«Бей хачей!» — это лозунг запада, американских агентов и беглых олигархов

Первая мысль, которая пришла в голову после драки в Вольске между кавказцами и русскими, а до этого в Кон-допоге: «Достали!» Действительно достали — своим вы­зывающим поведением, своими манерами… Ну не при­нято у нас вызывающе громко смеяться, перекрикивать­ся через улицу, громко разговаривать по телефону в общественном транспорте, да еще демонстративно не на русском, презрительно поглядывая на представителей «не своего народа», сидеть на корточках посреди тротуа­ра и отпускать колкости в адрес проходящих девушек у нас также не принято. Достали своей вездесущностью и изворотливостью. Русский человек, да, не всегда практи­чен, не всегда готов обманывать, лезть и толкаться лок­тями. Но это еще не повод играть на этом, нарочито об­воровывая, наглея и ухмыляясь. Если у нас на что-то вежливо закрывают глаза, это еще не значит, что это можно… Русское гостеприимство не такое эмоциональ­ное и показное, как на Кавказе. Русские вообще больше думают, созерцают, чем кричат и позируют. Позерство — не наша национальная черта…

Вторая мысль, пришедшая в голову после Вольска и Кондопоги, — а им кто-нибудь об этом говорил? Их предупреждали об особенностях быта русской глубин­ки, финно-угорской глубинки, коей является карель­ская Кондопога, саратовской глубинки, любой другой, не кавказской глубинки. Они вообще в курсе, что так у нас не принято?

Вопрос… Если с уверенностью можно сказать, что каждый приезжающий в США проходит реабилитаци­онные курсы поведения в американском обществе, то о российских городах такого не скажешь. Нет у нас на­циональной политики. Вообще нет. Видимо, не до это­го было нашей власти, пока крали, пилили, откатывали. А сейчас вдруг резко стало до этого… Они-то, понятное дело, понаехали. Но они уже понаехали. А что? Кто-то не пускал, кто-то что-то делал, что-то объяснял? То-то и оно. Гром уже грянул, пора креститься.

Лозунг «Бей хачей» сегодня очень популярен. Это, во­обще, чистый популизм. А если задуматься чуть глубже — может ли он сегодня быть идеологией, скажем, власти. Боже упаси! Ведь только крикни — и начнут бить, стихий­но, повсеместно, неуправляемо. Ни одна власть, даже са­мая отмороженная, такого не захочет. Стране этого не нужно. А нужно тем, кто хочет хаоса и распада страны, — беглым олигархам типа Невзлина и всем, кто сегодня под­держивает их курс на дестабилизацию нынешней систе­мы. «Бей хачей» — сегодня это лозунг Запада, американ­ских агентов, беглых олигархов, всех, кто спит и видит Россию ослабленной и разделенной. И ведь бьют.

Показательно, красиво, подконтрольно… А кто кон­тролирует? Вот это еще один вопрос…

«Есть силы, которые используют бытовые преступле­ния для разжигания межэтнической розни. Это недопус­тимо», — сказал спикер Госдумы и давний соратник Пу­тина Борис Грызлов. Бывший министр внутренних дел, видимо, знает, о чем говорит. Ему вторит даже глава че­ченской диаспоры в Кондопоге, который утверждает: «Это была обычная драка. Позже националистически на­строенные люди подогрели обстановку». Интересно, что лидер так называемого Движения против нелегальной иммиграции по фамилии Поткин оказался в Кондопоге быстрее, чем глава республики. У нас в России что, боль­ше нигде не дерутся? У нас даже убивают каждый день и на криминальной и на межнациональной почве, однако все это почему-то не имеет такого медиаэффекта. У нас и дедовщина в армии как была, так и осталась, но достоя­нием общественности стал лишь солдат Сычев, «утопив­ший» министра обороны Иванова.

Суверенитет, равно как и сохранение суверенитета России, стал главным содержанием политики Путина по­следних восьми лет, а также содержанием последовавшей преемственности его курса Медведевым. Соответственно, главной угрозой на сегодня является десуверенизация России, которая осуществляется посредством ведения против России сетевой войны. Сетевая война — это стра­тегия, разработанная Пентагоном и отторгающая терри­тории без использования обычных вооружений. Объекта­ми ведения сетевой войны являются неправительствен­ные организации, фонды, НКО, политические партии, идеологические группы, нацистские группировки и т.д. Само гражданское общество является идеальным полем ддя ведения сетевой войны. Таким образом, угроза, иду­щая от оппозиционных антироссийских структур — та­ких, как СПС, «Другая Россия», националистические группировки и тд., куда более серьезна, чем кажущийся внешний симуляционный аспект их деятельности, а глав­ной угрозой сохранению суверенитета России является сетевая война Америки против России, ведущаяся с по­мощью сетевых структур несистемной оппозиции, а так­же идеологическими группами, находящимися внутри власти и зачастую формирующими повестку дня россий­ских элит. Ведь тот, кто контролирует сегодня национа­листов, может смело требовать повышенных преферен­ций, а то… кавказцев в русских городах никто не контро­лирует. Поэтому контролировать националистов должно государство и прокремлевские общественные структуры. Или хотите неуправляемых межнациональных конфлик­тов по всей стране?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,104 сек. | 12.48 МБ