Коварная математика рейтингов. Вся правда о приемуществе русского танка над южноамериканским

Лукавая арифметика рейтингов. Вся правда о превосходстве российского танка над американским

В одной из столичных газет в августе сегодняшнего года была размещена статья генерального директора ОАО «ВНИИтрансмаш», доктора технических наук, члена-корреспондента РАРАН Виктора Степанова: «Вся ересь танковых рейтингов». В статье создатель пеняет на южноамериканский журнальчик «Милитари Орданс», который по совокупы боевых параметров занижает позиции русских танков

Т-90С и Т-90АС по сопоставлению с забугорными М1А2 (США), «Леопард-2А6» (ФРГ), «Леклерк» (Франция) и других. При всем этом создатель считает, что методику оценки танковых рейтингов южноамериканский журнальчик не использовал, а представленный итог был заказан фирмой-разработчиком.

Основной вывод статьи Виктора Степанова состоит в том, что модернизированный танк Т-90АМ при отсутствии в боекомплекте новых бронебойных подкалиберных снарядов, серийное создание которых не освоено, превосходит танк М1А2 SEP по военно-техническому уровню (ВТУ).

Оставляя в стороне «Милитари Орданс», сравним свойства 2-ух пар танков (Т-90А, М1А2) и (Т-90АМ, М1А2 SEP), которые применены создателем для подтверждения приемущества наших бронемашин.

КОГДА Хотимое ВЫДАЕТСЯ ЗА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ

Виктор Степанов употребляет методику 40-летней давности, в какой полный показатель военно-технического уровня (КВТУ) определяется перемножением характеристик огневой мощи (КO), защищенности (КЗ), подвижности (КП) и эксплуатационных способностей (КЭ), другими словами КВТУ = КOхКЗхКПхКЭ.

Для оценки боевых черт танков в ФРГ, США, Рф есть методики. Но отлично понятно, что какие начальные данные в всякую методику заложишь, то соответственный ответ и получишь. С этой точки зрения сравним результаты оценок КВТУ бывшего начальника ГАБТУ генерал-полковника Владислава Полонского («Обозрение армии и флота», № 6, 2007 года) и Виктора Степанова (таблица 1).

Результаты Владислава Полонского, относящиеся к 2007 году, выше, чем результаты Виктора Степанова, относящиеся к 2012 году. Разница по времени представления результатов составляет 5 лет. За этот период времени военно-технический уровень у Степанова по сопоставлению с оценками Полонского снизился для танка Т-90 в полтора раза, а для М1А2 – практически вдвое. Почему так существенно расползаются выставленные оценки по ВТУ у начальника ГАБТУ и гендиректора ОАО «ВНИИтрансмаш»? Трудно представить, что Полонский завышал эти оценки. Но также трудно полагать, что Степанов их занижал в пользу собственного подтверждения. Вот вправду бесспорная правда – какие начальные данные используешь, такие результаты и получишь. При всем этом отмечается, что объем входной и выходной инфы для расчета всеохватывающих характеристик главных боевых параметров и ВТУ танка составляет более 5000 наименований. По воззрению Степанова, это присваивает оценке объективность, с чем нельзя согласиться. Объективность зависит сначала от достоверности начальных данных.

Настораживают выставленные в статье цены забугорных танков по сопоставлению с нашим Т-90 (таблица 2). При всем этом Степанов утверждает, что по соотношению цена–качество Т-90А в два-три раза лучше забугорных танков М1А2, М1А2 SEP, «Леопард-2А6» и других.

Принимая во внимание соотношение цена–качество, неясно почему иностранное качество дороже того же русского. Здесь или наше качество похуже, или мы вести торговлю не умеем. В итоге использования начальных данных, не отвечающих имеющимся реалиям, Степанов завершает статью представлением результатов оценок наших и американских танков (таблица 3).

