Интеграцию большого пространства теперь не остановить

Несмотря на депрессивную динамику развития инте­грационных процессов на постсоветском пространстве, су­ществующие на сегодняшний день интеграционные струк­туры являются единственной надеждой на восстановление империи. Именно поэтому даже ленивые официальные саммиты этих структур с абсолютно скучными повестками дня и протокольными бессодержательными встречами вы­зывают неподдельный интерес со стороны наших геополи­тических оппонентов. Ведь то, что им давалось в результате тяжелейших усилий, прилагаемых в течение последних де­сятилетий, восстанавливается легким движением мизинца президентов новых постсоветских образований на этих са­мых серых невеселых встречах в рамках вялотекущих инте­грационных процессов практически нежизнеспособных интеграционных структур.

И дело здесь даже не в том, что наши действуют бо­лее эффективно, чем Запад. Все как раз наоборот. Про­сто на нашей стороне неумолимая логика неизбежного имперского развития нашего большого пространства, века совместной истории наших народов, фундамент наших традиций и культур — все то, что практически само, по дуновению ветерка, при воздействии токов ма­лого напряжения расставляет все на свои места.

Для возрождения империи в ее первозданном виде нам необходима лишь капля политической воли, в то

время как для ее разрушения нашему атлантистскому врагу требуются усилия и воля не одного поколения по­литиков, шпионов, военных, дипломатов, колоссаль­ное напряжение ума и огромные средства. Именно по­этому даже то, что у большинства наших сограждан вы­зывает лишь зевоту, у радетелей за империю порождает волну оптимизма, а у наших врагов — гнев и отчаяние. Описание подобных встреч уже с первых строк наводит сон и скуку, но именно между этих строк таится торже­ство нашего грядущего имперского триумфа.

В конце 2007 г. в Душанбе состоялось сразу несколько саммитов интеграционных структур постсоветского про­странства — СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ. На саммите СНГ была принята Концепция дальнейшего развития Содружества, а также Декларация о согласованной ми­грационной политике. Саммит ЕврАзЭс ознаменовался принятием пакета документов, необходимых для подпи­сания Таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном, которое состоится в 2010 г. ОДКБ отме­тила свое пятнадцатилетие подписанием более 20 доку­ментов, в числе которых Меморандум о взаимопонима­нии между ОДКБ и ШОС И в каждом из трех саммитов, прошедших в Душанбе, следует отметить ключевые мо­менты, которые неизбежно повлияют на будущее нашего общего совместного существования.

СНГ изначально являлось «бракоразводной конто­рой», но тем не менее многие из республик постсовет­ского пространства воспринимали эту организацию как интеграционную, как попытку восстановить единство. И хотя в уставе этой структуры четко прописаны имен­но бракоразводные пункты, советская империя никак не хотела распадаться, а ее народы не желали верить в грядущую геополитическую катастрофу. В результате изначально при создании СНГ возникала некая двойст­венность: одни потирали руки в предвкушении полу­ченной власти и независимости, другие верили в то, что СНГ — это шанс сохранить единое большое простран­ство бывшего СССР, возможность собраться с силами и в конечном итоге вновь реинтегрироваться. Все послед­ние годы с момента распада СССР по нынешний пери­од «гуляли» первые, однако приходит время торжества других, тех, кто ратовал за возрождение империи.

В результате подписанные на данном этапе докумен­ты расставили все точки над «i». Те, кто хотел отойти, — отошли, как, например, Грузия и Украина. А те, кто хо­тел объединяться, подтвердили курс на интеграцию. Не­которое замешательство вызвал демарш Туркмении, ко­торая отказалась подписывать документы. Она пока не определилась со своей позицией после смены президен­та — куда ориентироваться: на Россию или на Запад. Грузия сейчас также переживает не лучшие времена. Со­трудничество с Соединенными Штатами Америки при­вело режим Саакашвили к катастрофе, окончательной потере Южной Осетии и Абхазии, а самого Саакашвили, очевидно, теперь ждет виселица Саддама Хусейна. С другой стороны, его функция как раз и заключалась в том, чтобы фрондировать по отношению к России, ко всем ее инициативам и ориентироваться на Запад, после чего он благополучно был пущен в расход.

Что же касается саммита ЕврАзЭС, то здесь, как и оп­ределил Владимир Путин, итоги являются революцион­ными. В первую очередь, важнейшим подписанным до­кументом стал документ о завершении создания Тамо­женного союза. Этот документ рассматривался почти 12 лет, и именно Россия тормозила развитие этого проекта. Смысл Таможенного союза заключается в том, чтобы максимально открыть границы внутри Союза, уравнять тарифы и интенсифицировать внутреннюю торговлю.

Если брать теоретическую базу этого пакета документов, то мы увидим, что он основывается на теории «автаркии больших пространств» немецкого экономиста Фридриха Листа. Смысл этой теории заключается в том, что если в равных условиях оказываются бедные и богатые государ­ства, то бедные еще больше беднеют, а богатые — богате­ют. Поэтому вступление бывших постсоветских респуб­лик во Всемирную торговую организацию (ВТО) в итоге еще больше обескровливает их экономики. В то время как равные экономики, коими, по сравнению с западны­ми, являются экономики стран ЕврАзЭС, при объедине­нии своих таможенных пространств богатеют одновре­менно. Поэтому именно Таможенный союз является наиболее оптимальным вариантом интеграции постсо­ветского пространства, а не вступление в ВТО по отдель­ности, как это происходило прежде.

Еще одним «прорывным» решением саммита ЕврА­зЭС, конечно же, стало назначение Таира Мансурова на должность Генерального секретаря. Он известен как ак­тивный, пассионарный человек, истинный евразиец, ко­торый содействовал Президенту Казахстана Назарбаеву при создании всех евразийских моделей, реализованных за эти годы. И это именно тот случай, когда такое, на первый взгляд, техническое решение может кардиналь­ным образом изменить ход истории Большого простран­ства. Таир Мансуров — это та капля политической воли лидеров наших стран, которой не хватало для того, чтобы обернуть интеграционные процессы вспять — от распада к возрождению, придать интеграции жизненной силы, стимула, евразийского энтузиазма.

 

Что касается саммита ОДКБ, то здесь следует отме­тить, что ОДКБ все больше приобретает формы и задат­ки реального военного блока, который на фоне ухуд­шающихся отношений России с Западом может вполне рассматриваться как предварительная стратегическая военная инициатива стран постсоветского пространст­ва. Функция ОДКБ важна также в том плане, что до ны­нешнего момента в ШОС Россия представляла только саму себя. В то время как объединение ОДКБ и ШОС, о чем были достигнуты договоренности на этом истори­ческом саммите, меняет статус России. Россия стано­вится главой самостоятельного блока и уже на равных, паритетных условиях может подключаться к военным и стратегическим проектам ШОС. ОДКБ усиливает пози­ции России в ШОС, особенно в отношениях с Китаем, и, собственно, интегрирует, восстанавливает все те раз­рушенные военно-стратегические связи, которые были утрачены с распадом Советского Союза.

В любом случае, интеграция из пустого, ничего не значащего, формального термина, которым многие го­ды прикрывались национальные элиты, обделывая свои внутренние дела, наконец-то обрела реальное со­держание и имперскую динамику. Те начинания, кото­рые осуществлены, уже не остановить. Впереди — им­перия! Наша империя! Евразийская империя народов!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,117 сек. | 12.83 МБ