Приговорщики

Я давно не был на процессе Ходорковского и Лебедева. Жалею, что пропустил античный подвиг Геракла, отодравшего трёхголо­вую гидру Лернейскую в полковничьих погонах.

Заседание, на которое я выбрался на этой неделе, оказалось гораздо менее драматичным выяснением рутинных процедурно-технических вопросов. Но явственно ощущалась какая-то новая тональность в зале, суть которой я не сразу смог для себя сфор­мулировать. Не скрою, что в сложной гамме чувств, которые я ис­пытывал на этом процессе, присутствовала и жалость к обвини­телям, особенно к самому нескладному и косноязычному из них, ставшему излюбленным объектом насмешек и издевательств пуб­лики и прессы.

Мне даже как-то досталось от одного из адвокатов, когда я по­делился с ним этим чувством в перерыве заседания. «Жалеть нуж­но тех, кто в клетке», — резко ответил он мне. Вот с этим я как раз категорически не согласен. К тем, которые в клетке, можно отно­ситься очень по-разному, но только не с жалостью.

Их интеллектуальное, нравственное, личностное превосход­ство над прокурорской командой и над скрывающимся за спина­ми обвинителей мутным субъектом с бегающими глазками и бе­гающими желвачками столь оглушительно, что его можно назвать антропологическим разрывом.

Так вот у фигурантов по ту сторону разрыва, особенно у самого затюканного и убогого из них, всё время прорывалось в этот день какое-то торжествующее чувство реванша за длившиеся уже вто­рой год подряд ежедневные публичные унижения. Не как тварь дрожащая, а как право имеющий рычал на защитников и даже на судью как бы расправивший согбенные плечи недавний объект моего гуманитарного сочувствия.

Между тем видимый ход процесса не давал, казалось бы, ни­каких оснований для такого всплеска прокурорского адреналина. Обвинители были по-прежнему уныло беспомощны в своих аргу­ментах, опровергаемых их же свидетелями.

«Решение принято!!» — вот что читалось в новой злорадной стилистике поведения голубых мундиров. Не секрет, что процесс на сто процентов политический, а беспристрастный судья Данил-кин напряжённо ожидает отмашки сверху. «Либеральный» сигнал на оправдание стал бы катастрофой для орденоносцев — обвини­телей, автоматически опускаемых в козлищ отпущения.

Решение действительно принято, но по другому, гораздо бо­лее общему вопросу. Человек с желвачками возвращается, и все остальные политические решения в стране, в том числе и по судь­бе Ходорковского и Лебедева, будут теперь выстраиваться именно в этой кадровой перспективе.

Так неужели безумные, тянущие лет на двадцать дополнитель­ного заключения обвинения в хищении всей нефти ЮКОСа будут признаны судом? Совсем необязательно. Сейчас самое главное — продержать людей в тюрьме до благополучного возвращения нац-лидера на трон. А там уже в сиянии своего аппаратного триумфа Владимир Владимирович спокойно с оттяжечкой, сохраняя все опции, и решит, что ему делать со своими личными узниками.

Или отпустит их после окончания суммарного срока. Сам же по­карал, попытал от души, сам же и миловал. Как суровый, но спра­ведливый отец.

Или повесит на них, как давно грозится, с десяток убийств не­установленных лиц в неустановленном месте. Dura 1ех, sed lex.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,126 сек. | 12.5 МБ