Пиар на крови

Уже самим гебельлесиным надоело скучно лгать про точечные удары и отсутствие жертв среди мирных жителей. Да и не нужна эта успокоительная ложь нашему разогретому электорату. Его завораживает захватывающее зрелище массированных ударов «Градов» и «Ураганов» по Грозному, украшающее все новостные программы. «Точка» поражения залпом «Града» имеет площадь 6 га, «Урагана» — 16 га. Если это не массовое убийство, то объясни­те мне, что это?

Homo Electoratus, сидя в уютном кресле перед телеэкраном, ощущает себя зрителем увлекательного блокбастера, римейка «Падения Берлина» с дополнительным эффектом виртуального присутствия и личной сопричастности к фаллической мощи рос­сийских орудий.

И черт с ними, чеченцами, в конце концов, мирными или не­мирными. Ведь объяснил же А. Чубайс (в интервью «Коммер­санту»), что «не в Чечне дело, что в Чечне решается вопрос несо­поставимо более значимый, чем судьба Чечни, а именно — воз­рождение российской армии». Российская армия возрождается там последние лет 180, как минимум. Но у Чубайса, агрессивно предлагающего себя в руководители предвыборного штаба В. Пу­тина, другая шкала исторического времени — 8, а может быть, и 3 месяца, отделяющих нас от ритуальной продажи оболваненному избирателю державно-патриотической куклы — Мачо, мочащего в сортирах врагов России.

Три месяца — срок гораздо более предпочтительный, поэтому неслучайны упорные слухи о скорой отставке Б. Ельцина по со­стоянию здоровья. В течение трех месяцев гораздо легче удержи­вать на экране картинку успеха и победы.

Самое трудное для России начнется потом — долгие годы кон­троля над территорией с враждебным населением. А после такого

количества жертв оно неизбежно будет враждебным. Никакое ко­личество газа и электричества, поставленных в Чечню, не сделает другом России отца ребенка, у которого бомбой оторвало ноги. Когда-то он выстрелит в русского солдата или взорвет русский дом.

Между тем у власти были все возможности реально уничто­жить терроризм и работорговлю на территории Чечни, опираясь на поддержку большинства населения, активно используя не толь­ко силу, но и политические средства и, прежде всего, переговоры с президентом Масхадовым. Люди ненавидели работорговцев, «ваххабитов», Басаева, который еще три года назад в глазах че­ченцев был чуть ли не национальным героем.

Но власть даже не пожелала задуматься над такой возмож­ностью. Она обрушила бомбы и снаряды на всех своих граждан в Чечне, на долгие годы снова объединив их во враждебности к России. Так же как в конце 1994 года, когда только российское вторжение спасло агонизировавший режим Дудаева. Но если вой­на 1994-1996 годов была, по всеобщему признанию, коммерче­ской войной, то новая чеченская война — это война прежде всего политическая. Война идет не за Кавказ, а за Кремль.

Война все более становится средством для достижения этой цели, всего лишь инструментом в громадной PR-кампании по из­бранию угодного Семье кандидата. Ведут компанию те же самые люди, что четыре года назад «избрали» уже крайне непопулярного Б. Ельцина, запугивая страну угрозой коммунистического реван­ша. «Передо мной был выбор, — вспоминал А. Чубайс, — бандит­ский капитализм или возвращение коммунистов к власти. Я вы­брал бандитский капитализм». С тех пор российский капитализм не стал менее бандитским, а карту антикоммунизма невозможно разыграть второй раз подряд. И тогда режим клептократии, до­ведший до разорения и унижения великую страну, нашел самый подлый способ удержаться у власти — сыграть на патриотических чувствах российских граждан. Вот уж для кого формула о «патрио­тизме, как последнем прибежище негодяев», справедлива на все сто процентов.

Около месяца назад Ю. Лужков в интервью «Московскому Ком­сомольцу» высказал ряд совершенно справедливых и бесспорных замечаний о политике правительства в Чечне. В частности, он го­ворил о недопустимости бомбардировок по площадям. В более об­щей и осторожной форме нечто подобное говорил и Е. Примаков.

Этого оказалось достаточным, чтобы ведущие средства мас­совой информации, контролируемые Кремлем, обвинили их в сговоре с иностранными державами с целью свергнуть патриоти­ческое правительство Владимира Путина и лишить нашу армию блистательной победы на Кавказе. То есть Ю. Лужков и Е. Прима­ков были официально назначены Г. Зиновьевым и Л. Каменевым нашего времени. Самое печальное во всей этой истории то, что, будучи назначенными Зиновьевым и Каменевым, они и повели себя, как Зиновьев и Каменев. На немедленно созванных пресс-конференциях и они сами, и их помощники утверждали, что у них нет абсолютно никаких разногласий с политикой правительства в Чечне, и заверяли дорогого Владимира Владимировича в своей полной поддержке.

Генетическая память 1937 года легко актуализируется в нашей общественной жизни. Сколько раз задавался вопрос, как могли известные люди в 30-х годах подписывать коллективные доносы, требовать «расстрелять как бешеных псов» и т. д. А вот так и могли, как смог в 1999 году один из лидеров «демократического движе­ния» А. Чубайс, публично донесший на Г. Явлинского как на «пре­дателя». Характер обвинений, с такой легкостью бросаемых по­литическим противникам, показывает, что кремлевская группа пойдет на все, чтобы удержаться у власти.

Полгода назад внушительное большинство парламента (не хва­тило нескольких голосов до 2/3) признало преступными действия Б. Ельцина, приведшие к гибели десятков тысяч российских гра­ждан в Чечне. Б. Ельцин ничего не понял и ничему не научился. Он снова бросил страну в катастрофу, чтобы, уходя, оставить нам в неприкосновенности свое творческое наследие — Его Препоха­бие российский капитализм с человеческими лицами Путина, Бе­резовского, Чубайса, Абрамовича.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,113 сек. | 12.48 МБ