Бжезинский был прав?

А что же США после ухода из Ирака? Осознав, что они несколь­ко переоценили свои возможности, США вернутся к достаточно традиционной концепции «Крепость Америка». Кстати, это у них неплохо получается. После 2001 года там не было ни одного тер­акта. Со все большей ностальгией в США будут вспоминать би­полярную модель сосуществования с СССР, которая в последние десятилетия холодной войны была парадигмой уже не столько конфронтации, сколько совместной ответственности за стабиль­ность глобальной системы. И, соответственно, все большей по­пулярностью будет пользоваться по существу та же биполярная модель, которую З. Бжезинский предложил еще 10 лет назад в сво­ей знаменитой книге «Великая шахматная доска», которая пока­залась тогда экзотической и маргинальной. Это модель кондоми­ниума США и Большого Китая, которые будут вместе определять геополитическую структуру XXI века.

Когда США были на вершине своего могущества, не было осно­ваний делать китайцам фантастические стратегические презен­ты — включение в сферу их влияния Японии, Тайваня, Централь­ной Азии, Сибири. После фиаско в Ираке концепция З. Бжезин-ского покажется в Вашингтоне спасительным выходом, особенно, когда Китай проявит себя единственной силой, способной огра­ничить исламскую экспансию. Американо-китайская ось может оказаться более устойчивой и долговечной, чем американо-совет­ская еще и потому, что она будет наполнена серьезным экономи­ческим содержанием.

В каждой революции наступает свой термидор. (Собственно мы давно уже это видим на примере Ирана, опередившего в своем революционном и, соответственно, постреволюционном разви­тии остальные страны региона примерно лет на двадцать пять.) Бывшие радикалы, свергнув прежние элиты, сами начнут торго­вать нефтью. Перебесившись и немного перекроив политическую карту мира в основном за счет бывших советских республик, вклю­чая Россию, исламский мир войдет в берега. Революционная фра­зеология будет использоваться еще долго, но ни вожди, ни массы не будут уже мечтать ни о Всемирном Халифате, ни об оконча­тельной победе над неверными. Исламский мир займется, нако­нец, всерьез модернизацией, ощущая себя наряду с США и Китаем одним из полюсов силы и влияния.

Многополярность, о необходимости которой так долго гово­рили российские политические мыслители, наконец, воссияет. В этом собственно и будет заключаться основной итог четвер­той мировой войны. Единственным недостатком этого нового прекрасного мира станет отсутствие в нем какого-либо внятного места для России. Две-три русских республики к востоку от Урала мягко и деликатно будут поглощаться экономически и демогра­фически Китаем в течение ближайших десятилетий. Для евро­пейских русских земель, оставшихся после исламизации Север­ного Кавказа и Поволжья исторически перспективным может показаться возвращение в Киевскую Русь. Двуязычное славянское государство со столицей в Киеве при благоприятных обстоятель­ствах сможет лет через 10-15 претендовать на вступление в Евро­пейский Союз.

Европа останется сравнительно комфортным и привлекатель­ным континентом. Однако в силу демографических и политиче­ских факторов неуклонно будет усиливаться его исламская со­ставляющая. В официальную церемонию инаугурации или, ско­рее, инициации французского президента будет включена обяза­тельная процедура обрезания в прямом эфире в главной мечети Парижа. Бессменный правитель Московии, седовласый харизма­тический гарант безопасности кремлевских сортиров пришлет своему старому другу давно обещанных специалистов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,106 сек. | 12.49 МБ