Путь который мы выбираем

Издаются брошюры для молодежи о выборе профессии, но многие из них слишком парадно рисуют врачебные будни. Эффектные обходы … Доктор держит перед глазами шприц с живительной жидкостью … укол — и больной оживает.
Или ставшая довольно тривиальной «подача» хирургов на экране, в спектаклях и некоторых статьях:
«… Волевой подбородок. Упрямо сдвинутые брови. Отрывистая речь.
—       Зажим!
—       Тампон!
—       Шить!
Резко стаскивает перчатки, небрежно швыряет их в сторону. Бросает на ходу:
—       Будет жить!
Поворачивается к окну. Закуривает. Делает нервную затяжку. Не горит. Комкает сигарету. Достает новую …»
Бывает и так, конечно, но врачебные будни труднее и прозаичнее. И это начинают понимать даже студенты-медики. При опросе, проведенном в Оренбургском медицинском институте, на первом курсе хирургами хотели стать 63 процента студентов, на последнем — 18 процентов, на медицинском факультете в Софии соответственно — 25,4 и 12,8 процента. Цифры эти говорят сами за себя.
Академик Б. В. Петровский, обращаясь к журналистам, пишущим о врачах, не случайно призывал к тому, чтобы больше говорить о повседневности, а не ограничиваться лишь восторженным описанием героических поступков.
Врачебные будни
Знаете ли вы, например, что у врача нет покоя и тогда, когда он снял халат? Не потому, что в любое время — днем и ночью, в буран и дождь — он может быть вызван к больному, а потому, что труд доктора — это не только тридцать минут у постели больного.
Это бесконечная работа дома над книгой, это беспокойство за диагноз и лечение, это борьба с возможными сомнениями. Врачу приходится помнить, что он врач, в любой обстановке. Моряк вне моря — не моряк, строитель вне стройки — не строитель. Врач — всегда врач.
Вы можете захотеть в фойе филармонии обменяться мнением со встретившимся искусствоведом о прослушанном концерте — не сердитесь, если разговор сведется к лечению камней в желчном пузыре. Вы захотите после утомительного дня вечером прогуляться по улице, ощутить аромат весны — не удивляйтесь, если из пяти встретившихся знакомых четверо заговорят о болезнях.
Но есть и другие. Медицина еще во многом несовершенна. За это несовершенство спрашивать будут с вас, а не с науки. Ответ держать будете вы. А это бывает нелегко. Недостаточно культурный человек будет вас несправедливо ругать, а вы должны будете соблюдать спокойствие, вечером принимать против бессонницы снотворное, а утром входить в палату с улыбкой. Улыбка эта стоит дорого.
Бытует мнение, что с годами у врача вырабатывается иммунитет к страданиям человека. Это не так. Вероятно, к нам, врачам, тоже относятся слова Ромена Роллана о том, что нельзя победить раз и навсегда — побеждать надо ежедневно.
При описании смерти Эммы Бовари у Флобера появился вкус мышьяка во рту и признаки отравления. Л. Н. Толстой вышел как-то из своего кабинета весь в слезах. На вопрос о том, что случилось, он ответил, махнув рукой: «Только что умер князь Болконский». Когда скончался отец Горио, Бальзака застали бледным, с неровным и слабым пульсом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,102 сек. | 11.43 МБ