Моджахеды в Рф

Моджахеды в РоссииЗарубежные добровольцы-мусульмане продолжают прибывать на Северный Кавказ. Они часто гибнут, но все же отправляются в путь опять и опять. Сразу осложняются дела Рф с Ираном. В перспективе это угрожает тем, что Тегеран может обеспечить общее пополнение отрядов Доку Умарова персидскими моджахедами.

Не так давно в Махачкале брали штурмом очередной личный дом. Боевик, засевший в здании, отпустил 2-ух дам, но сдаваться не возжелал. Пришлось уничтожить. Погибшим оказался уроженец казахстанского городка Актау Ерлан Юсупов. Ранее, 10 июня, в Веденском районе Чечни была уничтожена группа негритянского суданского амира Ясира Юсефа Амарата из 9 человек. Посреди мёртвых опознали самого африканца, также его сподвижника — Ислама Лесного льва. 18 марта в том же районе у селения Первомайского застрелили ещё четырёх подпольщиков, в том числе араба Абу Халеда.

Погибель одних моджахедов (в переводе с арабского «моджахед» — «борец», «совершающий усилие») других не останавливает. Они приезжали и приезжают из арабских стран, из исламских государств Африки, из Турции, Ирана, Афганистана, Пакистана, Средней Азии, Азербайджана, Боснии, Албании, из Крыма (крымские татары). Встречались даже «волонтёры» из индийского Кашмира, из китайской Уйгурии, из Малайзии. Опасное «кавказское турне» популярно у американских и европейских людей афганского, турецкого, арабского происхождения. В ноябре 2003-го под Сержень-Юртом сложил голову «чистокровный ариец» из германского Блауборна по имени Томас Карл Фишер, принявший ислам в 2001-м. Хотя, конечно, основной приток добровольцев наблюдался во время активных фаз боевых действий: в 1995-м — 1996-м и в 1999-м — 2000-м. Командные функции и денежные связи находились в большей степени в компетенции выходцев из Иордании и Саудовской Аравии.

Парадокс моджахедизма зародился в эру Афганской войны 1979-го — 1989-го. Тогда против русских войск сражались не только лишь представители фактически афганских народностей, да и добровольцы из Саудовской Аравии, Иордании, Алжира, Египта, Марокко, Филиппин. Сначала 1980-х в Афганистане вели войны около 3500 арабов. К середине десятилетия их насчитывалось 18 000 исключительно в формированиях Гульбеддина Хекматияра.

Смысл парадокса в том, что моджахеды должны находиться всюду, где мусульмане ведут борьбу. Другими словами их мотив чисто религиозный. Непринципиально, какой национальности моджахед. Непринципиально, где он живёт. Принципиально другое: борется он либо нет «во имя Аллаха».

С ювелирной точностью данный момент охарактеризовал в 2007-м Доку Умаров, провозглашая Имарат Кавказ: «Кавказ оккупирован неправильными и вероотступниками и является Дар аль-Харб, территорией войны, и наша наиблежайшая задачка заключается в том, чтоб сделать Кавказ Дар-эс-Саламом (территорией мира), утвердив шариат на его земле и изгнав неправильных. Во-2-х, после изгнания неправильных мы должны возвратить для себя все исторические земли мусульман, и эти границы находятся за пределами границ Кавказа». То есть налицо две программки. Программа-минимум — победа над противником. Программа-максимум — экспансия в примыкающие мусульманские регионы.

Конкретно к чеченским, ингушским, дагестанским боевикам в русском обществе отношение резко отрицательное, а к зарубежным наёмникам и подавно. К тому же у нас акцент делается конкретно на денежной стороне деятельности последних. Но не учитывается, что на поверку многие из их совсем не являются полунищими лохмотниками, желающими как-то заработать. Напротив, посреди забугорных моджахедов есть квалифицированные спецы по партизанской войне, люди достаточно образованные. Естественно, не стоит сбрасывать со счетов средства, да и абсолютизировать их в качестве головного мотива необоснованно. Это необходимо осознавать. Вкупе с тем единственное, о чём можно вести переговоры с арабскими, турецкими, афганскими бойцами, действующими сейчас на Кавказе, — об критериях, по которым они покинут регион. Но такое реально только в случае беспрекословной военной победы русской армии, массовой утраты подпольем поддержки коренного населения и при поиске компромиссов с ролью местных полевых командиров. А от подобного расклада современная ситуация очень и очень далека.

П

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 71 | 0,435 сек. | 12.72 МБ