Попробуем проследить как Виктор Степанов, манипулируя показателями К0, КЗ, КП, КЭ, «доказал» приемущество российских танков над забугорными.

ОГНЕВАЯ НЕМОЩЬ ТАНКОВ Т-90А, Т-90АМ

Для приятного представления огневой мощи и защищенности танков (Т-90А, М1А2) и (Т-90АМ, М1А2 SEP) сравним свойства БПС, входящих в боекомплект этих бронемашин, с их бронестойкостью лобовой защиты. Боекомплект Т-90А, Т-90АМ может состоять из старенькых русских БПС (таблица 4), так как других нет.

Совместно с тем Виктор Степанов признает, что в боекомплекте забугорных танков имеются БПС завышенного могущества по сопоставлению с русскими БПС (таблица 5).

Бронестойкость (таблица 6) лобовой защиты танка М1А2 SEP составляет 700 мм, а для кумулятивных боеприпасов – 800 мм. Это значит, что лобовая защита этого танка не будет пробиваться БПС с бронепробиваемостью 350 мм/60 град., а кумулятивными средствами поражения (КС) – с бронепробиваемостью 400 мм/60 град.

Огневая мощь в статье Степанова представлена в таблице 3. Дальше создатель, не утруждая себя анализом определенных черт эффективности боеприпасов танкового боекомплекта, также черт уязвимости бронемашин, отмечает: «В целом по огневой мощи Т-90А превосходит М1А2 на 10%».

Сразу создатель докладывает, что в 2003 году на вооружение был принят танк Т-90АМ с модернизированной пушкой 2А46М4 (5) и новым БПС завышенного могущества. Дальше он предупреждает: «Однако серийное создание этих БПС не освоено. Как следует, при продолжении работ по совершенствованию пушек 2А46М4 (5) и 2АВ2 и боеприпасов к ним модернизированный Т-90АМ будет превосходить «Леопард-2А6» и М1А2 SEP по огневой мощи».

Обычно принятие на вооружение модернизированного танка должно сопровождаться испытаниями стрельбой боеприпасами, входящими в боекомплект. Но с 2003 года не налажено серийное создание новых завышенного могущества БПС. А ведь с 2003 года прошло девять лет. По этой причине в боекомплекте танка Т-90АМ нет БПС и кумулятивных средств, способных пробить передние зоны защиты танка М1А2 SEP, поражение которого может быть достигнуто при помощи старенькых русских боеприпасов за счет попадания в ослабленные передние зоны либо в борт.

В боекомплекте русских танков имеется выстрел ЗУБК20 с ракетой 9М119М, который принят на вооружение в 1989 году. ПТУР 9М119М предназначалась для поражения танков М1 и М1А1, снаряженных подвесной ДЗ. Бронепробиваемость тандемной БЧ ПТУР 9М119М составляет 350 мм/60 град. Тандемная БЧ этой ракеты не пробивает лобовую защиту танков М1А2 и М1А2 SEP. Поражение этих бронемашин может быть достигнуто за счет попадания в ослабленные зоны передней защиты либо в борт. Не считая этого, ракета 9М119М плохо преодолевает динамическую защиту забугорных танков («НВО» № 47, 2006; № 12, 2010, № 4, 2011; № 34, 2011). Фанаты ракеты 9М119М проповедуют, что применение управляемого вооружения, установленного на российских танках, значительно прирастило (до 5 км) предельную дальность поражения целей. Но сотрудники НИИ центра БТ 3 ЦНИИ МО отмечают («НВО», № 12, 2012): «Сдерживающим фактором эффективности внедрения управляемого орудия будет то, что в реальном бою возможность прямой видимости на дальностях, превосходящих 2500 м, очень незначительна». Любопытно, как Степанов учитывал в собственной методике ситуацию, при которой в боекомплекте танка Т-90АМ нет боеприпасов, накрепко поражающих М1А2 SEP при стрельбе в лоб? Остается также загадкой оценка роста предельной дальности (5 км) поражения целей ракетой 9М119М, для которой возможность прямой видимости на дальности более 2500 м очень малозначительна.

