Психотерапия и врачебная этика-1

Однако знакомство с практикой работы некоторых медицинских учреждении показывает, что требования врачебного гуманизма не всегда учитываются в должной мере. Например, отрицательно действуют на настроение больных неоправданное ограничение свободы их передвижения, излишняя регламентация посещений родственниками, друзьями, запрещение прогулок из-за отсутствия теплой одежды или запрет пользоваться удобной и привычной домашней одеждой. В ряде больниц больные непродуманно размещаются по палатам (например, в травматологическом отделении в одну палату помещают всех с травмами ног, что лишает их возможности взаимопомощи, а в другую — всех с травмой рук или размещают больных лишь по тяжести заболевания). Все это не мелочи. Внимание к таким вопросам является одним из показателей этической культуры медицинских работников.
Применение общих принципов психотерапии к различным видам и этапам медицинской деятельности вызвало к жизни целый ряд конкретных деонтологических правил поведения врача в его отношениях с больными, прежде всего это требования, соблюдение которых благоприятно сказывается на эмоциональной жизни больного.
Вот наиболее важные из них, на которые указывают опытные медики.
Чтобы не вызвать у больного пугающих эмоций, врач должен соблюдать определенные деонтологические правила уже на самой первой стадии своего общения с больным — при собирании анамнеза, то есть сведений об условиях его жизни, о начале и развитии заболеваний. При собирании анамнеза не следует торопить больного, его необходимо внимательно выслушать, не обнаруживая особого внимания к одним жалобам и невнимания к другим. Расспрашивая о наследственных факторах, не надо подчеркивать значения их и т. д.
Многие опытные медики считают, что в палатах больных недопустимы врачебные высказывания. Причем такие высказывания нежелательны даже на латинском языке, поскольку нередки случаи, когда больные знают медицинскую терминологию. Профессор Н. П. Петров критикует хирургов, которые, проводя операцию под местной анестезией, вслух комментируют своп действия (сох, черт возьми, вскрылась кишка», «опухоль проникла в печень — удаление невозможно» и т. п.). Он подчеркивает, что оператор, напротив, должен бодрить больного, говоря, к примеру: «Все идет хорошо, не придется делать большой операции».
Общепризнанным стало требование без соответствующей психологической подготовки больных не называть вслух пугающий диагноз типа инфаркт, рак, уремия и т. п. Не менее основательно и правило не говорить больному о бессилии медицины по отношению к его заболеванию. Не следует, например, аргументировать своп отказ от операции невозможностью последней, лучше сослаться на ее ненужность. Нельзя больного заставлять ждать в операционной, чтобы исключить излишние волнения, лучше приглашать его туда лишь в тот момент, когда у наркотизатора все готово. Что же касается боязливых, легко возбудимых больных, то их лучше усыплять прямо в палате.
В ряде деонтологических правил говорится об уважении к личности больного. Так, согласно требованиям хирургической деонтологии, считается недопустимым, чтобы больной шел до операционного стола обнаженным.
Опытные врачи считают, что при направлении тяжелобольного с амбулаторного приема в стационар лучше всею мотивировать это не его состоянием, а необходимостью произвести исследования, которые возможны только в условиях стационара. Они полагают, что медики вообще должны овладевать умением успокаивать больного. Нельзя жалеть на это времени. Н. Я. Мильман и Л. Е. Кишиневский пишут, что врачам, рентгенологам например, следует уделять несколько минут больному, чтобы разъяснить его заболевание, успокоить или насторожить; но ни в коем случае не запугивать. Врач-рентгенолог не может, по их мнению, в ответ на вопрос больного о результатах исследования ответить: «Я все записал, узнаете у лечащего врача».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,113 сек. | 12.58 МБ