Проблема мотивов в психологии личности-4

Развитие потребностей неизбежно приводит к осознанию предмета этой потребности, к формированию цели и программы, дающим возможность конкретному субъекту начать определенную деятельность по достижению цели и удовлетворению потребности. Иными словами, анализ потребности приводит к необходимости анализа ее предметного содержания, что происходит на этапе осознания потребности. Тем самым, как справедливо указывает А. Н. Леонтьев [1983], проблема потребностей преобразуется в проблему мотивов деятельности, т. е. фактически изменяется предмет исследования в рамках общей проблемы изучения мотивационно-потребностной сферы человека.
Весьма важной и требующей специального исследования является проблема происхождения конкретных мотивов у отдельного человека. В связи с этим изучение генеза мотивов в психологии мотивационно-потребностной сферы представляет собой самостоятельную исследовательскую задачу. Постановка этой задачи становится необходимой с того момента, когда в процессе осознания потребности появляется понимание субъектом объекта этой потребности, т. е. с момента возникновения мотива (или мотивов) деятельности.
Классификация мотивов по содержанию чрезвычайно сложна из-за их большого разнообразия, однако некоторые исследователи выделяют несколько наиболее часто формирующихся мотивов, имеющих обобщенный характер. К ним относятся мотивы: достижения, взаимодействия, общения, управления, власти, воздействия (в том числе и агрессивного) на других людей, сотрудничества, оказания помощи. Разумеется, это далеко не полный перечень мотивов, и в каждом случае их необходимо описывать и анализировать отдельно. Перечисленные выше мотивы по своему характеру очень близки к соответствующим потребностям, но все же представляют их определенную конкретизацию.
Некоторые авторы полагают, что проблема классификации мотивов принципиально не может быть решена в силу бесконечности вариантов связей субъекта с действительностью. Тем не менее существование большого количества различных классификаций мотивов подтверждает, что все разнообразные мотивы могут быть сведены к нескольким основным группам. Так, А. Г. Ковалев [1981] выделяет четыре основные группы мотивов: ситуационные, деятельностные, коллективистические и общественные. Содержащийся в данной классификации принцип иерархии мотивов является положительной ее чертой. Однако нам эта классификация представляется не только неполной, но и не выдерживающей основного принципа построения любой классификации. В ней не соблюден принцип единого классификационного критерия. В самом деле, разве может быть, например, ситуационный признак критерием, позволяющим исключить возможность наличия в себе деятельностного начала, или, наоборот, вовсе не обязательно, что деятельностный признак исключает из своей структуры ситуационный компонент или ситуационную обусловленность мотива. Точно так же недостаточно ясно разделение третьего и четвертого типов мотивов: ведь коллективистический мотив одновременно является и общественным мотивом, а общественный мотив может быть разновидностью коллективистического.
А. Н. Леонтьев выделяет две группы мотивов в зависимости от их содержания. Во-первых, мотивы социального признания, с которыми связана деятельность человека, в частности его трудовая деятельность, а также повседневное общение с окружающими, и, во-вторых, мотивы получения удовлетворения от непосредственного процесса достижения цели, решения задачи, осуществления той или иной деятельности. Если в первом случае главным является не самый процесс или средства достижения цели, а их результат, то во втором случае результат отходит на второй план, а на первом оказывается непосредственный процесс деятельности, процесс движения к более или менее значимой и привлекательной цели.* А. Н. Леонтьев выделяет также две конкретные формы мотивов, имеющих отношение к деятельности человека: смыслообразующие мотивы, т. е. те мотивы, которые вполне осознаны как цели деятельности, и мотивы-стимулы, т. е. мотивы, которые служат непосредственным толчком к деятельности. Мотивы, интересы, стремления и вообще реальные потребности человека определяют для него значимость той или иной цели, которой необходимо достичь.

* Мы усматриваем в этом принципе дихотомии мотивов определенное сходство со взглядами представителей экзистенциального направления, для которых движение к цели (причем сравнительно невысокого, гарантирующего ее достижение уровня) является основным смыслом жизни человека, а самая цель и особенно та, достижение которой связано с большими трудностями, риском, чрезмерной отдаленностью от исходной точки, может явиться серьезным невротизирующим фактором.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,151 сек. | 12.54 МБ