Эндшпиль партии крови

Власть первого лица в стране — это безусловное подчинение ему нескольких десятков человек: высших гражданских, поли­цейских, медийных, военных чиновников. Причины, по которым нотабли подчиняются монарху, президенту, вождю племени, раз­личаются в разных культурах: конституционная традиция, жи­вотный страх, корыстный интерес, верность присяге, искреннее уважение к выдающейся личности лидера, религиозный фанатизм или комбинация нескольких перечисленных.

Революции, перевороты, мятежи происходят, когда критиче­ская масса этих ключевых персонажей утрачивает мотивы под­чинения и у самых решительных рука тянется у кого к табакерке, у кого к шарфику, а у кого (в более вегетарианских социумах) к во­туму недоверия в парламенте, который и есть самое подходящее место для подобных дискуссий.

Я вовсе не собираюсь преуменьшать значение процессов, про­текающих в гораздо более широком мире, — социального недо­вольства, протестных выступлений, отчуждения масс от власти. Они и генерируют, как правило, обвал лояльности элит. Но имен­но этот обвал и только он служит спусковым крючком перемен.

Если говорить о делах наших скорбных, то Великая Жарь над страной ничего принципиально не изменила. Она лишь довер­шила нараставший кумулятивный эффект резкого падения дове­рия элит к адекватности странного двухголового существа ПуМе, к его готовности защитить их групповые интересы в критической ситуации.

Гуляющий в Интернете видеоклип Путина с погорельцами, ре­ально поставившими в повестку дня вопрос об августейших яйцах, просвещает больше чем десятки гламурных опросов придворного социолога с говорящей фамилии Ослон.

«Партия бабла» полностью разочаровалась в способности сво­его от мутков умученного нано-Моисея с айпедиком вместо скри­жалей вывести их белыми и пушистыми и со всеми их бабками из путинской пустыни.

Недовольна и «партия крови». Катающийся на трехколесной драндулетке и писающий с неба по воле опустивших его гель-мопавловских, стремительно впадающий в младенчество клоун не может быть грозным национальным вождем встающей с колен православной России. На чем поведет он на Тифлис победоносные полки Пятой Империи, если науськиваемый коварными пиндоса-ми Саакашвили снова учинит геноцид многонационального рос­сийского народа? На своей потешной драндулетке или на самоле­те-амбиции?

И тем и другим срочно нужны какие-то совершенно новые идеи и новые люди, Для российской элиты, лихо погулявшей лет два­дцать по буфету, наступил жестокий цейтнот. Поле возможностей для нее будет стремительно сокращаться, а бездействие — только усугублять ее положение.

 

Пять лет назад они упустили шанс поддержать вышедшего из окопа вполне умеренного Касьянова. А завтра или, скажем, по­слезавтра у них может остаться выбор только между Лимоновым и Квачковым. Выбор, между прочим, в прямом смысле для них судьбоносный. Я не говорил об этом с Эдуардом Вениаминовичем, но мне почему-то кажется, что он, как человек, ощущающий себя носителем традиций великой русской литературы, хорошо пред­ставляет себе тактические и гуманитарные преимущества сцена­рия «Воровского парохода» над «Осиновым колом». А вот Влади­мир Васильевич вряд ли с нами согласится.

У партии бабла безнадежная позиция. «Воровской пароход» — единственная остающаяся у нее exit strategy.

У партии крови (национал-клептократов) теоретически есть один этюдный вариант. Они могут попытаться инкорпориро­вать пассионарного ВВК в партию власти, заменив им дряхлею­щего на глазах ВВП, открыто взять на вооружение его духоподъ-емные лозунги, сдать ему «иудейских олигархов» вексельбергов и где-то даже по большому счету ротенбергов в надежде сохранить свои, по замечательному выражению евразийского мыслителя Ду-гина, «опричные паи патриотических коррупционеров».

Головокружительное, но рискованное продолжение. Не разум­нее ли Игорю Ивановичу-настоящему выбрать все-таки тот же смиренный «Воровской пароход» — и чем раньше, тем лучше? Ужель ему покой не по карману?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,158 сек. | 13.15 МБ