Заложив в оценку военно-технического уровня начальные данные по новым БПС, не имеющихся в боекомплекте танка Т-90АМ, создатель при помощи такового приема «доказал» приемущество русской бронемашины над состоящим на вооружении М1А2 SEP.

Выводы статьи по огневой мощи не соответствуют реальности, так как противотанковый русский боекомплект Т-90А, Т-90АМ, состоящий из устаревших боеприпасов, не способен накрепко поражать танки М1А2, М1А2 SEP, «Леопард-2А6» при обстреле передних, более защищенных зон. К огорчению, методика оценки ВТУ маскирует реальное состояние огневой мощи и защиты русских танков. Если б создатель представил результаты компьютерного моделирования эффективности поражения танка М1А2 при стрельбе в лобовые зоны защиты на дальности 2 км, то приобретенные вероятности поражения по аспекту «потеря огня либо хода» более много раскрыл состояние огневой мощи наших танков. В данном случае возможность поражения танка М1А2 боеприпасом 3БМ48 «Свинец» составляет 0,10.

СОЗДАНИЕ Всеохватывающей ЗАЩИТЫ ТАНКОВ БЕЗ МЕТОДОЛОГИИ

В текущее время развитие забугорных противотанковых средств существенно опережает способности сборки состоящих на вооружении российских танков, защита которых исчерпала способности конструктивного улучшения. Сейчас танк уже не может без помощи других защититься из-за резкого возрастания поражающих способностей современного орудия. В этих критериях требуется дополнительная защита танковых бригад, обеспечивающая маскировку от радиолокационных спутников разведки, не допускающая нанесение радиоэлектронных ударов при помощи микроволновых радиоизлучений для вывода из строя электроники, установленной на танках, также осуществляющая противодействие различным средствам поражения. Другими словами, современная защита танковой бригады должна состоять из коллективной и персональной защиты. При всем этом коллективная защита должна обеспечивать всеохватывающее противодействие противотанковому оружию противника при помощи войсковой ПВО, ракетно-артиллерийского вооружения, авиации и средств РЭБ.

В методике Степанова коллективная составляющая защиты танков отсутствует. А без ее учета следует ждать значимые утраты наших танков. В методике «защищенность» представлена устаревшей формулировкой, не соответственной изменившимся боевым действиям. Вот ее содержание: «Защищенность – способность танка сохранять боеспособность при решении боевых задач при воздействии поражающих причин обыденного орудия, мин и орудия массового поражения на экипаж и оборудование. Личными качествами защищенности являются неуязвимость при снарядном обстреле, противоминная стойкость и защищенность от ОМП». В этой формулировке нет даже намека на необходимость обеспечения коллективной защищенности российских бронемашин. Может быть, Степанов возложил ответственность за коллективную защищенность на другое ведомство. Но ОАО «ВНИИтрансмаш» лучше всех знает уязвимые места российских бронемашин и может более хорошо формулировать тактико-технические требования к коллективной защищенности танковой бригады в критериях бесконтактных войн.

Лукавая арифметика рейтингов. Вся правда о превосходстве российского танка над американским

Персональная БЕЗЗАЩИТНОСТЬ

В неудовлетворительном состоянии находится персональная защита наших бронемашин. Для придания видимости положительной оценки наших танков применительно к наличию комплексов оптико-электронного угнетения (ОЭП) и активной защиты (АЗ) по сопоставлению с забугорными эталонами Виктор Степанов употребляет определения, занижающие оснащенность танков М1А2, М1А2 SEP комплексами ОЭП и АЗ (таблица 7).

