Минобороны отказалось от военных городков

Минобороны отказалось от военных городков

Глава министерства обороны Рф Анатолий Сердюков объявил о сокращении числа гарнизонных военных городков с 21 тыщи до 184. Военные городки существовали раздельно от всего страны – их финансировало министерство. В процессе последних 20 лет МО делало это очень отвратно: жилфонд не ремонтировался, военгородки стали передовиками по количеству негожего жилища. На данный момент правительство передало эту мигрень муниципалитетам, но не выделило им средств на решение этой препядствия. Не достаточно того, даже в тех редчайших случаях, когда муниципалитеты могут что-то сделать, то из-за того, что передача принадлежности документально не оформлена, они бессильны.

Военные городки не зря размещены «вдалеке от цивилизации». Они строились так на случай войны, чтоб противник не сумел отыскать военные части (не считая того, тяжело поддерживать воинскую дисциплину в штатском городке). С началом перестройки большая часть военных частей было реорганизовано либо ликвидировано, но окружающие их объекты по привычке сохранили статус военных городков. В таких поселениях отсутствует орудие и боевая техника, а население в большей собственной части стало штатским. В текущее время такие объекты не похожи на военгородки прошедшего, где фактически все мужчины носили форму, а все организации (прямо до кинозалов, гостиниц и магазинов) были подчинены воинским уставам.

Служба расквартирования и обустройства Министерства обороны (СРиО), которая должна была заниматься вопросами военгородков, увлеклась иными задачками. Вся работа СРиО оказалась устремлена на достижение т.н. стратегических целей, посреди которых: восстановление Чечни, формирование инфраструктуры космодрома «Плесецк». Бытовые вопросы СРиО игнорировала, ценностями для Службы стали звучные проекты. Поддержкой военных городков прославиться нельзя. Ведь она очевидно по умолчанию…

Прошлый работник СРиО, подполковник в припасе Александр Перенджиев, ведает, что, как А. Сердюков пришел на пост министра обороны, он стал зацыкливать на для себя все денежные вопросы в военном строительстве. По воззрению Перенджиева, в этом усматривается преступный подтекст. Конкретно в то время застрелился генерал-полковник Виктор Власов, который исполнял обязанности начальника СРиО.

Тогда же был начат процесс полной ликвидации военно-строительного комплекса. Спецы ушли, аппарат разрушен. Разобраться в дилеммах военных городков сейчас нереально: фактически вся документация утрачена в связи с тем, что университеты, которые проектировали городки, расформированы. МО не держит у себя профессионалов, способных заниматься военгородками, поэтому решать эти вопросы просто некоторому. Не считая того, гласит офицер, усилия строительного комплекса Министерства обороны идут на борьбу с градоначальниками Москвы за объекты. И здесь уже не до военгородков. Тот факт, что МО РФ скинуло их с себя, очень закономерен, к этому все и шло.

На сегодня военные городки находятся в плачевном состоянии. Ситуация со здравоохранением и образованием стршная. ЖКХ обнищало до того, что котельные выходят из строя. Работы просто нет, и люди преобразуются в полубомжей, гласит А.Перенджиев.

Самый наилучший выход из этой ситуации, по воззрению подполковника, это расселение военных городков, а не их реставрация. Людям нужно предоставить жилище в обычных населенных пт. Средства для этого у страны есть, ведь выстроили же новое жилище для погорельцев летних лесных пожаров.

В публичной организации «Защитим Отечество» нынешнюю политику Министерства обороны также осуждают. Подполковник Сергей Зудов, сопредседатель организации, гласит, что позиция МО РФ неэтична. Поначалу министерство не выполнило собственных обязательств в отношении военгородков, а сейчас и совершенно отказалось от ответственности. По его воззрению, до того как отдавать военную собственность муниципалитетам, нужно было привести ее в порядок. Либо было надо отрекаться от военных городков по мере ликвидации в их армейских частей. При таком подходе это происходило бы равномерно, и сейчас не пришлось бы разламывать голову, где разом взять средства н
а восстановление всей инфраструктуры бывших военных городков.

Министерство подходит безответственно даже к перекладыванию ответственности за военгородки. Оно не оформляет документы и таким макаром затягивает передачу военного имущества местным властям. В конечном итоге местные власти остаются парализованными. Например, гласит офицер, в подмосковном Ступине в собственность муниципалитета никак не перейдет земля, которая находится под незавершенным строительством министерства. Местные власти в связи с тем, что земля не в городской принадлежности, не имеют права начать достройку. Эти издержки правоохранительные органы могут признать нецелевыми, и работники местного муниципалитета могут понести ответственность, в том числе и уголовную.

То, каким образом ведет себя Министерство обороны, – натуральное головотяпство, гласит депутат Гос думы Геннадий Гудков. С его слов, раз уж МО сбрасывает с себя балласт, так должно делать это хорошо. В их действиях отсутствует даже маломальская правовая политика. Поступки министерства имеют поспешный, необмысленный и разрушительный нрав. Не считая того, нельзя стопроцентно исключать элементы наживы. Обитатели военных городков, где имеются современные спорткомплексы и бассейны, высказывают беспокойство по поводу визитов коммивояжеров, осматривающих эту недвижимость. Военные страшатся, что Минобороны выстроило подобные объекты с целью их реализации.

Не считая того, ни в каком программном документе не указывается неувязка военгородков и путях ее разрешения. Будто бы препядствия не существует. Муниципальная дума не рассматривает данную делему, правительство же не выносит никаких постановлений. Сложившаяся ситуация просит вмешательства со стороны высшего управления страны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 72 | 0,507 сек. | 12.5 МБ