Наша ниша

 «Эпоха, когда Россия и США рассматривали друг друга как врага или стратегическую угрозу, закончилась. Россия и США уже дей­ствуют как партнеры и друзья, давая ответ на новые вызовы XXI века. Наши страны являются союзниками в глобальной борьбе против международного терроризма… Доверительное партнер­ство России и США является одним из важнейших приоритетов российской внешней политики. Между Россией и США существует общее видение угроз международной безопасности… Угроза Рос­сии — это не глобальная ядерная катастрофа или агрессия со сто­роны США и НАТО. Угроза для России таится на Кавказе и азиат­ской границе».

Перу каких жидомасонов, атлантистов или интернет-власовцев принадлежат эти строки?!

Какая опасность может таиться на азиатской границе, когда мы только что обнимались на Урале в ходе совместных военных маневров с китайскими братушками, впервые со времен Чингис­хана дошедшими туда от берегов Янцзы? Ху и Пу слушают нас, слушают нас. Вместе идут народы.

Какие международные террористы имеются в виду? Может быть, такие выдающиеся деятели современного национально-освободительного движения, как Машаль, Насралла, Ахмадине-джад, справедливо подчеркнувший, что Холокоста не было, но его следует организовать?

Не буду томить Вас больше, «патриотический» читатель. Так возмутившие Вас слова принадлежат Владимиру Владимировичу Путину. Цитата из подписанной им вместе с Джорджем Бушем де­кларации московского саммита в мае 2002 года плавно перетека­ет в цитату из его выступления на встрече с сотрудниками МИДа в июне того же года.

В. В. Путин был совершенно прав. Он знал что говорил. За пол­года до этого, пойдя наперекор большей части своего окружения

и всего российского политического истеблишмента, он впервые в русской военной истории, не потеряв ни одного солдата, чужи­ми (американскими) руками решил важнейшую задачу обеспече­ния безопасности страны на Юге.

Россия на практике обнаружила, что США как союзник могут стать эффективным инструментом решения задач ее националь­ной безопасности. Это новое знание могло кардинальным обра­зом изменить геополитическое мышление российского полити­ческого класса. Президент раньше и лучше многих в своем окру­жении оценил новые реальности и новые возможности. Недаром я всегда называл его «самой выдающейся посредственностью рос­сийского политического класса».

Но тьмы лавровых, примаковых, карагановых, третьяковых, пушковых, мигранянов, леонтьевых и иже с ними постепенно опустили его до своего уровня.

И через несколько лет совсем иные слова зазвучали из уст офи­циальной Москвы: «Наши разногласия с США носят столь карди­нальный характер, что вряд ли уместна позиция конструктивной неопределенности… Россия не может принимать чью-либо сторо­ну в развязываемом межцивилизационном конфликте глобально­го масштаба».

Когда стадо носорогов, включающее многих известных либе­ралов, мчится в одном антиамериканском направлении, ему уже невозможно остановиться даже на молотовско-риббентропов-ских рубежах нейтралитета. Недавно одна известная кремлевская пифия «с болтающимся на толстых ляжках пистолетом» (Г. Пав­ловский — Ред.) обнародовала новую отечественную внешнепо­литическую концепцию.

Оказывается, у российской внешней политики есть не толь­ко «глобальная функция», но и «мировая миссия», возложенная на нее всем прогрессивным человечеством, — сдерживание США.

«Путин нашел уникальную нишу и ринулся в нее». Какая ги­персексуальная метафора потрясающей мощи! Отец-производи­тель нации, ринувшийся в нишу. Они там что, в Кремле, все наню­хались плана Путина? Один подвешивает страну на чекистский крюк как тушу, другой посылает сакрального вождя в нишу. Эта «уникальная» ниша, кстати, давно уже кишит диктаторами и па­раноиками всех мастей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,110 сек. | 12.58 МБ