Издавна понятно, что оборудование забугорных танков комплексами АЗ является приоритетным направлением увеличения их защищенности в критериях внедрения в бесконтактных войнах дальнобойных высокоточных противотанковых средств поражения. Но для сотворения у читателя другого представления Степанов употребляет термин «возможен», относящийся к наличию на танке М1А2 SEP комплексов АЗ, ОЭП. Следует считать, что при оценках показателя защищенности танк М1А2 SEP представляется без комплексов АЗ и ОЭП. По этому поводу более 10 лет тому вспять генерал-полковник Сергей Маев, в то время – начальник ГАБТУ, отмечал в журнальчике («Вооружение. Политика. Конверсия». № 3, 2001), что увеличение живучести американских модернизируемых танков осуществляется методом установки комплекса АЗ. Сразу понятно, что в ФРГ проводились НИОКР по созданию для танка «Леопард-2А6» комплекса АЗ, которая должна обеспечивать защиту от ПТУР, самоприцеливающихся и самонаводящихся боевых частей артиллерийских и авиационных боеприпасов, прекращающих их функционирование на подлете на дальности 20–150 м, а в верхней полусфере – 25–250 м. При всем этом понятно, что комплекс ОЭП «Штора-1», установленный на танках Т-90А и Т-90АМ, преодолевается забугорными ПТУР с термический либо радиолокационной ГСН (ракеты «Джавелин», «Хеллфайр», «Бримстоун», «Спайк», «Наг» и др.). Другими словами, комплекс «Штора» предутверждает попадание в бронемашину только старенькых ПТУР второго поколения, в контуре управления которых употребляется трассер, размещаемый в хвостовой части ракеты. В свою очередь, комплекс АЗ типа «Арена» при всех ее положительных свойствах не способна биться с БПС и ударными ядрами.

Ворачиваясь к оценкам Виктора Степанова, необходимо подчеркнуть, что его терминология, выраженная в утверждениях «Есть», «Нет», «Возможен», «Отработан», прячет настоящие свойства защищенности наших и забугорных танков.

УСТАРЕВШАЯ ДЗ

Вкупе с тем установленная на танках Т-90 динамическая защита (ДЗ) «Контакт-V» накрепко преодолевается БПС 829А2 и DM43 благодаря остроконечной конструкции их головной части без инициирования детонации ВВ в ЭДЗ. Это было доказано плодами экспериментальных исследовательских работ, проведенных в НИИстали в конце 80-х годов, но по каким-то причинам оставшимися без внимания. Тогда ведущий инженер Петр Паластров модернизировал российский БПС 3БМ22 методом установки в его головной части «штыря» (набросок 1а), поперечник которого составил 13,8 мм. Предполагалось, что при содействии штыря с 15-мм металлической плитой интегрированной ДЗ будет создаваться слабенький осколочный поток, неспособный вызвать детонацию ВВ в ЭДЗ. Стрельба этим снарядом подтвердила упомянутое предположение – детонация ВВ в ЭДЗ не свершилась.

НИИ стали в главном вел отработку интегрированной ДЗ «Контакт-V» при помощи БПС 3БМ22 «Заколка», головная часть которого представлена на рисунке 1b. При содействии БПС с 15-мм плитой после смятия баллистического наконечника (1) пробивание плиты осуществляется демпфером-локализатором (2), поперечник которого возрастает с 24 до 39 мм. Эти размеры и определяют создание массивного осколочного потока для возбуждения детонации в ЭДЗ. Созданию массивного осколочного потока содействует также материал 15-мм плиты – броневая сталь высочайшей твердости, которая обладает завышенной хрупкостью.

Какой вывод следует из этого? Принятая в 1985 году интегрированная ДЗ «Контакт-V» не применима для защиты от забугорных БПС, имеющих остроголовые головные части. При содействии таких головных частей появляется маломощный осколочный поток, который в итоге гидроудара образует зоны, свободные от ВВ в ЭДЗ, что является одной из основных обстоятельств отсутствия детонации. Таким макаром, ДЗ «Контакт-V» может работать только против российского БПС 2БМ22 «Заколка».

