Клеветникам России

 «Уходить нельзя остаться» — это не фигура речи. Это мучи­тельная, неразрешимая политическая и личностная проблема закрытых систем и их вождей. В сегодняшних стенаниях, донося­щихся из-под кремлевского ковра, нет ничего нового. Все так же, как и 500, и как 50 лет тому назад.

Позволю себе цитату из своей статьи почти годовой давности:

 

«Подковерная стадия кризиса власти уже достигла уровня макабра последних лет или скорее последних ме­сяцев жизни Сталина или Брежнева — загадочные убий­ства, аресты, неожиданные отставки, острые конфлик­ты силовиков, имеющих в подчинении десятки тысяч

вооруженных людей. Чем глава Службы безопасности президента Виктор Золотов и директор ФСБ Патрушев, например, не сегодняшние Власик и Берия, да еще с умно­жением на многомиллиардные финансовые потоки.

Но аналогия к тому же неполная. Представьте себе, что убийство Михоэлса, дело врачей, арест Абакумо­ва, заговор против Сталина ежедневно обсуждались бы на «Эхе Москвы», RTVI, радио «Свобода», на «Гранях», в «ЕЖ», «Новой газете». А товарищ Сталин, почувство­вав что-то неладное на встрече с соратниками в роковую ночь на 1 марта 1953 года, мог бы дозвониться товари­щу Венедиктову и попросить прямого эфира — «Братья и сестры! К вам еще раз обращаюсь я, друзья мои…». Аб­сурд, скажете вы. Но это абсурд, в котором мы сегодня живем и который мы привыкли не замечать».

Назначение Медведева поставило только пунктирную запятую после слова «уходить» и не внесло успокоения в сердца россий­ской политической «элиты» и ее самой выдающейся посредствен­ности (СВП).

Надувавшийся лучшими представителями политической мыс­ли и творческой интеллигенции пузырь «духовного вождя на­ции» лопнул. СВП не настолько наивен, чтобы довериться этой погремушке. Если бы он действительно был национальным ли­дером, ему не нужны были бы ни номенклатурные должности, ни контроль над финансовыми потоками. Он мог бы с посохом и в рубищах обходить Святую Русь и жечь сердца людей глаголом «Плана Путина». Но такой вариант трудоустройства его поче­му-то не устраивает.

Уже осознав, что «Нельзя остаться», СВП все-таки не реша­ется окончательно уйти, продолжая держать в неудобной позе встающую с колен «политическую элиту», и цепляется (нет, весь я не уйду) за, вообще говоря, унизительный для бывшего прези­дента пост премьер-министра.

Для этой непоследовательности есть много причин, но основ­ная заключается в том, что как частное лицо, СВП вынужден будет отвечать на многие неприятные вопросы.

Нет, это не вопросы об «учениях» в Рязани, штурме «Норд-Ос­та» или школы в Беслане. Их задают только родственники погиб­ших и несколько незначительных правозащитников, которых, по меткому выражению СВП, «можно пересчитать по пальцам од­ной руки».

Лучшие публицисты страны, от «патриота» Александра Проха­нова до «либерала» Леонида Радзиховского, воспели в свое время удушение заложников в театре на Дубровке и гибель детей в Бес-лане как торжество российской государственности. И в этой оцен­ке они были со своим народом там, где наш народ, к несчастью, был. И остается.

Но вот вопросы о природе состояний очевидно близких к вер­ховной власти мультимиллиардеров гг. Романа Абрамовича и Ген­надия Тимченко будут задавать все законопослушные граждане. СВП сам однажды неосторожно заронил сомнение в их сердца, убедительно и страстно, как всегда, разъяснив, что невозможно честным путем заработать за несколько лет миллиарды долларов.

Да что там абрамовичи, тимченки и всякие прочие ковальчуки и зурабовы. Вот уже более месяца на страницах ведущих изданий российской и мировой печати (New Times, Washington Post, Wall Street Journal, Die Welt и др.) оживленно обсуждается структура личного состояния самого СВП, оцениваемого приблизительно в 40 миллиардов долларов — 37% акций «Сургутнефтегаза» (18 миллиардов); 4.5% «Газпрома» (13 миллиардов), 50% Gunvor (10 миллиардов).

Источник этих сведений один — Станислав Белковский. Это не какой-нибудь маргинальный либералишка, шакалящий возле иностранных посольств.

Г-н Белковский известен всей России как человек безупречной репутации, твердых державно-патриотических убеждений, пра­вославный мыслитель, истинный ариец, беспощадный к врагам рейха.

Он первым в своем историческом докладе разоблачил олигар­хический заговор Михаила Ходорковского и воззвал к чекистско­му топору, дабы обрубить щупальца заговорщиков и обрушить на них суровое, но справедливое возмездие.

Его несомненные заслуги в борьбе с ходорковщиной позволя­ют полагать, что и сегодня он пользуется доверием влиятельной части чекистского сообщества и так же пламенно артикулирует нарастающие в этой среде вопросы и сомнения.

Сегодня эти вопросы ставят г-н Белковский и стоящие за ним истинные патриоты Отечества. А если завтра наши враги за рубе­жом, мечтающие ослабить и расчленить Россию, захотят пощупать Наше Все за гениталии швейцарских счетов Геннадия Тимченко?! Вы представляете, какая зловещая угроза может нависнуть тогда над нашей национальной безопасностью и нашей высочайшей ду­ховностью!

Не в силах более оставаться равнодушным перед лицом нара­стающих нападок на российскую государственность, которые уже недвусмысленно прозвучали в вопросах редактора буржуазного журнала Time, предлагаю элегантное решение, снимающее мно­гие перечисленные выше проблемы. При этом вопрос о действи­тельности или мнимости приписываемого СВП состояния даже не возникает, так как в контексте предлагаемой схемы, он не яв­ляется не только принципиальным, но и вообще сколь-либо зна­чимым.

«Газпром», «Сургутнефтегаз» и Gunvor учреждают почетную премию «За выдающийся вклад в возрождение российской эконо­мики и православной духовности». Денежная составляющая пре­мии — 41 миллиард долларов. Гг. Миллер, Богданов и Тимченко вносят доли своих компаний в премиальный фонд в точном соот­ветствии с пропорциями, указанными в известных исследованиях основоположника отечественной клептопутинистики г. Белков-ского. Премия единогласно присуждается и в торжественной об­становке вручается патриархом всея Руси в храме Христа Спасите­ля Владимиру Владимировичу Путину.

Таким образом, галерный труд СВП по возрождению россий­ской экономики достойно вознаграждается.

В то же время, приписываемое ему якобы состояние как бы легализуется, и тем самым раз и навсегда выбивается почва из-под ног потенциальных шантажистов и клеветников России.

Одновременно успокаивается и чекистское сообщество, пре­кращаются раздирающие его войны. Со слезами умиления на гла­зах обнимаются Патрушев и Черкесов, Сечин и Кудрин. И снима­ют они со своих крюков подвешенных на них измученных брать­ев своих, позволяя им в рождественскую ночь вернуться к своим семьям.

Освобождается от нового галерного (теперь уже премьерско­го) срока несколько смущенный и искренне тронутый дорогим признанием современников лауреат, крепко сжимающий заслу­женную награду в потной ладошке. Давно, усталый раб, замыслил он побег. Свободен, свободен, наконец!

В преддверии восшествия на престол Молодого Государя мир, благолепие и стабильность воцаряются, наконец, на Руси.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,179 сек. | 12.5 МБ