М. Делягин: Три вопроса о кавказском терроре

М. Делягин: Три вопроса о кавказском терроре Смысл произошедших по всей стране событий понятен: покрывание «правоохранительными» и органами еще 1-го зверского и демонстративного убийства, совершенного кавказскими бандитами, переполнило чашу терпения общества и вызвало массовый протест.

Сейчас русским (не по крови, а по культуре — в Самаре, как можно осознать, в протестах против кавказского преступного террора интенсивно участвовали татары и армяне), доказавшим, что они не являются баранами, глупо бредущими на заклание, и не хотят перевоплощения собственных городов в новые Суровые начала 90-х, следует востребовать от власти наведения малого порядка.

Сначала — прекращения дискриминации российских: равных прав, вне зависимости от принадлежности к той либо другой национальности либо диаспоре. За одно и то же правонарушение представители разных национальностей должны нести однообразное наказание, и принадлежность к этнической мафии, в том числе кавказской, не должно обеспечивать безнаказанности совершения злодеяний.

Не считая того, нужно убить финансовую базу преступности. Ведь республики Северного Кавказа практически купаются в потоках федеральных средств, — а население живет в страшенной бедности и безысходности (которые, как можно осознать, и порождают терроризм). Куда деваются средства? — ранее предполагалось, что они умиротворенно воруются, обеспечивая согласие вождей соответственных племен на формальное согласие с их пребыванием в составе Рф.

Но, похоже, они воруются никак не умиротворенно, — похоже, они идут на финансирование захвата остальной Рф: скупки наилучших земель в примыкающих регионах (нередко с подготовительным запугиванием их владельцев), повсеместном захвате бизнеса, скупке оптом и в розницу продажных чиновников, организации кавказских банд и сотворения для их надежных юридических и политических «крыш».

Наша родина, на самом деле дела, финансирует преступную злость против самой себя, злость кровавую, сопровождающуюся страшенными по цинизму показательными убийствами, беспощадность и безнаказанность которых призваны запугать население Рф, сломать его психологически и перевоплотить в бессловесных преданных рабов.

Наша родина — никак не только лишь Москва — восстала против этого: пока умиротворенно.

От страны нужно добиваться прекращения финансирования преступной злости: обеспечения жесткого денежного контроля за федеральными средствами, направляемыми на Северный Кавказ, и приведения объема этих средств к среднероссийскому уровню.

Это не усугубит жизнь населения Северного Кавказа: ему и так, как можно судить, не достается «с барского стола» фактически ничего. Это усугубит жизнь только, как называл их величавый Фазиль Искандер, «допущенных к столу», — которые от расстройства могут стать новыми террористами и поэтому заслуживают пристального превентивного внимания как правоохранительных, так и особых органов.

Этих 2-ух шагов — обеспечения равноправия и прекращения муниципального финансирования как минимум потенциального бандитизма — полностью довольно для решения «проблемы Северного Кавказа».

Для обеспечения этого не достаточно перенять южноамериканскую практику и ввести в «правоохранительных» структурах, как в ФБР, отделы, специализирующиеся на борьбе с разными видами организованной этнической преступности.

Нужно к тому же очистить от коррупции «правоохранительные» структуры, — а это угрожает не только лишь ликвидированием благосостояния, по-видимому, правящего Россией класса коррупционеров, да и, как можно осознать, оздоровлением (другими словами коренным конфигурацией) бережно, по винтику и по человечку сделанного муниципального строя.

Это трудно сделать, — но просто начать

Довольно выявить и наказать по всей строгости Уголовного кодекса «правоохранителей», покрывавших убийц сотен, а может быть, и тыщ жертв по всей стране, большая часть из которых просто не понятно журналистам, — а означает, и обществу. Да, самих убийц уже не отыскать, — но известны те, кто их выпускал либо цинично отрешался находить, смеясь в лицо убитым горем людям.

Следует отыскать ответ на
вопрос
о том, почему заблаговременно собравшийся на Манежной площади ОМОН не мешал собираться там людям. Это отлично, что он не мешал, — но его начальство имело все способности не допустить того, что оно же позже заклеймило как «беспорядки». Означает, милицейскому начальству было необходимо не пресечь, а, напротив, показать кавардаки?

Зачем — чтоб резвее пропихнуть страшный закон «О полиции»? Чтоб сажать, как за экстремизм, уже не только лишь за критику начальства, да и за «недостаточно экзальтированный образ мыслей»? Чтоб стравить люд Рф в межнациональной склоке ради отвлечения его от фееричной по собственной адекватности действий майоров Евсюковых и министров Кудриных?

Любопытно и то, как на Манежной площади оказались злосчастные юные кавказцы, избиение которых стало началом беспорядков. Там что — не было оцепления? Большие массы изготовившегося ОМОНа были, — а оцепления не было? Как такое могло произойти по другому, как в рамках подготовки и проведения специально организованной провокации?

И, последнее: после 11 декабря Веб взорвался экстремистскими призывами. С прямыми требованиями резать «свиноедов», панегериками в адресок известных убийц, предназначением определенных мест резни. Хотелось бы выяснить, какое наказание понесут подонки (либо кретины), размещавшие эти заранее экстремистские призывы в Вебе?

Ведь Веб не анонимен. Создатели большинства даже формально анонимных записей просто рассчитываются, — и мы знаем примеры, когда за существенно более невинные вещи люди отчаливали в кутузку. Прошлый пресс-секретарь всесильного президента Шаймиева просто повторил гулявший в Вебе слух о его погибели — и посиживает до сего времени.

Либо критика власти — это экстремизм, за который нужно лишать свободы, а призыв резать «русских свиней» — это невинный государственный обычай, который русские правоохранительные органы должны защищать всей собственной мощью?

Увидим, увидим уже очень скоро.
Но сейчас у меня есть три вопроса к нашим начальничкам.
К нашей бюрократии.
К нашим заплывшим самодовольством ряхам меж папахой и погонами, не влезающими в телек.
К несчастному тандему, утомившему даже официозных пропагандистов.

Вопросы обыкновенные:

Почему вы не сделали хоть малой части описанного чуть повыше до сего времени?
Зачем, в ожидании каких непосредственно событий вы ожидаете убийств, беспорядков, людского горя и ужаса??
Кто отдал для вас право злобно, на публике и с особенным цинизмом не исполняете свои прямые обязанности???
Боюсь, я знаю ответ на эти вопросы.
Но поначалу хотелось бы услышать их от вас.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,149 сек. | 16.88 МБ