Более увлекательны результаты опыта (набросок 2), проведенного в конце 1985 года Петром Паластровым. Интегрированная ДЗ в этих опытах состояла из 4 ЭДЗ. Мощнейший осколочный поток от 15-мм плиты, образованный от соударения с БПС 3БМ22, инициировал детонацию в ЭДЗ (1), которая передалась всем следующим (2–4) благодаря их обоюдному контакту. Разгон 15-мм плиты происходил под действием удара пластинок ЭДЗ и расширяющихся товаров детонации ВВ. Воздействие 15-мм плиты на боковую поверхность БПС явилось предпосылкой его рикошета с образованием в бронеплите воронки глубиной 50 мм. Таковой итог получен при детонации 1 кг ВВ и массе 15-мм плиты 7,6 кг. Опыты Паластрова дают представление об особенностях возбуждения детонации в ЭДЗ и об энергетических способностях воздействия ДЗ на БПС.

Во интегрированной ДЗ «Контакт-V» под одной 15-мм плитой (размеры 500х260 мм) располагаются четыре секции, в каждой из которых уложены по два ЭДЗ 4С22. Секции разделены друг от друга железными перегородками для непередачи детонации. Сравнивая конструкцию ДЗ «Контакт-V» с критериями опыта, можно отметить ее наименьшую эффективность, которая определяется детонацией только 2-ух ЭДЗ.

Таким макаром, в оценках Виктора Степанова не применены свойства поражающего деяния забугорных противотанковых средств, которые накрепко поражают танки Т-90А и Т-90АМ, что привело к завышению оценок защищенности наших бронемашин.

Интегрированная ДЗ наших танков «Контакт-V» преодолевается: с вероятностью 0,8–0,9 современными забугорными ПТУР малой дальности с тандемной БЧ – «Eрикс»; средней дальности – «Джавелин», «Дракон-2», «Милан-2T»; большой дальности – «Хеллфайр», «Бримстоун» и другими; забугорными гранатометными выстрелами с тандемной БЧ; забугорными БПС М829А1, М829А2, М829А3, DМ43, DМ53, имеющими остроконечную головную часть, позволяющую преодолевать ДЗ без детонации ВВ. Другими словами, наша интегрированная ДЗ может биться только со старенькыми боеприпасами, имеющими один кумулятивный заряд, либо с русскими БПС.

Необходимо подчеркнуть, что установка тандемной ДЗ «Реликт» на «крыше» танка Т-90АМ не выручает его от поражения авиационной ПТУР PARS 3LR (ФРГ), имеющей бронепробиваемость основного заряда тандемной БЧ 1200 мм и возможность атаки бронемашины сверху с углом встречи близким к 90 град. («НВО» № 32, 2012).

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Выше была подтверждена несостоятельность оценок характеристик боевых параметров «огневой мощи» и «защищенности» танков Т-90А, Т-90АМ, М1А2, М1А2 SEP. Вкупе с тем с оценками показателя «подвижность» можно согласиться с создателем статьи. Но по поводу показателя «эксплуатационные возможности» имеется много замечаний, из которых отметим более важные. Так, Виктор Степанов признает, что в США и странах НАТО система технического обеспечения (ТО) отличается количественным составом исполнителей и качеством обслуживания от нашей аналогичной системы. Их качество обслуживания обеспечивается потрясающими техниками-специалистами, набираемыми по договору. Потому, как признает создатель, существующая система ТО в танковых подразделениях НАТО гарантирует высочайшие характеристики эксплуатационных способностей их танков по сопоставлению с нашими.

Современные танки представляют собой непростой технический комплекс, требующий высочайшего уровня подготовки экипажа, который у нас не отвечает уровню трудности современных танков. За три месяца в учебном центре нереально научить солдата-срочника хорошо действовать в боевых критериях. Потому эксплуатация бронетехники длится неподготовленными экипажами.

