Последний гвоздь в гроб американского мирового могущества

Мы привыкли, особенно в последнее время, во всех своих бедах обвинять Запад. Мы уже даже не задумыва­емся, чуть что случится — сыплем проклятиями в его адрес И правильно делаем. Наконец-то иллюзии о том, что заграница нам поможет, ушли в прошлое. Может, и поможет. А потом догонит, и еще раз… Как поется в од­ной песне: «помоги себе сам».

Но Запад Западу — рознь. Есть Америка — оплот ми­рового геополитического зла, прямой источник и реа­лизатор наших основных проблем. А есть старый За­пад — Европа, породившая Америку, но теперь, похо­же, сама озадаченная вероломством и хамством своего чада. Но и здесь не все так однозначно, потому что вы­ясняется, что Европы-то — две.

Первая Европа — американская. Это страны бывше­го Восточного блока — наши когда-то «младшие бра­тья», которые, как мы только их отпустили, бросились в объятья к своему новому американскому хозяину. Они думали, что им плохо живется у нас, в так называемой «тюрьме народов». Что-то не заметно, что им сейчас особенно хорошо. Америке явно не до них. Не для того США их приняли в разработку, чтобы заниматься их обустройством и решать их экономические проблемы, а для того, чтобы на скорую руку сколотить из наших бывших восточноевропейских союзников санитарный кордон вокруг России. Своего рода геополитический забор. Чтобы Россия — о ужас — не начала вдруг нала­живать отношения… со второй Европой.

Это Европа континентальная, страны которой и со­ставляют основу Евросоюза. В первую очередь, Герма­ния, ну и, конечно, Франция. Не так давно, когда аме­риканцы только собирались совершить легкую прогул­ку по Ираку одним парашютно-десантным полком, континентальная Европа уже чуть не довела их до ин­фаркта, объединившись в антиамериканскую коали­цию… да-да, с Россией. Именно Париж, Берлин и Моск­ва выступили тогда самыми последовательными и жест­кими противниками вторжения в Ирак. Ось Париж — Берлин — Москва стала для Америки шоком. Ведь если эта геополитическая коалиция сложится, прахом пой­дут и остатки ялтинской модели мирового устройства, где сейчас единолично доминируют США, и все их уси­лия по изоляции России в Азии и недопущению нала­живания наших отношений с ЕС

Стоило Путину установить прочные деловые кон­такты с германским канцлером Шредером, как тут же американские шавки в Прибалтике завыли о тяжелом наследии пакта Молотов — Риббентроп, о том, что Рос­сия так и не покаялась за оккупацию Прибалтики, а са­ми американцы недовольно заговорили о недопущении нового нарождающегося союза России и Германии. В общем-то, даже испугались. Да так, что заменили ставшего опасным для них Шредера на вроде бы без­обидную, как им тогда казалось, Ангелу Меркель. Но и она не стала для них ангелом-спасителем. Пока Аме­рика спешно латала дыры в своем санитарном кордо­не, героически совершая «оранжевую революцию» на Украине и храбро атакуя батьку Лукашенко, Путин на­ладил хорошие отношения и с новым немецким канц­лером. А заодно и договорился о строительстве Северо­европейского газопровода. Вы нам «оранжевую» Ук­раину, а мы вам газопровод в обход кордона. А руково­дить газопроводом попросили… Шредера. А вы говори­те Молотов — Риббентроп. Скажите спасибо, что не Ах-мадинеджада.

Но и Америка не дремлет: ответный ход — вместо континенталиста Ширака в Париже, нате вам, пожа­луйста, очередная американская марионетка Саркози в ковбойской шляпе и с фоткой Буша под крышкой хронометра. Ах так, а мы вам, а мы вам… А что мы? По­думаем. Слушайте пока мюнхенскую речь Путина в за­писи.

Все, чего не хватает объединенной Европе, с ее тех­нологическим и промышленным потенциалом, для стремительного скачка, для сопоставимой с американ­цами геополитической субъектности, для того, чтобы стать альтернативным США полюсом, так это наших ресурсов. Нам же, напротив, недостает европейской технологической развитости и европейского политиче­ского веса в мировом сообществе. Россия в ее нынеш­нем состоянии — следует признать — много слабее США, Влияние и вес Евросоюза также до американско­го не дотягивают. Но при стратегическом сближении России и ЕС — Америка отдыхает.

Не Аль-Каида, не мировой терроризм, не Ким Чен Ир с его виртуальной бомбой — не надо морочить нам голову: Североевропейский газопровод — вот реаль­ный вызов американскому самоуправству в Европе, это и есть пакт Молотов — Риббентроп XXI века. А ось Париж — Берлин — Москва — это последний гвоздь в гроб американского мирового могущества. И мы его еще забьем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,150 сек. | 12.6 МБ