Либеральный кукиш

Фонд «Либеральная миссия» представил интересное исследо­вание, проведенное группой авторов во главе с Михаилом Афа­насьевым, директором по стратегиям и аналитике ЦПК «Никко-ло М». Опрашивались «успешные представители» социальных групп, занятых в государственном управлении, обороне и охра­не правопорядка, бизнесе, науке и образовании, массовой инфор­мации. Люди, составляющие, по определению авторов, «элиты развития».

Исключались из опроса, отчасти по очевидной причине их не­доступности, самые главные начальники государства и крупней­ших корпораций — «элита господства».

И вот что выяснилось:

«В элите развития явно преобладает критический взгляд на сложившуюся в стране систему управления и ее ре­зультативность… Разговоры об укреплении «вертикали власти» более не воспринимаются продвинутой частью (и вряд ли только этой частью) российского общества в качестве государственной идеи; эффективность этих слов и мероприятий — как для мобилизации воли нации, так и для легитимации правящего режима — сегодня крайне низка… Сложившийся в России олигархический бюрократический капитализм помимо самой олигархии пользуется поддержкой большинства сотрудников спец­служб и половины чиновничества. Абсолютное же боль­шинство армейских офицеров, предпринимателей и мене­джеров, профессиональной элиты в социетальной и пуб­личной сферах, значительная часть чиновников — одним словом, российская элита развития в своем большин­стве — предпочитает нормальный капитализм с пра­вовым социальным государством и готова поддержать деятельное обновление страны на основах верховенства закона и честной конкуренции».

 

Итак, официальные идеологемы власти «более не воспринима­ются продвинутой частью (и вряд ли только этой частью) россий­ского общества».

У советского коммунизма была своя героическая эпоха, под его идеологическое обаяние попадали миллионные массы и блестя­щие независимые европейские умы, и ему потребовалось 70 лет гниения, чтобы к середине 80-х дойти до полного его отторжения всей сколь-либо мыслящей частью общества.

У рожденного в политтехнологической пробирке чеченской войны гномика путинизма вообще никогда не было за душой ничего кроме марширующих гопников, телевизионных Сереж и Кать и прикормленных шредеров. Потому и сдулся он и впал в тот же маразм, но с каким-то зоологическим уклоном (тигрицы, Кони, пони) не за 70, а всего за какие-нибудь 7 лет.

Так что же, ждать новой оттепели и перестройки? Не торопи­тесь. Как в хорошем детективе, в конце доклада последовал резкий сюжетный поворот. Выяснилось, что все это либерализм на кухне с кукишем в кармане. Никакой готовности самостоятельно про­тивостоять «плану Путина» у наших «элит развития» нет, а «элита господства» совсем не собирается сдавать свои позиции.

Показательно, что практически к тем же выводам, как о на­строениях второго слоя «элиты», так и о степени его потенциаль­ной гражданской активности, пришло и выполненное на совер­шенно другой методологической основе исследование группы проректора МГИМО Андрея Мельвиля.

Что подводит нас к самому главному вопросу: а почему незау­рядные люди, обладающие определенной степенью власти, люди, от которых зависит будущее России и которые, как выяснилось, являются носителями либеральных ценностей, не готовы высту­пить активно на защиту этих ценностей?

Это вопрос самый что ни на есть практический. Я хорошо по­мню начало 2005 года. После массы неудач и провалов власти — Украина, Абхазия, монетизация — был период, когда антипутин­ские настроения «элиты», казалось, готовы были вот-вот активно проявиться. Я мог бы сейчас разрушить с десяток карьер людей очень прокремлевских, если бы процитировал, что они говорили тогда о высшей власти. Впрочем, все это чувствовала и власть, имеющая как и своих осведомителей, так и неплохих социологов и политтехнологов. Так как же все-таки ей удавалось и до сих пор удается эффективно манипулировать этим протолиберальным вторым слоем, у которого давно уже нет никаких иллюзий отно­сительно высшей правящей клептократии?

Делается это довольно просто. Используется не столько устра­шение путем точечных репрессий, сколько управление коллек­тивным сознанием с помощью 2-3 психологем или комплексов. Первый — это комплекс, который я назвал бы неовеймарским. Посредством тысячекратного повторения в общественное созна­ние и подсознание вбивается представление о встающей с колен России, об униженной России, о расчлененной России, об окру­женной врагами России. Сегодня наша внешняя политика на 90% являет собой инструмент манипуляции сознанием.

Этот неовеймарский комплекс сплочения «униженной на­ции» вокруг руководства умело регулируется и резко нагнетается как раз в те моменты, когда общественные настроения начинают казаться власти опасными. Недавняя заранее объявленная гру­зинская война дает тому яркий пример (это еще и упреждающий ответ на ту растущую оппозицию армейских кругов, о которой го­ворилось в докладе).

Вторая управляющая психологема — это комплекс «Гершензо-на-Радзиховского». С одной стороны, наша «элита развития» пре­красно понимает, что власть ее, как изящно выразился докладчик, фрустрирует в особой извращенной форме — и манипуляцией вы­боров, и имитацией политического процесса в целом. Но в то же время тем же людям активно внушается мысль о том, что настоя­щие выборы привели бы к власти намного более страшных лю­дей, чем те, которые сегодня там находятся. То есть оба комплекса работают на одну и ту же сверхценную идею: да, люди, которые правят нами, несовершенны, они полны пороков, сильно подво­ровывают, например, но они защищают нас и от внешней угро­зы — мы вместе с ними встаем с колен, — и от внутренней, так что по классической формуле Гершензона мы «должны благослов­лять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной».

И третья психологема — это достаточно распространенное, во всяком случае, до последнего времени, настроение — «мы ни­когда не жили так хорошо». Так говорят и очень умные люди. Бо­рис Акунин, например. Отчасти они правы. Авторы доклада опро­сили только 1000 человек, а целый русский «золотой миллион» в материальном плане никогда не жил так хорошо по мировым меркам, как он живет сейчас, и отказываться от этого он не хочет.

Для этого комплекса у меня тоже есть название. Когда я слышу все эти разговоры о том, что они никогда не жили так хорошо, у меня все время возникает ощущение дежа вю — где-то и ко­гда-то я все это уже слышал или читал. Ну конечно: Илья Эренбург,

«Люди, годы, жизнь». В 1936 году ощущение людей в правитель­ственном Доме на набережной или в доме писателей в Лаврушин­ском переулке было именно таким. Тогда разрешили елки, приня­ли бухаринскую конституцию, в Елисеевском появились балыки и колбасы, Осипу Мандельштаму разрешили вернуться из ссыл­ки — никогда еще не было так хорошо. Вот это и есть третий ком­плекс, помогающий протолиберальному классу успешно манипу­лировать самим собой. Я бы назвал его комплексом 1936 года.

И последнее. Трудно отделаться от впечатления, что исследо­вания эти, проведенные в марте-мае, предназначалось авторами для одного воображаемого читателя — молодого либерального наследника: «Ступайте царствовать, государь Дмитрий Анатоль­евич! Элиты развития вас поддержат».

Никто из нас не знает, что там у государя Дмитрия Анатолье­вича в голове. Судя по тому, что он непрерывно и с чрезвычайно важным видом вещает, вообще не очень много. Но в любом случае это был призыв, равносильный рекомендации Никите Сергееви­чу сделать свой знаменитый доклад не на XX, а на XIX съезде — с национальным лидером, не упакованным надежно в Мавзолее, а сидящим сзади в президиуме и меланхолически попыхивающим трубкой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,113 сек. | 12.59 МБ