В конечном итоге применительно к нашим бронемашинам представлен последующий итог: из 4 характеристик главных боевых параметров только один (КП) соответствует реальности, другие три (К0, КЗ, КЭ) необоснованно завышены, а для забугорных – занижены. По этой причине танк Т-90АМ по методике ВТУ «превзошел» М1А2 SEP.

Использованные создателем начальные данные при обосновании К0, КЗ, КЭ, вызывают огромные сомнения. Так, показатель К0 не доказан стрельбой упомянутыми высокоэффективными БПС, которые в протяжении 9 лет отсутствуют в боекомплекте Т-90АМ. Также отсутствует преграда-имитатор передней защиты танка М1А2 SEP, из-за которой любые тесты «огневой мощи» не могут быть признаны на муниципальном уровне при принятии на вооружение новых БПС. Так как состоящие на вооружении наши БПС существенно уступают забугорным образчикам по бронепробиваемости, то из их нельзя избрать аналог забугорного боеприпаса для проведения стрельб по защите Т-90АМ.

Методика ОАО «ВНИИтрансмаш» по оценке ВТУ не учитывает нрав бесконтактных войн. Так, остается без внимания радиоэлектронный удар, выводящий из строя АЗ, БИУС, приборы связи, в каких много забугорной электроники. Таковой удар существенно понизит боевую эффективность наших танков. Совсем не уделено внимания коллективной защите. Издавна пора разобраться, с какими боеприпасами может биться АЗ, ДЗ, а что берет на себя войсковая ПВО.

Хотелось бы пожелать ОАО «ВНИИтрансмаш» фурроров в решении животрепещущих задач по увеличению боевых параметров российскей бронетехники.

Таблица 1 Сравнение оценок по КВТУ
Создатели Т-90 М1А2
Владислав Полонский 1,5 2,2
Виктор Степанов 1 1,14
Цена русского и забугорных танков Таблица 2
Танки М1А2 М1А2 SEP «Леопард-2А6» «Леклерк-2» Т-90
Стоимость (млн. долл.) 5,1–5,6 7,5 6,5 8,5 2,5

Оценка боевых параметров и ВТУ танков РФ и США Таблица 3
Характеристики М1А2 М1А2 SEP Т-90А Т-90АМ
Огневая мощь 0,88 1,35 1,0 1,45
Защищенность 1,04 1,14 1,0 1,21
Подвижность 1,09 1,15 1,0 1,18
Эксплуатационность 1,39 1,42 1,0 1,25
ВТУ 1,14 1,40 1,0 1,45
БПС, входящие в боекомплект русских танков Таблица 4
Индекс выстрела 3ВБМ9 3ВБМ13 3ВБМ17 3ВБМ20
Индекс снаряда 3БМ22 3БМ32 3БМ42 3БМ48
Шифр «Заколка» «Вант» «Манго» «Свинец»
Год принятия на вооружение 1976 1985 1986 1991
Бронепробиваемость, мм/60 град. 170 250 220 300
БПС боекомплекта американских танков Таблица 5
Индекс снаряда Год принятия на вооружение Исходная скорость, м/с Бронепробиваемость, мм/ 60 град.
М827 1979 1650 260
М829 1985 1665 270–280
М829А1 1989 1707 350
М829А2 1992 1680 370
М829А3 2003 400
Наличие комплексов ОЭП, АЗ на танках, по Виктору Степанову Таблица 7
Комплекс М1А2 М1А2 SEP Т-90А Т-90АМ
ОЭП Нет Вероятен Есть Есть
АЗ Нет Вероятен Нет Отработан

Таблица 6 Бронестойкость лобовой защиты
Танк Бронестойкость для БПС, мм Бронестойкость для КС, мм
Т-90А 500 600
Т-90АМ 550 650
М1А2 600 700
М1А2 SEP 700 800

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,195 сек. | 13.05 МБ