Опаснее врага

Фундаментальная проблема правящей российской «элиты» (и ее золотого фонда — питерской бригады) заключается в том, что воровать ей надо здесь, в России, а тратить наворованное и на­слаждаться скромным обаянием буржуазного потребления — там, на Западе. Ну, естественно — не в Северной же Корее, не в Иране и не в Белоруссии. Отсюда и определенная раздвоенность ее, эли­ты, внешнеполитического сознания.

Для внутреннего потребления — страна как осажденная кре­пость, Запад, США, мировая закулиса, стремящиеся лишить Россию суверенитета, расчленить ее и уничтожить. Образ вра­га, внешняя угроза становятся единственным идеологическим оправданием сохранения правящего режима. Никаких других за­дач кроме удержания себя во власти (например, построить ком­мунизм, догнать Португалию, удвоить ВВП) режим уже не ставит и поэтому никаких других оправданий найти не может.

«Не позволим лишить Россию суверенитета» на фене питер­ской бригады означает «не позволим оттащить нас от кормушки властесобственности».

Но не менее важна и вторая часть задачи — отмывание себя, любимых, на том же ненавистном Западе, сохранение персональ­ного членства во всех его престижных клубах — от «большой восьмерки» до какого-нибудь общества любителей охоты на сло­нов в Центральной Африке. На эти цели выделяются громадные средства, проходящие по статье с издевательским названием «со­здание положительного образа России за рубежом».

Самыми опасными для личного благополучия высшего звена бригады являются персональные обвинения в коррупции. Поэто­му на их микширование брошены сейчас самые серьезные органи­зационные и пропагандистские ресурсы. Операция «Шредер» была первым серьезным тактическим успехом на этом направлении.

Превращение канцлера крупнейшей европейской держа­вы в чисто конкретного питерского пацана как бы автоматиче­ски вводило всю бригаду, во всяком случае, ее «ближний круг»,

в мировой клуб избранных, неприкосновенных для всяких там от­мороженных швейцарских прокурорш.

Операция «Эванс» должна была триумфально завершить окон­чательное отмывание питерских. Бывший министр торговли США и личный друг президента после двухнедельных (!) колебаний на­шел в себе мужество отказаться. Искушение было серьезное — пя­тилетний контракт с годовым окладом в 40 млн. долларов.

Шредер, сорвавшийся в последний момент с крючка Эванс, возможно, Берлускони, если он проиграет выборы, — это высшая лига путинских апологетов на Западе. Есть еще среднее звено достаточно известных аналитиков, экспертов, перед которыми поставлена задача «позитивно интериоризировать» в западном сознании феномен коррупции российской верхушки, не теряя при этом своей профессиональной репутации.

Задачка архитрудная, как сказал бы один известный политтех-нолог, если вспомнить захват питерскими «ЮКОСа», 13-милли­ардную сделку между Абрамовичем и Путиным по «Сибнефти» и, наконец, недавнее сенсационное признание президента, что фик­тивная компания «Байкалфинансгруп» была создана исключи­тельно для того, чтобы затруднить оспаривание в судах отъема собственности у первоначального владельца.

Посмотрим, как справляется с ней г-н Анатоль Ливен (Anatol Lieven), опубликовавший на этой неделе в «Financial Times» ста­тью с жалостливым заголовком «Не осуждайте Путина огульно» (Do Not Condemn Putin out of Hand).

Она полна сотни раз повторенных маркопавловскими избитых псевдоаргументов в оправдание путинского режима. Но интерес­на не ими, а творческим подходом автора к самой больной для за­казчика теме — коррупции высшего эшелона российской власти. Ключевое высказывание по этому поводу настолько замечатель­но, что сначала мы приведем его в оригинале, на великом языке Вильяма Шекспира и Анатоля Ливена: «The new Russian elite of Mr. Putin’s conception… will move freely between the state and market sectors, and in the process will be handsomely rewarded; but it will keep its money within Russia, not spend it on British football clubs or French chateaux».

С душевным трепетом и дрожащей рукой приступаю я к пере­воду этого бессмертного шедевра.

«НОВАЯ РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА, ЗАМЫСЛЕННАЯ ГОСПОДИ­НОМ ПУТИНЫМ, БУДЕТ СВОБОДНО ПЕРЕМЕЩАТЬСЯ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВЕННЫМ И РЫНОЧНЫМ СЕКТОРАМИ И В ПРОЦЕС­СЕ ЭТОГО ПЕРЕМЕЩЕНИЯ БУДЕТ ЩЕДРО ВОЗНАГРАЖДАТЬСЯ».

Умри, Анатоль, лучше не скажешь! Поставь здесь точку и как можно быстрее отнеси свои показания в российскую и швей­царскую прокуратуру и в Нобелевский комитет как лучшее в мире определение коррупции.

Но краешком сознания услужливый Анатоль, кажется, пони­мает, что выбалтывает что-то лишнее, ставит вместо точки точку с запятой и продолжает теперь уже на высокой державно-патрио­тической ноте:

«НО ОНА БУДЕТ ДЕРЖАТЬ СВОИ ДЕНЬГИ В РОССИИ, А НЕ ТРА­ТИТЬ ИХ НА АНГЛИЙСКИЕ ФУТБОЛЬНЫЕ КЛУБЫ ИЛИ ФРАНЦУЗ­СКИЕ ЗАМКИ».

Оговорочка, согласитесь, жалкая. Во-первых, структура потре­бительских расходов государственного вора и место хранения им награбленного не является смягчающим его вину обстоятель­ством. Во-вторых, самым ярким представителем «замысленной господином Путиным новой российской элиты», гуляющим ме­жду государственным и рыночным секторами и щедро по ходу этих прогулок вознаграждаемым, является российский губерна­тор, богатейший человек России, личный друг и деловой парт­нер президента, один из тех, кто и привел его к власти, — Роман Аркадьевич Абрамович. А он-то как раз и тратит награбленные деньги на английские клубы и французские шато. Так что здесь г-н Левин просто нагло врет, рассчитывая на неосведомленность западного читателя.

Но первая часть фразы дорогого стоит. Лет так по пятнадцать для всей «замысленной господином Путиным новой российской элиты». Вот уж действительно, услужливый дурак опаснее врага.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,174 сек. | 12.5 МБ