Дно

Карточный домик путинской «стабильности» разваливается на глазах. Посмотрите на поведение двух источников, двух состав­ных частей путинизма.

Высшие силовики государства, наши «новые дворяне», делови­то подвешивают в прямом эфире туши друг друга на свои чекист­ские крючья, не сумев консенсусно разметить державными фека­лиями зоны крышевания игорного бизнеса в Подмосковье.

И эти люди пришли во власть двенадцать лет назад под акком­панемент взрывов домов в Москве и своих «учений» в Рязани, что­бы защищать нас от террористов.

Они проиграли войну на Северном Кавказе и теперь выплачи­вают огромную дань местным царькам, позволяя им всё, и назы­вая это «ценой мира».

Их мира, потому что террористы почему-то еще ни разу не взры­вали их казино или их дворцы на Рублевке.

Министр финансов и апостол «либеральных реформ» подвел, наконец, итоги славного двадцатилетия —

Власть и бизнес (что у нас одно и то же) живут по по­нятиям, все вопросы решаются в кабинетах чиновников, страна не может соскочить с нефтяной иглы, бюджет трещит по швам, несмотря на растущие нефтяные цены.

 

Но если это так, то почему же тогда ни сам Кудрин, ни Чубайс, ни Кох, ни юное дарование Дворкович до сих пор не застрелились как честные русские офицеры. Ведь это они и им подобные два­дцать лет проводили и проводят эти самые реформы.

Напротив, и сегодня стыдливый Альхен Леонидович, крышую-щий банчок КИТ-финанс, заканчивает свое краснокаменское (простите, пока еще красноярское признание-покаяние) призы­вом к новым «непопулярным реформам».

 

«Непопулярные реформы» это их эвфемизм для окончательно­го сброса всех социальных обязательств государства — повыше­ние пенсионного возраста, отмена стипендий студентов, ликви­дация остатков доступной медицины и бесплатного образования, повышение цен на жилье и выселение неплательщиков в социаль­ные гетто и т. д.

Может быть действительно для спасения отечества и счастья грядуших поколений нам в который раз за последние сто лет надо снова пожертвовать сегодняшними людишками.

Но как же все-таки так получилось, что двадцать лет ведя нас (для нашего же блага, разумеется) через пустыню «непопулярных реформ» и приведя страну, как теперь выясняется, в жопу, эти Моисеи хреновы, живущие по понятиям, сами-то оказались все как один долларовыми миллиардерами и мультимиллионерами. Для тех наверху и их идеологической челяди реформы и их резуль­таты были еще как популярными.

 

Экономика России не развивается не потому, что еше не все пенсионеры передохли, а некоторые студенты еше позорно полу­чают стипендию.

И даже не потому, что для «национального лидера» построено 26 дворцов, а капитализация только четырех самых известных со­зданных им лично нагло и бесстыдно на глазах всей страны обща-ков — Абрамовича, Тимченко, Ковальчуков и Ротенбергов — со­ставляет десятки миллиардов долларов.

Она не развивается потому, что не может быть никаких твор­ческих импульсов в мертвой среде, созданной реформаторами, где вся вертикаль от нацлидера до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты, и где собственность обусловлена лояльностью феодальному сюзе­рену.

Прекратите двадцатилетнюю лицемерную демагогию о не­популярных реформах, прикрывающую уже совершенные вами и еше будущие провалы и преступления. Экономике нужны пер­воочередные сверхпопулярные, обреченные на всенародную под­держку элементарные гигиенические реформы: разделение денег и власти, расформирование преступных общаков, прекращение силового и судебного рейдерства, уход со сцены (желательно не­медленно и добровольно, пока еще не поздно, на воровском паро­ходе) всего полностью дискредитировавшего себя за двадцать лет политического класса, начиная с двух паяцев, пляшущих беспре­рывно в телеящиках, ревниво сменяя друг друга.

Бывали в России времена пострашнее. Но не было еще власти такой мелкой, ничтожной, пошлой и алчной. Терпеть её, тем бо­лее сотрудничать с ней, пытаться вписываться в её структуры — значит жить в постоянном национальном позоре. Мы уже не за­мечаем, к чему мы привыкли как к должному и к чему ни в коем случае нельзя привыкать.

К тому, что два урода могут позволить себе самодовольно рас­суждать, как они сядут рядышком на лавочке и решат, каким способом они будут нас непопулярно иметь еше 12, 18, 24 года. К тому, что прикремленная спецбороденка торжествующе глумит­ся изо дня в день над русским народом, органически неспособным и недостойным, как ей высочайше доверено доказывать, иметь лучшую власть.

 

Какой длинный морозный февраль. И никуда уже не мчится за­гнанная Русь-тройка. И обгоняют её другие народы и государства. Мы с ней снова на станции Дно. Дно режима или дно России? Не дает ответа…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,152 сек. | 12.57 МБ