Проблема мотивов в психологии личности-5

В-третьих, вариант, при котором ведущим мотивом является стремление получить удовлетворение от достигнутого успеха, т. е. от позитивного резонанса, который формируется и адресуется самому индивиду в случае удачного выполнения деятельности или достижения цели. В данном случае привлекательным является не самый смысл достигнутого, а именно общественная, нормативная оценка, обозначающая успех. Таким образом, в качестве самостоятельного мотива можно выделить мотив успеха. В-четвертых, близкий к вышеописанному, но с противоположным знаком вариант мотива избегания неудач. В данном случае, правда, речь может идти о двух подвариантах мотивированной деятельности. В соответствии с первым подвариантом под термином «неудача» понимается либо недостижение цели, т. е. существа предмета, на который была направлена деятельность, либо избегание не столько безуспешности самого дела, сколько возможных негативных последствий для самого лица, ответственного за неудачу. Во втором подварианте речь, следовательно, идет об избегании не столько объективного неуспеха, сколько личной ответственности (Ломов, 1984). Наиболее остро проблема личной ответственности выступает в связи с вопросами противоправного поведения и деятельности, т. е. в юридической психологии, а также при наличии у человека неадекватных, в том числе и патологических влечений, например в психологии алкоголизма и наркомании.
При злоупотреблении алкоголем, по мере наступления желаемого состояния опьянения, ведущий мотив может ослабевать, и на первый план выдвигаются другие мотивы. Так, например, до состояния алкогольного опьянения ведущим мотивом мог быть мотив, активизирующий деятельность по приобретению алкогольного напитка, а после наступления состояния опьянения картина может существенным образом меняться в связи с резким ослаблением контролирующей и регулирующей функции сознания: какие-либо ранее малозначащие мотивы могут выступать на первый план, приобретать ведущее значение и серьезным образом искажать поведение человека. К этой проблеме примыкает вопрос о соотношении сознания и личности в целом с мотивами деятельности в случае неадекватной деятельности человека, например противоправной, аморальной, безнравственной, эгоцентрической и т. д. Поскольку роль сознания в осуществлении мотивационного процесса необычайно велика и играет ведущую роль в поведении, то, когда речь идет о психически здоровом человеке, личность выступает как инстанция, осознающая свою социальную ответственность и понимающая возможные последствия своих поступков.
При анализе мотивов необходимо учитывать их конкретные динамические характеристики. Сама динамичность как свойство изменяемости мотивов присуща им в связи с тем, что в основе человеческих мотивов лежат изменяющиеся и развивающиеся потребности человека, обусловленные, в свою очередь, динамичными социальными условиями. Следует подчеркнуть, что этот динамизм не является абсолютным, в полной мере зависимым от временных и содержательных характеристик ситуации. Благодаря тому, что мотивы в большей или меньшей мере отстают в своем развитии от постоянно и чрезвычайно быстро изменяющихся условий среды, им свойственна определенная инерционность в силу невозможности моментальной перестройки вслед за изменением ситуации. Это отставание может отчасти объясняться и борьбой мотивов, когда, например, предшествующий мотив не уступает место новому мотиву. Кроме того, инерционность связана с так называемыми «отдаленными» мотивами, придающими деятельности личности стратегичность и определенную устойчивость.
В этой кажущейся противоречивости заключено диалектическое единство развития мотивационной сферы. Сама жизнь включает в себя подобное противоречие — динамизм и инертность, а мотивы отражают и то и другое. Каждый отдельный период жизни человека характеризуется относительным постоянством и в то же время изменчивостью, уступая место новому периоду. В связи с этим каждый новый период жизни человека имеет свои специфические, присущие только ему, мотивы. Несмотря на то, что устойчивость мотивов обеспечивает устойчивость деятельности, характер этой устойчивости относителен. Динамичность мотивов отражает самоподкрепляемость и самооцениваемость мотивационной стороны личности и выступает как динамичность основной диспозиции личности. Диспозиция личности, в свою очередь, сама является отражением постоянно изменяющихся параметров как актуальной, так и тем более исторической ситуации. Динамичность и самоподкрепляемость мотивов основаны на том, что каждый мотивированный поступок приводит либо к удовлетворению потребности— полному или частичному—и, следовательно, к ослаблению или замене мотива другим, либо к неудовлетворению потребности и тем самым к продолжению напряжения и усилению побудительного действия мотива. Так или иначе, в процессе мотивированной деятельности происходит постоянная модификация мотивов, свидетельствующая не только о динамичности мотивов как об основном их свойстве, но и о том, что самый процесс модификации мотивов в ходе естественной деятельности позволяет искусственно изменять условия этой деятельности и тем самым целенаправленно влиять на нее, в том числе и управлять формированием и всем ходом мотивированной деятельности. Таким образом, мотивы не только измеряемы, но и управляемы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,177 сек. | 12.5 МБ