Гюльчахра Ягуаръевна и другие

Прокурорша Ибрагимова явно претендует на лавры духовной правнучки легендарного Андрея Ягуарьевича Вышинского. Твор­ческий почерк суперзвезды сталинских показательных процессов включал в себя в качестве обязательного элемента публичную де­монстрацию клокочущей личной ненависти к обвиняемым, угро­зы и проклятия по их адресу, перемежаемые потугами на иронию и сарказм.

Целиком отдаваясь пароксизмам своего праведного прокурор­ского гнева, несчастный Ягуарьевич хотя бы на мгновения избав­лялся от вечного липкого страха быть самому брошенным на рас­терзание в подвалы НКВД.

В июле 1917-го молодой комиссар юстиции А. Вышинский подписал распоряжение о «неукоснительном выполнении при­каза Временного правительства о розыске, аресте и предании суду как немецкого шпиона гражданина В. Ульянова (Ленина)». Эффективный менеджер любил подбирать палачей с такими изю­минками в биографии.

Что толкает на подобные сеансы экзорцизма неистовую Гюль-чахру, не столь уж интересно. Но показательно, что участившиеся вспышки ее дамского темперамента коррелируют с резко ужесто­чившейся стилистикой поведения обвинения в целом. Полностью проиграв интеллектуально обвиняемым и защите на поле про­цессуального поединка, организованная преступная группировка «служителей закона» окончательно перешла на чисто конкретный язык бандитских угроз: «Вам поздно на что-либо надеяться, подсу­димый Ходорковский!»; «Вопрос с вами уже решен, подсудимый Лебедев!».

Это личное дело шохиных, лахтиных, ибрагимовых — выби­рать себе место в жизни по ту сторону права и морали. Но почему они позволяют себе объявлять Ходорковского и Лебедева залож­никами своей ОПГ от имени Российской Федерации?

Требование продлить содержание Ходорковского и Лебедева под стражей ввиду рассмотрения иска акционеров «ЮКОСа» к РФ

в Европейском суде делают всю нашу страну, всех ее граждан, со­участниками группы Шохина-Лахтина-Ибрагимовой (ШЛИ).

Жестокое убийство в Бутырском СИЗО другого заложника — Сергея Магнитского, ужаснувшее даже такого вернейшего идео­лога и апологета путинско-медведевского режима, как Павлов­ский, показывает, что в лице ШЛИ мы имеем дело не с кучкой маргиналов, а с частью разветвленного преступного сообщества «оборотней» в погонах и в штатском, от которых исходит реальная угроза свободе, здоровью и жизни граждан. Резко возросшая наг­лость Шлей свидетельствует о том, что они почувствовали свою полную безнаказанность.

А как же её не почувствовать, если восходящее солнце русского либерализма, крупнейший знаток римского и российского пра­ва Государь-модернизатор позволяет себе нагло и трусливо лгать в камеры телевидения, утверждая, что для помилования осужден­ного необходимы по закону его покаяние и личное обращение с просьбой о помиловании.

Это заявление Медведева обрекает Ходорковского и Лебедева, не признающих своей вины в инкриминируемых им преступлени­ях, на бессрочное заключение. А уж государевы мутанты постара­ются вымостить для них ту же скорбную дорогу, что и для Сергея Магнитского.

Певцы медведевской «оттепели» предпочли не заметить его сознательной лжи и его прямого участия в творящемся преступ­лении. Они продолжают ловить в его пустых декларациях тай­ные знаки «либерального Штирлица», посылаемые посвященным из гестаповского логова.

Медведев — органичный элемент режима, созданного челове­ком, по приказу которого Ходорковский находится в тюрьме. И вы знаете этого человека.

Все разговоры о модернизации останутся болтовней, пока Хо­дорковский, Лебедев и сотни других невинных жертв режима бу­дут при молчаливом согласии, а зачастую и при активном участии «медведевского большинства» садистски стираться в лагерную пыль.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,178 сек. | 12.51 МБ