Девятый вал

Геополитическое положение страны — это не только ее терри­тория, население, экономический и военный потенциал. Это пре­жде всего восприятие ею окружающего мира и собственной роли в нем.

«Самая крупная геополитическая катастрофа века», происшед­шая с Россией, — это не потеря Прибалтики, Украины, Закавказья, Средней Азии. Часть из этих потерь благотворна. Остальные не­смертельны. Самая крупная геополитическая катастрофа произо­шла в умах российского политического класса, и она углубляется у нас на глазах.

В Советском Союзе не было ослепляющей, параноидальной, замешенной на комплексе неполноценности ненависти к Западу и не было парализующего страха перед Китаем. СССР чувствовал себя уверенно на мировой арене и рухнул отнюдь не по внешним причинам. Его разрушили неэффективность экономической си­стемы и сознательное и неизбежное для заключительной стадии любого коммунистического проекта стремление номенклатуры конвертировать свою абсолютную политическую власть в инди­видуальную собственность и интегрироваться в высшие слои ми­ровой буржуазии.

Золотому русскому миллиону это наконец удалось, но дорогой ценой. Он не может не ощущать себя вором в своей собственной стране и сомнительным парвеню на Западе, вечно неуверенным как в социальной стабильности своего режима, так и в надежно­сти своих западных авуаров.

Неслучайно и внутренняя, и внешняя политика Кремля под­чинена одной цели — культивированию образа врага в лице За­пада. На иррациональном уровне это вытеснение фобий и ком­плексов элиты. На рациональном — попытка легитимизировать и оправдать в глазах общества все более репрессивную систему власти, крышующую самый коррумпированный в истории Рос­сии режим.

В результате нет той глупости, которую не сделала бы россий­ская власть в своей азартной пацанской конфронтации с Западом, стремясь продемонстрировать самой себе и окормляемому ею пиплу собственную крутость.

Избиение польских дипломатов, преследование по всему го­роду британского посла группой блеющих козлов с последующим торжественным приемом Главного Козла министром иностран­ных дел России, крики о подползающей к нашим границам устра­шающей военной машины НАТО и выход из договора, наклады­вающего ограничения на натовские вооружения, нацеливание каких-то дурацких ядерных боеголовок на Европу — все это мас­штабные дипломатические инициативы одного порядка.

Относительно боеголовок особенно хотелось бы уточнить тех­нические данные и полетное задание одной-единственной боего­ловки — той самой, которая нацелена на Лихтенштейн, на цен­тральный офис питерского нефтесоса, почетного члена коопера­тива «Озеро» Геннадия Тимченко, контролирующего до 50% экс­порта российской нефти.

Всю эту фантомную холодную войну с Западом наши мини­стры-капиталисты ведут с такой отвязанностью и с таким види­мым удовольствием, потому что знают, что все это понарошку. Им за это ничего не будет. Угроза военного нападения Запада на Рос­сию, равно как и России на Запад, равна нулю. Поэтому можно спокойно сравнивать президента США с Гитлером, а потом напра­шиваться в гости в его родовое имение. Это у нас называется — Великая Энергетическая Держава встает с колен.

 

Есть еще одна, может быть, самая глубинная психологическая причина повальной истерии по поводу угрозы с Запада. Страх. «Элита» хочет забыться в своем героическом потешном проти­востоянии Западу и не думать о реальных угрозах безопасности страны на Юге и на Востоке. Потому что она просто не знает, что с ними делать.

Единственным человеком в антизападном лагере, нарушив­шим эту омерту, стал недавно Сергей Кургинян. В отличие от бес­принципных пропагандистских холуев режима г-н Кургинян — убежденный носитель красной советской ментальности. И он еще долго будет по инерции демонизировать США, не замечая, что основной угрозой миру и прежде всего России становится уже не сила США и Запада в целом, а их растущая слабость.

Но, как умный и честный аналитик, он не может не видеть и другого:

«С Востока подымается девятый вал новой мощи. Мож­но восхищаться этой мощью. Но нельзя не понимать критической новизны ситуации. На Востоке мы имеем то, чего никогда не имели… У русских есть вековой опыт отпора Западному нашествию… Но удар с Востока рус­ским держать намного труднее».

Кургинян не развивает эту мысль — возможно, щадя чув­ствительность традиционного читателя «Завтра», заточенно­го на метафизическую конфронтацию с Западом и евразийские благоглупости. Но он сформулировал проблему, кардинальную не только для безопасности, но и для самого существования Рос­сии в XXI веке. Мы обязательно вернемся к ее обсуждению в одной из наших публикаций.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,148 сек. | 12.42 МБ