Миша Леонтьев: «Это была война не с грузинами»

Михаил Леонтьев: «Это была война не с грузинами»

Спустя четыре года по этому поводу можно сказать в главном то же самое, что было понятно тогда. На данный момент это стало совсем естественным, а ранее это была некоторая умозрительная конструкция, но я это гласил с самого начала.

Итак. Деяния наших русских властей были оправданны, непременно нужны, а с глобальной политической точки зрения были позитивны. Если б Наша родина не пошла на это, не отважилась сопротивляться и делать свои обязательства, то она не стала бы быть интернациональным субъектом. Положение Рф и ее осознание со стороны врагов и союзников чрезвычайным образом поменялось. На мой взор, поменялось полностью позитивно для нас. Понятно, что это была война не с грузинами. Я не стал бы гиперболизировать исторические симпатии, просто они не кретины и не нанимались вести войну с Россией. Когда стало ясно, что это война с Россией, они произнесли что-то типа: «Так вы это имели в виду? Извините!».

Мы чрезвычайным образом содействовали укреплению режима Саакашвили

Я не буду на данный момент рассматривать военно-технические нюансы, они уже рассмотрены, но я считаю, что эта война ускорила очень спорную но органически нужную реформу в армии. Это очень отлично, и на данный момент мы имеем, если и не реформированную вполне армию, то некоторую работающую матрицу, которую можно заполнять содержанием – кадровым и военно-техническим. Никакая программка вооружений без этой реформы не была бы вероятна, а реализация программки вооружений – это самое суровое, что у нас происходит в экономике.

Сейчас разглядим определенные геополитические последствия. Мы пришли к признанию так именуемым интернациональным обществом, а поточнее Западом, Абхазии и Южной Осетии сателлитами Рф де-факто. И мы пришли фактически де-юре к признанию Грузии протекторатом Соединенных Штатов. Это с геополитической точки зрения – наше прямое поражение. Мы чрезвычайным образом содействовали укреплению режима Саакашвили. Мы просто политически обслужили действующий режим, и не только лишь его, а всю грузинскую элиту. Выходит, что мы им посодействовали, ведь пролитая кровь и факт оккупации (как они считают) части местности Грузии, естественно, не содействовали усилению позиции пророссийских сил в Грузии. По сути Наша родина не ставила на эти силы, она игнорировала их, и вот поэтому в момент начала войны у Рф фактически не было никаких других инструментов и никаких других способностей, не считая тех, на которых мы тормознули.

Мы для себя сами, своими руками сохранили стратегическую точку, стратегический плацдарм для работы против нас

Другими словами с военной точки зрения Грузия была разгромлена, с политической точки зрения она не стала существовать, страны не было. С ней можно было делать все, что угодно. Только как и для чего? Нам не на кого было там опереться, у нас не было никакой способности, не считая как отступить. Никаких вариантов. Это итог нашей, непременно нашей, политики прошлых лет. Вот поэтому эта война оказалась с точки зрения всех традиционных характеристик неготовой. Военный разгром противника не завершен, политический разгром противника не завершен. Фактически мы для себя сами, своими руками сохранили стратегическую точку, стратегический плацдарм для работы против нас всеми видами средств, также для решения собственных задач нашим геополитическим противником. Грузия занимает стратегическую позицию в регионе, а это еще обширнее чем даже Закавказье (поглядите на Сирию и на Иран!). Мы можем как угодно относиться к Ирану, но мы никак не заинтересованы в укреплении способностей Соединенных Штатов по экзекуции над Ираном, а к Грузии это имеет непосредственное отношение. С этой точки зрения — это зависшая история. Она не может так кончиться. Этот нарыв взорвется, и есть у меня чувство, что взорвется он достаточно скоро.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,140 сек. | 12.47 МБ