Певец в стае чекистских воинов

Умри, чекистский Шариков, четырехзвездный генерал поли­ции, гоняющийся за кошками и ветеринарами, — лучше не ска­жешь:

россия, подвешенная на чекистский крюк.

 

Какой великолепный мясницкий образ вывалился из воспален­ного подсознания позорно знаменитого следователя, лепившего в 1988 (!) году последнее в советской истории дело об антисовет­ской агитации.

Как же, оказывается, любят Россию эти профессиональные пат­риоты, эти новые дворяне эпохи Путина, чтобы им в голову могла прийти такая жизнеутверждающая и наполняющая их профессио­нальной гордостью чудовищная метафора. Это покруче, чем «Рос­сия, кровью умытая».

Почаще беритесь за перо, господа чекисты, почаще импрови­зируйте. Почаще хватайте друг друга за интимные места. Тогда, может быть, скорее миллионы людей наконец поймут, какие субъ­екты нами правят.

Профессиональному палачу с претензиями на интеллектуа­лизм так понравился удачно найденный им образ крюка, что уже совершенно не понимая, что же он несет, этот нравственный идиот возвращается к нему на протяжении своего опуса вновь и вновь.

Оказывается, основная угроза нашей Родине не в том, что она висит на чьем-то крюке, а в том, что этот крюк может «стереться и заржаветь» от того, что его (крюк) «начнут критиковать».

Впадая в некоторое противоречие с самим собой, кошкоборец тут же, однако, начинает «критиковать» одну из групп мясников, обслуживающих крюк, бросая им страшное для «кшатриев» обви­нение — «воины, превратившиеся в торговцев».

Даже нам, простолюдинам, далеким от дворянских забав, ясно, что речь идет о соперничающей с ним банде, ответственной

за аферу «Трех китов», убийство Юрия Щекочихина и еще десяток трупов вокруг расследования этого дела.

Но все это дела давно минувших дней. Основные чекистские группировки уже давно перешли от крышевания мебельных ма­газинов к распиливанию нефтегазовых компаний. Да и многие инициативы того же Госнаркокартеля (установление контроля над рынком химических веществ или выхлопотанное им право не уничтожать конфискованные наркотики) — явное проявление скорее торговой, нежели воинской доблести.

А разве кшатрий Бульбов, чье открытое мужественное лицо смотрит на нас сегодня со многих сайтов и арест которого спрово­цировал очередной раунд чекистских войн, не владеет через тор­говку Бульбову ЧОПом с романтическим названием «Немесида» и еще четвертью Куршской косы в придачу?

А если уж кошкодав сам себя считает воином, то он, судя по приложенной биографии, из тех «воинов», которые впятером шли брать дрожащего от страха интеллигента, читавшего под кро­ватью Солженицына.

Вы не дворяне, господа Черкесов и Патрушев. Вы две дворняж­ки, вцепившиеся друг другу в глотки за сладкие косточки с неф­тью, газом, таможней, китайскими трусиками, наркотиками. Вы грязь в шелковых чулках.

Подлинная аристократия России, ее герои, ее совесть — это убитые вашей «корпорацией» Юрий Щекочихин и Анна Полит­ковская.

Великая страна Пушкина и Сахарова не может, и не будет веч­но висеть на вашем воровском крюке. Это вам только кажется, что у вас теперь пожизненный президент.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,103 сек. | 12.46 МБ