Минобороны и ОПК – «нельзя промахнуться». На кону – будущее подводных Сил Военно-морского флота РФ

Минобороны и ОПК – «нельзя промахнуться». На кону – будущее подводных Сил Военно-морского флота РФ

На фоне недавнешних праздничков – Дней ВМФ и ВДВ, столетия ВВС относительно тихо и малозаметно была отмечена еще одна дата смерти атомной подлодки «Курск».

Напомним сначала, что она принадлежала к атомным субмаринам третьего поколения проекта 949А (шифр «Антей»), которые относятся к подводным крейсерам, вооруженным противокорабельными крылатыми ракетами (АПКРРК). Основное назначение этих подлодок – нанесение ударов по большим надводным кораблям противника, последующим в составе групп – авианосных многоцелевых (АМГ) либо корабельных ударных (КУГ).

Полное подводное водоизмещение АПКРРК – 24 тыщи тонн, длина (большая) – 155 метров. Архитектурно-конструктивный тип – двухкорпусной. Наибольшая глубина погружения – 600 метров. Автономность – 120 суток. Энергетическая установка – атомная в составе 2-ух водо-водяных реакторов. Наибольшая подводная скорость – 32 узла. Вооружение – 24 пусковые установки (ПУ) противокорабельных ракет (ПКРК) «Гранит» и торпедные аппараты (ТА): два – калиб-ра 650 мм и четыре – 533 мм.

Достраивать – недостраивать

О субмаринах проекта 949А западные военно-морские спецы всегда откликались почтительно. По их словам, «Оскар-II» (таковой шифр принят на Западе для наших «Антеев») вправду представляет суровую опасность для АМГ. Так, отмечалось, что невзирая на впечатляющие размеры (а лодки типа «Курск» превосходят южноамериканские «Огайо» по водоизмещению) и наличие 2-ух винтов, «Оскары» в целом наименее гулкие, чем русские многоцелевые атомные подлодки типа «Виктор-III» (АПЛ проекта 671 РТМ). А в отношении ПКРК «Гранит», которые несут на борту наши подводные крейсера, те же специалисты в главном высказывались исключительно в потрясающих тонах.

Строительство подлодок этого типа было начато в СССР в 80-х годах прошедшего века, предполагалось передать флоту серию из 18 единиц, всего к истинному времени выстроено 11 субмарин. После смерти «Курска» их осталось 10, из их два АПКРРК выведены из боевого состава ВМФ Рф в резерв. Таким макаром, на сей день числятся в строю восемь подводных крейсеров класса «Антей». Еще есть три недостроенные лодки проекта 949А/949АМ – «Белгород», «Волгоград» и «Барнаул», будущее которых туманно.

Катастрофа «Курска» оказала существенное воздействие как на судьбу других субмарин этого типа, так и в целом на активизацию борьбы воззрений о направлениях развития подвод-ного флота.

Фактически сходу после ужасного ЧП с «Курском» в русском Минобороны заявили, что «Белгород», техно готовность которого составляла 80 процентов, будет непременно достроен, так как субмарины этого проекта необходимы ВМФ, они полностью современны и эффективны. Работы по достройке крейсера вправду начались, он даже был включен в гособоронзаказ, по полосы которого велось финансирование. Но в 2006 году занимавший тогда пост главы военного ведомства Сергей Иванов произнес: «АПЛ «Белгород» Министерству обороны не нужна, и все решения по этому вопросу уже приняты. И больше дискуссии подлежать не будут… Мы рассматриваем другие варианты достройки этой лодки, но не в интересах Министерства обороны России».

Вот так категорично и без разъяснения обстоятельств. При этом ранее Сергей Иванов гласил, что Мин-обороны продолжит финансировать строительство в Северодвинске «Белгорода», средства на атомную субмарину предусмотрены (в муниципальном оборонном заказе) и флоту она нужна.

Адмирал Владимир Высоцкий, будучи еще главкомом ВМФ, сначала 2012 года сказал, что «Белгород» будет достраиваться как особый проект. Другими словами как некоторая ПЛАСН (подводная лодка атомная специального предназначения). Появляется, правда, вопрос: для чего? В составе русского флота уже есть восемь таких субмарин, тогда как у ВМС США, к примеру, только две подобные лодки, при всем этом по полному количеству АПЛ мы уступаем янки.

О «Волгограде» и «Барнауле», крепкие корпуса которых были уже сформированы, инфы пока нет.

