Логичная российская армия. К «брутальным русским танкам»

Логичная русская армия. К "агрессивным советским танкам"

Одна из основных заморочек интернетизации общества — в образовании "островков обоюдного согласия", надёжно изолированных от большой действительности. В большой действительности какое-нибудь враньё уже давным издавна убито критикой и сгнило, а на островках — куда не пускают критиков — оно живёт для себя и временами раз за разом выплёскивается на людей снаружи.

Хрестоматийный пример — предатель и неприятельский пропагандист В.Б.Резун. В большой действительности его главные мемы (Сталин родил Гитлера, Сталин собирался поруха на Европу, Сталин готовил брутальные летающие танки) издавна убиты. Но на островках резуниан-ортодоксов, резуниан-реформаторов и резуниан-гностиков Сталин до настоящего времени рождает Гитлера и мастерит "танки нападения", но Гитлер его раз за разом опережает практически на немножко.

И когда в одну из резунианских сект вступает кто-либо, имеющий доступ к СМИ — вся эта догматика озвучивается по новейшей. В особенности они напирают на вундерваффельные сталинские танки. Кто не верует — вспомните уже фольклорный, но совершенно ведь свежайший эпос Ю.Л.Латыниной про "танк КВ, который мог убить хоть какой германский танк и всякую немецкую гаубицу на любом расстоянии. Для чего Сталину было строить столько танков?!" И, отметим, новообращённая сектантка таки смогла втянуть собственного оппонента в спор о танках.

Так где же тут собака порылась? Почему данный спор является вообщем неправильным?

Попробую разъяснить.

Начнём с самого обычного и принципиального: танк — это не что-то особое и непонятное. Танк — это орудие. А орудием ведут войну люди. И главное, с чего необходимо начинать сопоставление сил — численность личного состава. И после чего учесть, как это личный состав вооружён, обучен, управляем и мотивирован.

Орудия у разных армий много всякого. В перечень имеющегося орудия могут заходить, а могут и не заходить, танки. Естественно, если в состав армии входят танки, это лучше, при иных равных, чем если не входят. Но это — при иных равных.

Вот многие могут сказать, что посильнее — батальон пехоты с пятью пушками либо батальон с одни танком? Это даже без углубления в вопрос, что за танк и что за пушки, хотя это углубление может кардинально поменять картину.
Либо вот: что посильнее — 5 самолётов либо 20 танков?

Будем углубляться далее? Либо уже и так понятно, к чему может привести чуток более развёрнутый и чуток более грамотный подсчёт орудия?

Сейчас другие вопросы.

Могут ли наступать войска вообщем без танков? Могут. И наступали удачно, да ещё против неприятеля, танки имеющего. К примеру, наш десант на полуострове Шумшу.

А можно ли рассчитывать лишь на оборону, имея больше танков, чем противник? Просто! Франция, имея больше всех танков в Европе, разработала и использовала чисто оборонительную доктрину.

Можно ли мирной стране строить много танков? В особенности танков-агрессоров на колёсно-гусеничном ходу? Вы изумитесь, да и это было. Довольно вспомнить увлечение гусенично-колёсной схемой в Швеции, где были сделаны и массово выпускались самые совершенные машины такового класса.

Сейчас к ещё более сложному.

Понятно хоть какому, что пушка без снарядов либо винтовка без патронов (либо, упаси бог, без бойца) — всего только некое количество металла. Но ни Латыниной, ни её оппонентам не пришла в голову идея (либо пришла, но не была высказана), что для более сложной техники стать «кучкой железа» куда как проще.

Тут животрепещущи и освоенность техники личным составом, и наличие спецтехники для обслуживания. Вот совершенно наимельчайший кусок трудности — сколько было у нас и германцев водомаслозаправщиков и бензозаправщиков? Не понимаете? У германцев — сотки, у нас — 1 водомаслозаправщик и 55 бензозаправщиков на тыщи танков-агрессоров. Кстати, картина с бронированными транспортёрами боеприпасов была не лучше.

Едем далее.

Тут тоже только отдельными примерами проиллюстрируем. Какова ценность на поле боя отдельного сфероконического танка? Да никакая — к нулю стремится. Бедную железку кто угодно оскорбить может — и самолёт бомбу уронить, и злой сапёр мину подсунуть, и
пушка бронебойным в борт из засады засадить, и даже пехота из окопа гранату кинуть.

Танк ценен или как средство поддержки пехоты на поле боя (направьте внимание — только СРЕДСТВО поддержки пехоты), или как ударная сила в мобильных соединениях, созданных для развития фуррора или парирования неприятельских ударов (соединений, тоже состоящих из танков,, мотопехоты и артиллерии).

Другими словами в первом случае основным игроком является пехота, которую танки отменно усиливают. Во 2-м труднее — вроде танк тут очень важен. Важен, но если соединение вправду мобильно. А много у нас было мобильных соединений? Формально — сильно много. А реально? Реально «скорость эскадры равна скорости самого тихоходного корабля». Это правило действует всюду. В наших «мобильных соединениях» тяжёлая артиллерия тягалась сельскохозяйственными тракторами (которых тоже не хватало) со скоростью 5-6 км/час. Какова будет скорость «мобильного» соединения на марше, ответить сможете?

Означает, откатываемся к первичности «царицы полей» — пехоты?

И как-то значимость спора о крутизне и «вундервафельности» наших и германских танков отходит на 2-ой план.

А что все-таки остаются на первом плане при сопоставлении сил?

Ну, к примеру, остаётся осознание того, что СССР вначале в разы уступал Германии по промышленному потенциалу. К 1941 году это отставание удалось резко уменьшить, но не на сто процентов устранить.

Осознание, что Германия, имея больший промышленный потенциал, начала готовиться к большой войне и создавать массовую армию в 1934 году, а СССР — в 1938, после Мюнхена. Другими словами у германцев было 7 лет, а у нас — 3 года.

Осознание, что Германия издавна перевела экономику на военные рельсы и поэтому её войска посильнее и по численности и по техническому оснащению.

Осознание того, что Германия уже два года ведет войну и захватила практически всю Европу, и поэтому её войска и командный состав еще опытнее и лучше освоили своё орудие.

И, как итоговое, осознание того, что нацисты напали на нас, имя в два раза огромную армию (более 5 млн. против 2,6 млн.) армию, превосходящую по техническому оснащению и опыту.

А всякие латынины, которые сводят, прямо за Резуном, спор к танчикам — только пробуют вот это осознание повредить. Типа, но ведь «к пуговицам претензий нет?»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 56 | 0,203 сек. | 12.92 МБ