Профессиональные лучевые поражения рентгенологов

Острые профессиональные лучевые поражения рентгенологов являются в настоящее время почти анахронизмом. Лишь в очень редких случаях при полной неосведомленности персонала о биологическом действии рентгеновых лучей (см. Рентгеновское излучение) и недопустимом несоблюдении обязательных мер предосторожности могут возникнуть у людей, работающих в сфере излучения, общие сравнительно умеренные проявления острой лучевой болезни или чаще так называемые рентгеновские ожоги кожи. Это имеет место главным образом у инженерно-технического персонала при рентгенографии металлических изделий, а среди врачей — у хирургов при вправлении переломов или поисках сложных инородных тел под контролем рентгеновых лучей, а также при так называемых утяжеленных рентгенологических исследованиях, при которых врачи хирурги, урологи, нейрохирурги и пр. становятся жертвой чрезмерного местного или общего облучения, превышающего максимально допустимые уровни действия ионизирующей радиации.
Актуальное значение имеют главным образом хронические профессиональные лучевые поражения рентгенологов.
Наиболее характерен специфический, весьма длительно протекающий дистрофически-дегенеративный процесс кожных покровов — хронический дерматит у врачей рентгенологов, занимающихся рентгенодиагностикой желудочно-кишечных больных, при которой приходится прибегать к пальпации.
Рентгеновский дерматит развивается у рентгенологов с большим профессиональным стажем, однако его возникновение, темпы развития и степень выраженности зависят и от еще неуточненных причин, которые принято обозначать как индивидуальное предрасположение. При пренебрежении требованиями защиты поражается в первую очередь кожа тыльной поверхности кистей рук и особенно пальцев правой (пальпирующей) руки, реже — кожные покровы лица, лба. В ранних стадиях рентгеновского дерматита наблюдаются лишь функциональные нарушения (парестезии, повышенная термическая чувствительность кожи рук). При дактилоскопии рано обнаруживается сглаженность поверхности кожи, рисунок эпидермальных борозд нивелируется. Кожа постепенно теряет свою эластичность и вследствие атрофии сальных и потовых желез становится сухой, грубой. В более выраженных случаях она меняет свою окраску; развивается диспигментоз: светлые беловатые участки атрофии
кожи чередуются с пятнами сгущенного бурого или коричневатого пигмента. Возникают и телеангиэктазии. Выпадают пушковые волосы, постепенно эпиляция прогрессирует. Кроме атрофических явлений, наступают и реактивные изменения противоположного знака — гиперпластические процессы (гиперкератозы, папилломатозные и бородавчатые разрастания).
Ногти приобретают тусклый грязновато-серый или бурый цвет, продольно и наискось исчерчены, пластинчаты, искривлены и скрючены, становятся хрупкими, ломкими, крошатся. В ногтевом ложе развиваются заусеницы, кожные валики приподняты и подрыты, и здесь раньше всего образуются болезненные трещины и изъязвления.
Выраженный рентгеновский дерматит очень плохо поддается лечению, и, раз начавшись, обычно в течение ряда лет медленно и неуклонно прогрессирует. Он является наиболее показательным примером предракового процесса: почти неизбежно, даже после прекращения дальнейшего действия рентгеновского излучения, через годы на почве выраженного дерматита возникает истинный профессиональный рак кожи рентгенологов. Гистологически это, как правило, плоскоклеточный рак с явной тенденцией к ороговению. Клинически для этого рака характерны сравнительно с другими раками кожи более молодой возраст, типичная локализация (на коже тыльной поверхности пальцев), первичная множественность, относительно высокая злокачественность. Последняя выражается в значительной болезненности, относительно интенсивном инфильтрирующем росте, метастазировании в ближайшие и отдаленные лимфатические узлы и, главное, неудовлетворительных результатах лечения (лучевое исключается, показано лишь радикальное хирургическое вмешательство) и высокой частоте рецидивов. В мировой литературе зарегистрировано много смертей рентгенологов, главным образом пионеров рентгенологии, от профессионального рака кожи.
Что касается профессиональных изменений системы крови, то в большом проценте случаев у рентгеновского персонала со значительным стажем работы определяется, также с большим индивидуальным акцентом, общая лейкопения — небольшая или умеренная (ниже 5000 и даже 4000 лейкоцитов в 1 мм3 крови), стойкая или преходящая. При этом характерны абсолютный и относительный (порядка 30—45%) лимфоцитоз и моноцитоз. Для эозинофилов циркулирующей крови показательна лабильность, от анэозинофилии и эозинопении до эозинофилии (чаще), доходящей до 12—14% . Характерна также относительная и абсолютная тромбоцитопения, однако без геморрагических явлений. Важны не только количественные, но и качественные сдвиги — дегенеративные изменения в ядрах и протоплазме кровяных элементов, например патологическая зернистость в протоплазме нейтрофилов. Обычное лабораторное исследование красной крови показывает, как правило, либо нормальную картину, либо весьма незначительную эритроцитопению с некоторым понижением содержания гемоглобина.