Практика боевых служб свидетельствует…

Меж тем у плана сохранения «Антеев» в составе ВМФ огромное число врагов, утверждающих, что нет нужды в
субмаринах, нацеленных сначала на борьбу с надводными кораблями. Понятно, что эти люди также скептически относятся и к новым ПЛАРК проекта 885 «Ясень». Но в связи с кардинальным количественным сокращением общего корабельного состава ВМФ РФ (с 1991 года в 2,5 раза) и морской ракетоносной авиации берегового базирования надводные силы и авиация флота Рф на сей день неспособны отлично противостоять ударным группировкам надводных кораблей ВМС продвинутых стран. А самую большую опасность с океанских и морских направлений представляют конкретно АМГ и КУГ с носителями крылатых ракет. Другими словами нашему ВМФ требуются ударные атомные подводные лодки как более действенное средство борьбы с самыми современными АМГ и КУГ. По оценкам военно-морских профессионалов, изготовленным на основании анализа результатов опытовых учений и компьютерного моделирования, для гарантированного ликвидирования атомного авианосца и 2-3 кораблей боевого охранения в составе АМГ довольно залпового внедрения 40–48 ПКР «Гранит» с обыкновенными БЧ (два АПКРРК проекта 949А).

Минобороны и ОПК – «нельзя промахнуться». На кону – будущее подводных Сил Военно-морского флота РФ

Противники сохранения в составе ВМФ Рф «Антеев» придерживаются концепции приоритетного развития надводной составляющие флота, ратуют за принципное уменьшение роли и боевого потенциала подводных сил общего предназначения. Естественно, трудно поспорить с тем, что флоту очень нужно развивать и улучшать надводные силы, которые на данный момент находятся, можно сказать, в плачевном состоянии, но почему это нужно делать за счет подводников?

Беспристрастная действительность такая – как и раньше более действенным средством войны в океане, в таком виде боевых действий, как «флот против флота»/«море-море», является атомная субмарина. Противники «Антеев» напирают на то, что способности ПЛО и ПВО современных авианосных соединений существенно возросли и подводные крейсера проекта 949А с ПКРК «Гранит» не сумеют отлично противостоять им. Но практика боевых служб свидетельствует об оборотном.

Лодки проекта 949А не один раз вели наблюдение за авианосцами в составе АМГ, в том числе осущест-вляли долгое слежение ракетными комплексами, оставаясь при всем этом необнаруженными. Огромную часть времени сопровождение производилось с внедрением собственных гидроакустических средств.

Броским примером удачных действий подводного крейсера проекта 949А против авианосного соединения может как раз служить поход К-141 «Курск» в Средиземное море в 1999 году, в период злости НАТО против Югославии. Есть мемуары бывшего командующего Северным флотом адмирала Вячеслав Попова, самого командира «Курска» капитана 1-го ранга Геннадия Лячина, офицеров дивизии, участвовавших в том походе.

Приведем цитату из официального документа: «В ходе выполнения задач боевой службы в Средиземном море АПРК «Курск» действовал в критериях подавляющего приемущества противолодочных сил возможного противника. Делал задачку по наблюдению за авианосными ударными многоцелевыми группировками противника. Производил слежение за ними и создавал попутный поиск АПЛ зарубежных стран, сохраняя при всем этом скрытность и боевую устойчивость…»

Вот когда нужно брать пример с Запада

ПЛАРК проекта 949А/АМ целенаправлено как можно подольше оставлять в строю, они владеют огромным модернизационным потенциалом. Правда, звучат возражения: эти лодки старенькые, 1-ые крейсера данного проекта служат уже 26 лет.

Ответим примером из практики ВМС США: южноамериканские военные мореплаватели очень правильно и отлично подходят к модернизации выведенных из состава СЯС ПЛАРБ типа «Огайо». Эти субмарины после практически 22 лет насыщенной службы прошли полный ремонт с глубочайшей модернизацией и перевоплотился в ПЛАРК, вооруженные 154 крылатыми ракетами типа «Томагавк». Освеженные «Огайо» могут употребляться и как носители сверхмалых подлодок специального предназначения с размещением на борту разведывательно-диверсионных групп. Янки была разработана всеохватывающая программка роста срока эксплуатации субмарин типа «Огайо»: сейчас их срок боевой службы составит 42–44 года!

Наши военные бюрократы обожают ог

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,117 сек. | 12.53 МБ