Пространство, пожирающее время

После падения Франции Англия осталась одна против нацист­ской Германии. «Я могу обещать вам только лишения, кровь, пот и слезы» — с этими словами только что назначенный премьер-ми­нистром Великобритании Уинстон Черчилль обратился к англий­скому народу.

Возможно именно эти слова из знаменитой речи Черчилля и всплыли в сознании анонимного путинского спичрайтера, когда он лудил следующий пассаж президентского послания: «На всем протяжении нашей истории Россия и ее граждане совершали и со­вершают поистине исторический подвиг. Удержание государства на обширном пространстве, сохранение уникального сообщества народов при сильных позициях страны в мире — это не только ог­ромный труд. Это еще и огромные жертвы, лишения нашего наро­да. Именно таков тысячелетний исторический путь России. Таков способ воспроизводства ее как сильной страны. И мы не имеем права забывать об этом».

Очень многих наших профессиональных «державников», как, например, Александра Дугина, этот действительно очень важный абзац послания настолько воодушевил, что они услышали в нем судьбоносный глас державнической трубы, некий тайный знак за­гадочного Путина-Штирлица своим сторонникам, которых он по­ведет во главе «нашей революции, Консервативной революции, Национальной революции» к «возрождению имперского мирово­го величия Отечества».

Если У. Черчилль обещал своему народу в тяжелейший час его истории кровь, пот и слезы на годы войны с Германией, то В. Пу­тин или его спичрайтер обещают русскому народу «огромные жертвы и лишения» на все времена — тысячелетие назад и тыся­челетие вперед. Более того, согласно этой абсурдной философии исторического мазохизма вся русская история погружается в не­кий вечный замкнутый порочный круг. Народ совершает подви­ги, несет огромные жертвы и лишения для того, чтобы сохранить

пространство, поддержание которого требует новых подвигов, жертв и лишений. Пространство, пожирающее историческое вре­мя. Новая концепция четырехмерного пространства-времени. Пу­тин как Эйнштейн сегодня.

Впрочем, эта сказочка о народе-богоносце, единственное пред­назначение которого совершать подвиги и нести огромные жерт­вы и лишения, вовсе не оригинальна. Это вечная песня россий­ской элиты, обращенная к русскому народу, — вы там совершайте подвиги, приносите огромные жертвы и терпите лишения, а мы здесь будем руководить великой державой и «обширным про­странством».

Так сладко было рассуждать об особом русском пути с огром­ными жертвами и лишениями, а еще о соборности и духовности и в уютных дворянских усадьбах, и в цековских санаториях, и в се­годняшних дворцах на Рублевском и Успенском.

Это отношение к своему народу как к богоносному быдлу, как к колониальному народу, как к сырью для державных экзерси­сов элиты привело и к катастрофе 1917-го, и к катастрофе 1991-го. Приведет и к третьей, если как никогда сытая и безответственная элита не откажется от своей многовековой установки на жертвы и лишения призванного совершать подвиги народа.

Слишком долго в рамках этой модели Русское Пространство пожирало Русское Время, сохраняя себя. Но, видимо, исчерпались какие-то отпущенные ресурсы, и наступает стадия исторического коллапса — пространство начинает пожирать самое себя, схло-пываясь в черную дыру. Русские правители, порхающие из одной отстроенной резиденции с джакузи в другую и продолжающие призывать к жертвам и лишениям, похоже, не заметили этого фа­зового перехода.

Двенадцать лет назад мы потеряли половину пространства во многом именно из-за семидесятилетней установки на подвиги, жертвы и лишения, которая уже никого не привлекала и никого больше не обманывала. Скорее всего, мы в ближайшие 10-15 лет потеряем Дальний Восток и Сибирь в результате ползучей китай­ской демографической экспансии, и никакие жертвы, лишения и подвиги этого не остановят. Как раз наоборот. Именно благодаря этим навязанным им жертвам и лишениям люди оттуда уезжают, оставляя эти территории, или просто умирают раньше времени. И новых бабы уже не нарожают. Удержать Русское Пространство в наше время можно только одним способом — позаботившись о человеческих комфортных условиях жизни там как можно боль­шего количества русских людей.

Будем надеяться, что пассаж о подвигах и жертвах, вызвавший такой энтузиазм у части нашей «элиты», всего лишь неудачный риторический ход неизвестного спичрайтера, не к месту вспо­мнившего речь Черчилля. А если это сознательная политическая мировоззренческая позиция президента, то ему суждено предсе­дательствовать при заключительной стадии распада Российского Государства.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,135 сек. | 12.42 МБ