответственной за обеспечение суверенитета страны и защиты государственных интересов».

Но, отмечает создатель статьи, Ливия тем отличается от Египта, что у неё «на удивление слабенькие вооружённые силы, которые представляют сильно мало опасности для становления политических блоков.

Заместо этого, — пишет Портер, — страна наводнена ополченцами —согласно сообщениям, существует целых 200.000 участников ополчения при популяции страны в 6 миллионов человек. И ополченцы страшно отлично вооружены — в итоге набегов на склады с орудием Каддафи, проведённых во время активных стадий конфликта».

Правительство, отмечает Портер, бессильно против безнаказанно действующих ополченцев — и способно только умолять их сложить орудие.

«Одно из предлагаемых решений для урегулирования ситуации — вербование выше 50.000 участников ополчения в постоянные проф ливийские военные части под контроль министерства обороны (другие участники ополчения, как можно представить, при увеличении экономических способностей отказались бы от орудия по своей воле, а третьи могли быть разоружены через программку по выкупу орудия).

И вот здесь видится неувязка закона о выборах: почему ополчение, члены которого могли бы голосовать и таким макаром проявить себя как сильный блок, расформировываются так, что их участники могут присоединиться к военным, которые как раз исключены из выборов? Другими словами, последствия этого закона — поддержание ополченцев — будет прямо противоречить его цели, а конкретно понижению роли вооружённых группировок в ливийской политике».

По воззрению Портера, финансовая нормализация Ливии будет откладываться до того времени, пока у ополченцев есть власть.

Репортаж Сулеймана Али аль-Звея и Дэвида Д. Киркпатрика, размещенный 6 марта в «Нью-Йорк Таймс», именуе

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,195 сек. | 11.29 МБ