Почему ребенок становится неврастеником-1

Как это ни звучит парадоксально, ребенка надо приучить владеть своими переживаниями; да, я не оговорился, именно владеть своими переживаниями, а не только их внешними проявлениями, т. е. не испытывать злобы, обиды, страха и тому подобных отрицательных эмоций, когда они не нужны. И этого можно достигнуть, как правило, именно в дошкольном возрасте.
В процессе развития животного мира аффекты появились и закрепились потому, что они усиливали активность животного. Степень и характер аффекта (в норме) у животного строго соответствуют задачам, стоящим перед ним в данный момент: если животное принуждено убегать от более сильного врага, оно испытывает страх и бежит при этом быстрее, если собирается вступить в драку — испытывает ярость, которая умножает его силы.
У человека гамма эмоций несравненно тоньше и богаче, чем аффект у животного, и причины, вызывающие их, многообразны. У человека эти эмоции часто не находят выхода в соответствующей активной деятельности: человек испытывает страх и тогда, когда он не должен убегать от опасности; гнев и в тех случаях, когда он не должен бороться. Такие эмоции, не разрешающиеся в активной деятельности, лишь вызывают скопление в крови соответствующих гормонов (аденокортикотропного, адреналина и других), бесцельно раздражающих нервную систему и постепенно приводящих к неврастении.
Из всех эмоций больше всего к возникновению неврастении предрасполагает длительно и часто испытываемое чувство страха, тревоги. В такой обстановке постоянного напряжения растут дети в семьях, где их вечно запугивают. Это запугивание может иметь различный характер, но всегда одинаково вредно.
В одних семьях детей запугивают «медведем» или «бородатым стариком», который их заберет. В других, а часто и в детских садах, стремясь привить правильные гигиенические навыки, детей излишне запугивают микробами и глистами, которые могут проникнуть в организм, если недостаточно хорошо вымыть руки перед едой, и тому подобными в общем верными соображениями, которые у мнительного ребенка могут в последующем вызвать навязчивые страхи загрязнения (мизофобию) и другие нервные проявления.
У некоторых вспыльчивых родителей или воспитателей дети живут под постоянным страхом, что без всякой их сознательной вины они могут подвергнуться наказанию. При часто применяемых (при этом не всегда заслуженных) наказаниях у ребенка слабого типа развивается страх, что что-то может случиться. Дети сильного типа привыкают к наказаниям, становятся равнодушными к ним, и наказания на них уже не действуют.
Один мой маленький пациент очень разумно сказал: «Буду вести себя хорошо, все равно раза два в день за что-нибудь попадет, а не буду, — попадет три или четыре раза. Лучше уж я буду делать, что хочу».
В разговорной речи бытует такой, может быть, не совсем литературно правильный глагол «обился», под которым подразумевается, что ребенок уже так привык к наказаниям, что они не производят на него никакого впечатления. Хорошей физиологической моделью такого «обившегося» ребенка может служить «Ерофеевская собака». При демонстрации своей собаки сотрудница И. П. Павлова Ерофеева прижигала ей кожу раскаленным железом, а собака в это время спокойно ела мясо. Разгадка этого удивительного феномена заключалась в том, что до этого длительное время экспериментатор постепенно приучал собаку к прикосновениям нагретым железом, все более повышая его температуру. Собака постепенно привыкла к этому и не замечала даже прикосновений раскаленного железа.
Есть семьи, где дети живут под страхом, что что-то произойдет с родителями, так как часто слышат их опасения за свою жизнь и здоровье.
Как мы уже говорили, если родители сами часто нервничают, плачут или злятся, то в силу неосознанного подражания им дети становятся неврастениками. Дети воспитываются примером взрослых, может быть, даже в большей мере, чем указаниями, разъяснениями, поучениями, наградами и наказаниями.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,139 сек. | 12.49 МБ