Психоаналитическое направление-1

Примером типологии больных алкоголизмом, созданной в рамках психоанализа, является концепция М. Чефетца (Chafefz, 1959; Blane, Chafetz, 1971) —одного из лидеров этого направления в 1960—1970-е годы. Он описал два типа больных алкоголизмом: 1) реактивные, или невротичные, и 2) аддиктивные (от англ. addictive), или страдающие «пристрастием» к алкоголю. Первая из выделенных групп больных имеет относительно нормальную структуру преморбидной личности. Больные используют алкоголь для подавления стрессовых состояний, возникающих по внешним поводам. Они хорошо адаптированы в семье, в сфере обучения и профессиональной деятельности, и в иных социальных отношениях, обнаруживают способность ставить перед собой реальные цели и достигать их. Только длительный стресс способен привести их к алкоголизму, в связи с чем их проблемы рассматриваются как невротические. Вторая группа — аддиктивные больные на протяжении всей жизни демонстрировали нарушения адаптации и личностные расстройства. Главная их особенность — неспособность с раннего возраста адаптироваться к социальным требованиям: в школе, в семье, в общении в целом. По мнению М. Чефетца, потребность в обращении к алкоголю заложена в самой личности такого больного и не имеет ни внешних причин, ни внутреннего ритма для своего возникновения, в связи с чем больные быстро теряют контроль и над собой, и над внешней ситуацией. Их поведение расценивается во всех случаях как саморазрушительное. Пытаясь дать психоаналитическое истолкование причин появления аддиктивных больных, автор в качестве главной из них выделяет вслед за своими предшественниками оральную фиксацию либидо (полового влечения), депривацию в эмоциональных отношениях в раннем возрасте с матерью или другой «ключевой фигурой». Нарушению этого важнейшего звена эмоционального развития ребенка приписывается возникновение аффективных нарушений, среди которых первое место по частоте проявлений занимает депрессия.
Попытка привнести генетический аспект в рассмотрение проблемы формирования алкоголизма и его психологических детерминант при корректном методологическом подходе безусловно расширила бы медико-психологические представления об этиопатогенезе заболевания. Однако указанные психоаналитические теории не выполняют этой задачи, а скорее, наоборот, еще более камуфлируют предмет исследования.
По сравнению с другими работами наибольший интерес в контексте нашего исследования имеет работа В. де Вито, Я. Фланерти и Г. Дж. Мозджиерч (De Vito, Flanerty, Mozdzierz, 1970). В отличие от сообщений, в основу которых положены единичные наблюдения психоаналитиков, авторы построили исследование на анализе большой выборки больных алкоголизмом, обследованных с применением различных (клинических и экспериментальных) методов. Они пришли к выводу, что употребление и злоупотребление алкоголем даже у одного и того же субъекта могут иметь разные психологические значения. Алкоголь выполняет одну из основных, присущих ему функций, выступая как: а) средство защиты от сильных и несущих угрозу субъекту аффективных состояний: гнева, страха, беспомощности; б) средство защиты против чувства отчаяния у некоторых депрессантов; в) средство защиты от первичной тревоги у лиц, имеющих признаки дезинтегрированного «Я»; г) средство ослабления симптомов невротических, психотических и сексуальных нарушений.

В данной, как, впрочем, и во многих других концепциях подобного рода, делаются выводы, заставляющие в конце концов отказаться от представления об алкоголизме как самостоятельном виде патологии с характерными только для него психологическими чертами.   Попытка преодоления   этого, на наш взгляд, недостатка содержится   в   работе Ш. Зимберга Zimberg, 1978). Как и другие аналитики, он считает, что решающее значение в психологической   готовности   к   алкоголизму имеет период раннего детства. Именно в этот период на будущего больного алкоголизмом оказывается одно из наиболее негативных воспитательных воздействий: отвержение, гиперопека, чрезмерное возложение ответственности. При таких типах неправильного воспитания у субъекта вырабатывается   потребность в зависимости, которая не удовлетворяется нормальными средствами, поскольку личности этого типа оказываются неспособны манипулировать с этой целью окружающими, а, напротив, получают от них неодобрение и отвержение, являющиеся главным источником низкого самоуважения, чувства неполноценности и неадекватности поведения. Тревога, возникающая в результате этого, замещается по компенсаторному механизму потребностью в контроле, силе, достижении. Алкоголь купирует эту тревогу и, что более важно, действует как фармакологическое вещество, индуцирующее ощущение собственной силы, всемогущества, неуязвимости. Однако этот эффект временный. Уже в структуре абстинентного синдрома появляется чувство вины и отчаяния, поскольку в действительности алкоголик не достигает ничего, кроме того, что уже было до начала пьянства. Чувство   неполноценности возрастает,   и   конфликт продолжается по порочному кругу, а точнее — по регрессирующей спирали.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,108 сек. | 12.52 МБ