Миша Делягин: Нефть закончила быть «палочкой-выручалочкой»

Михаил Делягин: Нефть перестала быть "палочкой-выручалочкой"Несчастная «оффшорная аристократия» привыкла рассматривать высочайшие цены на нефть как индульгенцию всем своим грехам, как чудо, кроме его воли превращающее полный произвол монополистов – в фантастические темпы экономического роста, а коррупцию – в чудесные замки Швейцарии, Австрии и Рублево-Куршавельского федерального окрестность.

Но нефть закончила помогать неэффективной экономике, основанной на ереси и воровстве. Невзирая на умопомрачительный скачок глобальных цен на нефть (никогда еще они не были высоки так длительно, а ожидаемый средний уровень этого года – 105 долл/барр — значительно превосходит даже рекорд 2008 года), характеристики социально-экономического развития Рф в I квартале даже несколько усугубились по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года. Таким макаром, в более подходящих критериях экономика Рф развивалась ужаснее. Причина – как усугубление «структурных» заморочек (сначала коррупции и монополизма), так и так как год вспять экономический рост отчасти еще носил нрав восстановления после кризиса 2008-2009 годов (I квартал 2009 года, с которым сопоставляется I квартал прошедшего года, был наихудшим по формальным показателям).

Промышленный рост I квартала замедлился в этом году по сопоставлению с прошедшим более чем на третья часть – с 9,5 до 5,9% (в том числе в марте –с 9,8 до 5,3%). Сельхозпроизводство так и не оправилось от засухи: его повышение в I квартале составило символические 0,7% по сопоставлению с прошлогодними 3,6% (в том числе в марте – 0,7 против 4,1%). Грузооборот транспорта вырос в I квартале только на 3.7%, в том числе в марте – на символические 1,4% (по сопоставлению с значимыми 11,6% в I квартале 2010 года, в том числе 12,2% в марте).

Резкое замедление прироста перевозок грузов является настолько же тревожным сигналом, что и продолжение вкладывательного спада. Хотя он и замедляется (в I квартале 2011 года он составил 1,5% против прошлогодних 4.8%, а в марте 2011 года – символические 0,3% против настолько же символического, но роста на 0,4% в марте 2010 года), его продолжение в беспримерно подходящей экономической конъюнктуре свидетельствует о суровых пороках сложившейся в Рф социально-экономической модели.

Реальные доходы населения также понижаются, при этом их отставание от прошедшего года наращивается: за I квартал в целом оно составило 2,9% (против прошлогоднего роста на 7.3%), а за март – 3,4% (против прошлогоднего роста на 4,4%).

Нарастающее понижение уровня жизни населения в стране, бюрократия и олигархия которой практически захлебываются от нефтедолларов, производит глубочайшее воспоминание. При всем этом инфляция, как можно осознать, обычно занижается Росстатом, что содействует завышению характеристик реальных доходов, а статистически занижающий его фактор — скупка популяцией валюты – в I квартале фактически отсутствовал. По данным платежного баланса, в I квартале 2011 года население и нефинансовый бизнес продали наличной валюты на 0,4 миллиардов.долл. – по сопоставлению с 3,6 миллиардов.долл. в I квартале прошедшего года; фактическое прекращение дедолларизации экономики в критериях крепкого рубля также является тревожным сигналом, свидетельствующем о росте недоверия к перспективам русской экономики.

Единственным фактором, содействующим понижению реальных доходов населения, является запретительное усиление их налогообложения (рост неотклонимых соц взносов с 26 до 34%), — но, хотя он и не связан с фактически рыночной конъюнктурой, его действие носит беспристрастный нрав и отражает то, что из-за конфигурации гос политики люди вправду получают меньше средств. Но, если б он был главной предпосылкой падения реальных доходов населения, отставание от прошедшего года было бы приблизительно схожим, — в то время как оно резко колебалось (составляло 5,0% в январе, символические 0,6% в феврале и 3,4% в марте).

Таким макаром, понижение реальных доходов населения, вероятнее всего, отражает ухудшение не только лишь вещественного положения населения Рф, но экономической конъюнктуры в целом – и это в критериях, напомню, беспримерного увеличения цен на нефть!

Любопытно, что при всем этом, нев
зирая на понижение безработицы и экономическое оживление, вышло расширение неполной занятости: за март она выросла на больших и средних предприятиях, по сопоставлению с февралем, по данным мониторинга Росстата, с 5,0 до 5,3% занятых.

Таким макаром, финансовая модель, сложившаяся сначала 2000-х годов и основанная на механическом переваривании возрастающих нефтедолларов, перестает работать практически на наших очах. Ее нужно срочно поменять, ограничивая произвол коррупционеров и монополистов, — по другому через пару лет она просто упадет, завлекая за собой всю страну.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 71 | 0,267 сек. | 12.51 МБ