Дети адвоката Шмидта

 «Просто вздыхать и говорить, что коррупция неистребима, пока есть чиновники, особенно в России с ее политическими и государственными традициями, — это проще всего, гораздо труднее работать, принимать решения». Действительно, очень трудно вздыхающему и говорящему Медведеву принимать реше­ния по «продажным чиновникам и ничего не предпринимающим предпринимателям», особенно тем из них, кто принадлежит к уз­кому политбюро, которое, собственно, и назначило Медведева главновздыхающим местоблюстителем престола.

Чем, например, занимаются сегодня председатель наблюда­тельного совета ВЭБ чиновник Путин и владелец «Русала» пред­приниматель Дерипаска? Да тем же, чем они оба систематически занимались последние лет двадцать. Увлеченно распиливают баб-ло. Как сказал бы поэт, они воруют не из денег, а только б вечность проводить. На этот раз готовятся растратить хранящиеся в ВЭБе средства Фонда национального благосостояния в ходе предстоя­щего IPO «Русала» в Гонконге.

Оба фигуранта — знаковые и, можно сказать, культовые персо­нажи истории российского бандитского капитализма девяностых и нулевых. Приватизация бывшей постсоветской алюминиевой промышленности — это гора трупов, эдакий верещагинский апо­феоз алюминиевых войн. А на вершине — живой и невредимый предприниматель Дерипаска с его выразительным кротким ли­цом. Кажется, Линкольн сказал, что после сорока человек отвеча­ет за свое лицо.

Биография чиновника Путина не менее драматична и коло­ритна. За веком век. За вехой веха. За полосою полоса. Голодный Питер начала 90-х. Относительно скромная сделка начинающего негоцианта «цветные металлы — продовольствие». Металлы стои­мостью в десятки миллионов долларов исчезли. Продовольствие не материализовалось.

Сытая Москва середины 2000-х. Российское государство, во главе которого стоял означенный чиновник, выплатило пред-

принимателю Абрамовичу 13,7 млрд долларов за компанию «Сиб­нефть», украденную последним у того же государства в лихие 90-е. Термин «украденная» употреблен здесь не метафорически-публицистически, а в абсолютно точном юридическом смысле. Как известно, Абрамович, встав на путь деятельного раскаяния и активного сотрудничества с правосудием (пока, к сожалению, только с британским), дал в 2008 году ценнейшие показания лон­донскому Высокому Королевскому суду об обстоятельствах при­обретения им компании «Сибнефть».

Мне уже приходилось говорить о том, какую юридически выве­ренную квалификацию этим деяниям дали научный редактор бла­гонамеренного прокремлевского журнала «Эксперт» Александр Привалов и его соавтор Александр Власов: «Мошенничество в со­ставе преступного сообщества. Статья 210 Уголовного кодекса РФ». Авторы совершенно справедливо отметили также, что «если экс-губернатор завладел «Сибнефтью» мошенническим путем, как то следует из заявления в Лондонском суде, нанеся тем самым значительный ущерб государству, то и продажа ее не в пользу госу­дарства также была актом мошенничества».

Гг. Привалов и Власов достаточно четко очертили и круг участ­ников «преступного сообщества», рядовым членом которого, по их мнению, является Роман Абрамович. Они не произносят вслух никаких имен, но железная логика их публикации (пере­читайте ее еще раз!) бесстрашно и беспощадно ведет на самые вершины российской власти: «Абрамовичу было указано», «Аб­рамовичу тактично намекнули», «Абрамовичу разрешено было оставить себе». Кем указано и разрешено? Кто же эти могущест­венные и всесильные?

В момент скандальной 13,7-миллиардной покупки «Газ­промом» 75 процентов акций «Сибнефти» у компании Millhouse Capital председателем совета директоров «Газпрома» и руководи­телем администрации президента РФ был Дмитрий Анатольевич Медведев. Президентом Российской Федерации был Владимир Владимирович Путин.

Сделка «Путин-Абрамович» все поставила на свое места, став классическим римейком операции «Вавилов-Богданчиков» с за­меной 600 миллионов на 13 миллиардов долларов. Она была бы невозможна без предварительной расправы с Михаилом Ходор­ковским.

Сам того не подозревая, Ходорковский на знаменитой встрече с Путиным ударил в самое больное место, раскрыл сокровенную тайну режима. Питерская бригада, видимо, уже несколько лет назад разработала схему обналичивания активов «правильных» олигархов и личного фантастического обогащения. Афера с «Се­верной нефтью», которую пытался предотвратить Ходорковский, была первой пробой пера государственных мошенников.

Не менее убийственны и выводы стыдливо замалчиваемого уже более года (Лужков с Батуриной, по крайней мере, отважи­лись обратиться в суд) доклада Владимира Милова и Бориса Нем­цова «Путин и Газпром»: «В последние годы в результате афер, связанных с выводом активов из «Газпрома», компания лишилась контроля над активами общей стоимостью более 60 млрд долла­ров (6,4 процента собственных акций, пакеты акций в Газпром­банке, «Согазе», «Сибуре», «Газпром-медиа», активы крупнейшего негосударственного пенсионного фонда «Газфонд») и денежных средств в сумме почти 20 млрд долларов, выведенных из ком­пании под предлогом покупки акций «Сибнефти» и махинаций с трейдером «Росукрэнерго».

И снова в докладе среди предполагаемых организаторов и бе­нефициаров сделок всплывают две фамилии — Медведев и Пу­тин — плюс длинный шлейф родственников, друзей по знаме­нитому кооперативу «Озеро» и родственников друзей (Михаил Шеломов, Юрий Ковальчук, Юрий Шамалов, Николай Шамалов, Аркадий Ротенберг).

Борьба с коррупцией и премьерство (а фактически и прези­дентство) Путина — две вещи несовместные. Это медицинский факт. С ним невозможно спорить. Его осознают даже ведущие идеологи режима. Например, пользовавший Путина все эти годы доктор Павловский: «Не будем лицемерить, раз стране нужна мо­дернизация, значит дела ее плохи. Закончилась старая политиче­ская стратегия Владимира Путина».

 

Конечно, г. Путин как гражданин России обладает юридиче­ской презумпцией невиновности и может быть подвергнут уголов­ному наказанию только по решению суда после открытого состя­зательного процесса с полным соблюдением прав обвиняемого.

Кстати, уже широко известно, что первый адвокат России Юрий Маркович Шмидт вызвался защищать Путина бесплатно. Юрий Маркович защищал меня в Басманном суде на первом в России, после принятия нового закона, процессе по обвинению в экстремизме и блистательно выиграл дело.

Пожелаем ему заслуженного успеха (существенного снижения по гуманитарным основаниям срока заключения бывшего премь­ера) и в новом громком процессе.

Но для высоких государственных чиновников в демократиче­ском обществе кроме презумции невиновности существует ещё и презумпция политической ответственности.

В соответствие с ней г. Путин должен быть немедленно от­странён от выполнения своих обязанностей до выяснения компе­тентными органами всех обстоятельств заключения правитель­ством РФ несущих явные признаки конфликта интересов сделок со структурами близких друзей, подруг и родственников премь­ер-министра.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,196 сек. | 17.83 МБ