Апокалипсис сегодня

Сначала цитата из «Независимой газеты», последователь­но и горячо поддерживающей и Путина, и военную операцию в Чечне:

«Бойня в Комсомольском продолжалась три недели. По селу наносились удары мыслимым и немыслимым ору­жием. Работала артиллерия всех калибров, танковые пушки и системы залпового огня не знали передышки, ис­пользовались ракеты «земля-земля», вертолеты и бом­бардировщики сбрасывали свой смертельный груз круг­лые сутки…

В отдельных подвалах было сплошное месиво из че­ловеческих тел. Иногда приходилось собирать трупы по частям. У многих отрезаны уши.

Над кладбищем стоит смрад. Со всей республики при­езжают родители, жены, близкие в поисках пропавших без вести. Мать, узнавшая своего сына по родимому пят­ну на плече, обнимает труп, у которого вместо лица одно месиво. Как ни странно, плача на кладбище нет. Стоит какая-то гнетущая тишина, хотя здесь посто­янно находятся несколько сотен человек. Уже четыре ряда могил вытянулись метров на сто…» («Независи­мая газета», 13 апреля 2000 г.).

Как ни странно, плача на кладбище нет. Запомним эти слова. О чем-то подобном уже писал русский офицер после очередной «зачистки», может быть, того же села (только оно тогда не назы­валось Комсомольское) лет 150 назад:

«Старики хозяева собрались на площади и, сидя на кор­точках, обсуждали свое положение. О ненависти к рус­ским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали

все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядови­тых пауков и волков, было таким же естественным чув­ством, как чувство самосохранения» (Лев Толстой. «Ха­джи-Мурат», 17 глава).

«О ненависти к русским никто и не говорил» — в этой ко­роткой фразе были предсказаны все русско-чеченские войны на 150 лет вперед. Мы не услышали.

«Плача на кладбище нет. Стоит какая-то гнетущая тиши­на». Мы снова не слышим этой тишины. Мы никогда не покорим народ, чьи женщины не плачут на таких кладбищах. Даже если мы убедили себя, что это очень плохой народ. Мы сможем только убить всех «лиц мужского пола чеченской национальности стар­ше 10 лет».

Нам говорят, что дело вовсе не в Чечне, а в том, что благодаря чеченской операции, Россия встает с колен, изживает веймар­ский синдром, возрождает свое величие и ставит, наконец, перед собой новые гордые и дерзкие цели — догнать через 15 лет Пор­тугалию.

Мы всегда строили все свои Города Солнца — и Петербург, и Бе­ломорканал — на месиве человеческих тел. Своих. И после каждо­го такого «модернизационного проекта» Россия все глубже погру­жалась в трясину Истории.

На этот раз мы решили заложить наш лучезарный либераль­ный Лиссабон на более прочном основании. На месиве из чужих тел в подвалах Комсомольского, Грозного и десятков других че­ченских городов и сел. Видимо, в этом и заключается концепция «просвещенного патриотизма», о которой так любят сейчас рассу­ждать яйцеголовые холопы власти.

Португалия может спать спокойно. Так не встают с колен. Так теряют способность к прямохождению. На этот раз навсегда.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,137 сек. | 12.54 МБ