Луговой — наш президент

В последнем интервью Андрея Лугового был один замечатель­ный, многими недооцененный пассаж. Луговой пока еще с неко­торым смущением, но уже с несомненной гордостью рассказы­вал, что, когда он появляется на публике, его обычно окружают люди, жмут руку, благодарят за проявленное мужество, берут автографы.

«А вы не задумывались о политической карьере?» — спросил его ведущий. Жаль, что собеседники не развили эту благодатную тему. Она, право, того заслуживает.

Начнем с рассказа Лугового. Интересно, а он не задумывался, в каком качестве он вызывает такой энтузиазм соотечественников и неодолимое желание разжиться его драгоценным автографом? Жертвы несправедливых преследований британской королев­ской прокуратуры? Бросьте. Когда у нас на Руси брали автографы у жертв прокуратуры? Вот мной, например, уже несколько меся­цев интересуется российская прокуратура, а у меня еще ни одного автографа не взяли.

Автографы у нас берут у людей успешных, состоявшихся, у на­стоящих героев — хоккеистов, олигархов, великосветских прости­туток, ликвидаторов.

Растущий с каждым днем список омерзительных преступле­ний, совершенных в течение его короткой жизни покойным Алек­сандром Литвиненко, таков, что у каждого истинного патриота России должно было возникнуть законное желание подвергнуть этого предателя исключительной мере национального возмездия. Но только одному из нас выпала высокая честь осуществить это на практике. Вот у одного и берут автографы.

Это вовсе не означает, что Берущие Вместе согласны с довода­ми британского следствия. Массовое сознание homo риишсш’а, тщательно отшлифованное отечественными мастерами телевизи­онной культуры, таково, что гордость за подвиг разведчика и не­годование по поводу развернутой клеветниками России гнусной

кампании гармонично интерферируют в нем, нисколько не про­тивореча, а наоборот — взаимно обогащая друг друга новыми яр­кими красками.

В этом, видимо, и заключается та самая недоступная инозем­цам цельность не разъятого аналитическим скальпелем русско­го синтетического мышления, которой посвятили свои проник­новенные строки наши великие духовидцы — Николай Бердяев, Иван Ильин, Владислав Сурков.

А теперь к реплике ведущего. Не здесь ли таится гениальное решение грозящей расколом элиты проблемы наследника? Если сравнить двух потенциальных кандидатов — Лугового-2007 и Пу-тина-1999, то бросаются в глаза удивительные совпадения: то же социальное происхождение, та же легендарная alma mater, та же лексика, та же мимика, та же психофизика, тот же нордический характер, та же беспощадность к врагам рейха.

Та же близкая массам легкая приблатненность и в то же время несомненное рыночное мировоззрение, так необходимое продол­жателю реформ. Комитет по внешним связям и кооператив «Озе­ро» за плечами у одного из них, пивной заводик и охранное агент­ство у другого. Чем не слоган для либералов — «Лугового в прези­денты! Белых в Думу!». Выбирайте сердцем.

И наконец, еще одно знаменательное совпадение — оба они в начале своей политической карьеры были многим обязаны Бо­рису Березовскому, но потом разошлись с ним.

А что касается реальных достижений кандидатов по основному профессиональному профилю, то в общественном сознании они у Лугового-2007 покруче будут. Успешно провести масштабную акцию в центре Лондона — это вам не сопли жевать в дрезденском Доме Дружбы.

Только согласится ли принять шапку Мономаха любящий пу­тешествовать сибарит Луговой? Работа уж слишком тяжелая. Все мы заметили, как изменилось лицо Путина за последние восемь лет. Впрочем, и лицо Лугового разительно меняется последние восемь месяцев от одной пресс-конференции к другой — ходячий портрет Дориана Грея, встающего с колен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,158 сек. | 12.87 МБ