Экспертиза

Номенклатурные хряки нашего экспертного сообщества, шака-лящие в приемной г-на Суркова, Общественной палате РФ, фонде «Единая Россия» и прочих встающих с колен «государственниче-ских» учреждениях, в редкие минуты просветления или, наобо­рот, помрачения рассудка отваживаются иногда на весьма здра­вые суждения. Мне приходилось уже писать о позднем и горьком прозрении Николая Сванидзе, не помешавшем ему, впрочем, обрадовать читающую публику своим «Житием Дмитрия Ана­тольевича». Разумеется, г-н Сванидзе пишет не по указке адми­нистрации президента, а по велению своего горячего кавказского сердца. Но сердце талантливейшего тележурналиста нашей эпохи

всегда безраздельно принадлежит администрации действующего президента.

Вот и редакция солиднейшего и благонамереннейшего «Экс­перта» созрела, наконец, до объективной оценки 13-миллиардной сделки по продаже «Сибнефти».

Ни в коей мере не претендую на предвосхищение чеканных формулировок знаменитых знатоков и экспертов. Разве можно сравнивать мои любительские поверхностно-публицистические упражнения с глубочайшим экономическим и особенно уголовно-правовым научным анализом уважаемых авторов?

«Мошенничество в составе преступного сообщества. Статья 210 Уголовного кодекса РФ» — вот строго правовая оценка пре­ступных деяний вступившего на путь деятельного раскаяния и со­трудничества со следствием (пока только с британским, к сожале­нию) экс-губернатора Чукотки.

А как юридически безупречно и элегантно авторы аргументи­руют тезис о том, что в случае несчастного Романа Абрамовича не может и речи идти о сроке давности. И не только в силу особо циничной дерзости и масштаба совершенных им и его сообщни­ками деяний, но прежде всего потому, что это длящееся преступ­ление. Длившееся в 1995 году (преступное создание «Сибнефти»), длившееся в 2005 году (преступная продажа «Сибнефти»), продол­жающее длиться сегодня, в 2008 году.

Как раз анализу длящихся и по сей день преступных деяний г-на Абрамовича авторы уделяют самое пристальное внимание. Их список весьма внушителен:

•      «исполнял обязанности оператора, назначенного контроле­ра чужих, в сущности, денег»;

•      «деньги за «Сибнефть» как сказали, так и разделил»;

•      «купил что-то там металлическое, за сколько велели, и ак­куратненько положил в тот же «Миллхаус»;

•      «сдал, кому положено, основные числящиеся за ним акти­вы» и т. д., и т. д.

Обратите внимание, как железная логика авторов бесстраш­но и беспощадно ведет нас по следу главаря (главарей) органи­зованного преступного сообщества. Весь приведенный выше смысловой ряд говорит о Романе Аркадьевиче как о рядовом чле­не преступной группировки, пассивном партнере другой, пока не установленной, гораздо более могущественной силы. Поэтому он интересует экспертов лишь постольку поскольку. Во всем им хочется дойти до самой сути: в уликах, в поисках Пути, в кремлев­ской смуте.

И вот она возникает, наконец, та сила, Инстанция, что вечно хочет зла и вечно совершает благо: «Ему было указано». «Ему тактично намекнули». «Ему разрешено было оставить себе». «Все, в общем, друг другом довольны».

Иной неискушенный и простодушный читатель может восклик­нуть и обязательно воскликнет: «Кем указано? Кому положено и сколько? Кем разрешено? Кто эти все довольные? Имена, явки, пароли!» Но разве эксперты в законе уже не сказали все или почти все? Умри, «Эксперт», лучше не скажешь.

Просто они следуют древней и мудрой традиции — не произ­носить вслух имени Бога, Национального Лидера, Национального Пахана.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,107 сек. | 12.54 МБ