Путин мог бы основать монархическую династию

Незадолго до президентских выборов ЦИК РФ принял решение о невозможности проведения референдума о третьем сроке Владимира Путина в должности Президен­та. Вообще, к концу второго путинского срока сложилась достаточно любопытная ситуация: у Путина была леги­тимность на продолжение своего правления, полученная им от народа, но ему не хватило легальности — законода­тельного обоснования — для того, чтобы было можно оформить это положение юридически.

При выстроенной в последние годы «вертикали вла­сти» и централизации полномочий «стоимость» власти колоссально возросла. А соответственно, вырос и поли­тический риск для общества в том случае, если на вер­шине «вертикали» появляется фигура более слабая, чем ее предшественник. В какой-то момент в России сло­жилась такая ситуация, когда ярких политических ли­деров, которых по популярности можно было прирав­нять к Владимиру Путину, просто не просматривалось. Механическая замена Путина другим — это было бы да­леко не то же самое. В этом случае альтернатива тако­ва — либо преемник, начинающий все «с нуля», либо возвращение в той или иной форме самого Путина. При своей сложившейся политической субъектности Путин не может не вернуться. I…U be back. Вопрос только — как и в каком качестве?

Легитимность Путина зашкаливает. Остается каким-то образом обеспечить легальность его возвращению. И здесь существует масса вариантов. Очевидно, что авто­ры инициативы о проведении референдума по третьему сроку Владимира Путина даже особо и не рассчитывали на успех. Скорее, они ставили перед собой цель «запус­тить пробный шар» и посмотреть на реакцию общества на такое предложение. Даже если попытка законодатель­но оформить право президента на переизбрание через референдум юридически была изначально несостоятель­на, то, по крайней мере, она дала возможность понять — если Путин продолжится, никто против не будет, наобо­рот, все только «за». В результате этого эксперимента в общественном сознании закрепилась мысль о том, что возвращение Путина — это что-то, что можно и даже нужно обсуждать. Кроме того, зафиксировался посыл, что это, по-видимому, было бы неплохо. Фактически речь идет о подкреплении существующей легитимности Путина и ее переводе в плоскость легальности. Дальше уже на новом этапе можно подбирать конкретный вари­ант реализации этой идеи.

Вполне возможно возвращение Владимира Путина в виде главы Союзного государства России — Беларуси. Как вариант — с включением в него Абхазии и Южной Осетии.

А учитывая, что большинство жителей пока еще не­признанного Приднестровья на последнем референду­ме поддержали такую идею, да еще плюс косовский прецедент самоопределения — то эта идея вполне технически осуществима. Дмитрий Медведев при этом может оставаться Президентом России еще один срок, а то и более. Нечто подобное в свое время было реали­зовано в Югославском союзном государстве, когда у Сербии и Черногории, все еще входивших в состав Югославии, был союзный президент, у Сербии свой, отдельный, а у Черногории свой. Почему бы России не воспроизвести подобную модель?! Это сохранит прези­дентский пост и за Александром Лукашенко, и за други­ми президентами. В конце концов, в составе РФ впол­не сосуществуют регионы со своими президентами во главе. Существует и множество других конфигураций союзного государства.

Препятствие к реализации этого варианта заключа­ется лишь в том, что Владимир Путин старается прини­мать во внимание мнение международного сообщества. И он ни в коем случае не желает предстать перед миром в качестве авторитарного правителя, который узурпи­рует власть. Вряд ли он захочет встать на одну ступеньку с тем же Лукашенко, как его оценивает Запад, или с Ким Чен Иром. Путин считает, что заботится об имидже России в глазах международного сообщества. И именно для последнего ему-то и нужно продемонстрировать, что инициатива о его возвращении во власть идет сни­зу — от парламентов субъектов Федерации и простых людей. Владимир Владимирович так много раз повто­рил мысль о том, что не собирается идти на третий срок, что, в конечном итоге, и сам в нее поверил, и таки даже не пошел.

Сегодня все чаще в общественном сознании начина­ет снова оживать вопрос о возвращении страны к мо­нархической форме правления. И чем дальше, тем больше эта мысль может быть поддержана широкими слоями населения. Потому что для России это вполне органичная форма. Россия всегда была монократиче-ским государством, и по сути даже советские генсеки были монархами.

Касаясь монархической темы, нелишне было бы вспомнить небезызвестный текст координатора «Единой России» по национальной политике Абдул Хаким Султы-гова, появившийся накануне президентских выборов, в котором он предложил придать действующему Президен­ту «особый статус». В нем Султыгов излагает свое видение развития ситуации в отношении статуса Президента Пу­тина в дальнейшем. И хотя данный текст и является част­ной позицией, пусть и крупного политического функцио­нера, ситуация сложилась так, что Путин действительно имеет огромную легитимность от народа на продолжение тех действий и тех реформ, которые он осуществлял в те­чение восьми лет своего президентства. Та популярность, которой он обладает, дает ему не легальную, но легитим­ную возможность продолжать оставаться национальным лидером в российском государстве, с перспективой стать лидером Большой России. Это, в свою очередь, ставит во­прос о возникновении новых, иных форм его легального позиционирования.

Если брать традиционные формы российской госу­дарственности, то основание монархической династии является вполне приемлемым для России вариантом правления. Другое дело, что в таком случае это нужно и оформить именно как элемент традиции, восстано­вить традиционалистский контекст. А для этого долж­на быть пересмотрена роль и позиция РПЦ, содержа­тельные, идеологические и базовые элементы россий­ской государственности. Для того, чтобы осуществить такой шаг, нынешнюю политическую систему необхо­димо серьезно реформировать именно в традициона­листском ключе.

С ходу, на базе того полного духовного разложения, вырождения, которое до сих пор еще сохраняется со вре­мен правления Ельцина, основать в России новую мо­нархическую династию, конечно, не получится. В це­лом, появление упомянутого материала отражает тен­денции, присутствующие в современном российском обществе. Он отражает некоторые чаяния как народа России, так и политической, в том числе «единорос-ской», номенклатуры. В «Единой России» не отрицают, что хотели бы видеть Путина в качестве национального лидера, и прилагают огромные усилия к этому. Сохране­ние Путина у власти будет являться гарантией благополу­чия, безопасности, сохранения влияния многих государ­ственных и партийных функционеров. Однако Путину, чтобы остаться исторической фигурой, надо избежать необдуманных, резких шагов. Если основание новой мо­нархической династии будет традиционалисте™ обос­новано и не станет противоречить логике развития рос­сийской истории, то это вполне допустимо. Во всяком случае, данный вариант можно рассматривать как один из вариантов правления Путина. Конечно, все это потре­бует изменения Конституции, возможно, вообще ее от­мены, зато, основав монархическую династию, Влади­мир Путин полностью снимет проблему возвращения во власть. Тянуть с этим нельзя.

История ускорилась. Могут и забыть…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,169 сек. | 12.57 МБ