В последние годы доказано, что рентгенологи болеют лейкозом чаще, чем все другие (по возрасту, полу и т. д.) контрольные группы населения. Можно лишь спорить об относительной частоте различных форм лейкозов у рентгенологов и радиологов. Принято считать, что заболеваемость лейкозами и смертность у рентгенологов по меньшей мере в 2 раза выше, чем у врачей всех других специальностей, и в 4, 8 и даже 10 раз выше, чем у населения, не подвергающегося хроническому профессиональному облучению. Чаще встречается у рентгеновского персонала и миеломная болезнь (С. А. Рейнберг, 1960).
Достоверных статистических данных об относительном предрасположении персонала рентгеновских кабинетов к опухолям вообще (раку желудка, бронхов и пр.) в настоящее время нет. Из-за больших методических и диагностических трудностей, особенно при ранних фазах и малых формах заболеваний, нет также безупречных материалов и о других профессиональных лучевых поражениях рентгенологов. Все же принято считать, что среди персонала рентгеновских кабинетов чаще, чем в сравнимых контрольных группах населения, имеет место в качестве проявления хронической лучевой болезни так называемый вегето-астенический синдром, что рентгенологи будто бы чаще жалуются на общее снижение тонуса, утомляемость и усталость, недомогание, головные боли, снижение аппетита, плохой сон и т. д. Однако строго обоснованных данных, подтверждающих частоту нарушений, хотя бы функциональных, со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной, выделительной и половой систем профессионального происхождения, нет. Также эндокринные расстройства (менструальные, ранний климакс, тиреотоксикоз и пр.), по-видимому, в прямую связь с профессией ставить нет основания. Отмечают частоту изменений у рентгеновского персонала преломляющих сред глаза (катаракта, помутнение роговицы), а также глаукомы. Наконец, что особенно важно, в настоящее время нет еще возможности из-за непреодоленных методических трудностей с надлежащей научной достоверностью решить вопрос о генетических последствиях хронического профессионального облучения. По обширным анкетным данным, число бездетных браков среди рентгеновского персонала равно средним общим показателям, а сведения о количестве уродств и аномалий в их семьях противоречивы.
Острая дискуссия по вопросу об общем укорочении жизни рентгенологов вскрыла большие погрешности в статистической обработке материалов. Переносить же механически на человека результаты экспериментов на животных и насекомых и считать, что профессия рентгенолога означает какое-то сокращение продолжительности жизни, было бы ошибочным.
Профилактика профессиональных лучевых поражений рентгенологов хорошо
разработана. Она включает меры личного, конструктивного и общественно-государственного (законодательного) порядка, сформулированные в виде обязательных постановлений и инструкций. Охрана труда требует хорошей осведомленности персонала о всех возможных отрицательных сторонах дела и строгого соблюдения всех правил безопасности, в первую очередь нормы нагрузок. Превышение предельно допустимых доз ионизирующей радиации запрещено. Работать полагается в одну смену, без совместительства. При просвечиваниях необходимо пользоваться для ограждения от неиспользуемого излучения защитным экраном со свинцовым стеклом, защитными ширмами, фартуками, перчатками. Обязательно систематическое диспансерное наблюдение с обязательными периодическими контрольными исследованиями крови. И если в настоящее время профессиональные лучевые повреждения рентгенологов еще не полностью ликвидированы, то они фактически сведены к вполне приемлемому минимуму.   

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,130 сек. | 12.83 МБ