Реформа власти в Казахстане — пример для России

На сегодняшний день на всем большом постсовет­ском пространстве лишь Казахстан является единствен­ным оплотом и хранителем евразийской идеологии. И хотя современный Казахстан — типичное государст­во-нация, винить в этом нужно именно Россию, кото­рая на протяжении всего периода с момента распада СССР по нынешний день не дала Казахстану ни одного шанса направить наше общее большое пространство на реализацию евразийской идеологии в ее наиболее естест­венном, имперском проявлении. Ни один здравомысля­щий правитель современности, а тем более бессменный лидер современного Казахстана, мудрейший и ответст­веннейший политик Нурсултан Назарбаев, выведший свой народ из смуты 90-х, не будет спорить с тем, что в ситуации, когда США стоят на пороге единоличного управления миром, ни одно государство и ни один на­род не смогут сохранить свой суверенитет и независи­мость. Только вместе, сообща, действуя консолидиро­ванно, народы Евразии смогут противостоять веролом­ному вмешательству Америки в дела наших стран. Перечить этому бесцеремонному гиганту сегодня не может никто, вместо этого бросая в топку американ­ской глобализации свою культуру, традиции, обычаи, идентичность. Америка — это империя, и разговаривать с ней на равных сможет только другая империя, наша,

Евразийская империя. Казахстан и Россия на сегодня имеют все задатки для того, чтобы сформировать кос­тяк Евразийской империи. По многим показателям, в частности по темпам экономического роста, благосос­тоянию населения, уровню демократии и внутренней свободы Казахстан на сегодня опережает Россию, одна­ко базовым элементом любой империи всегда является Большое Пространство, то пространство, на котором раскинулась срединная земля, сердце будущей Евра­зийской империи — Россия. Без этого пространства не будет России, но без России не будет империи.

Помимо экономики и демократии Казахстан являет­ся примером и в плане устройства институтов власти, а также механизмов ее передачи и преемственности кур­са, всего того, что наиболее остро обсуждается сегодня в России.

Сама ситуация преемственности курса Назарбаева, ставшего своего рода символом современного процве­тающего Казахстана, была решена в этой республике наиболее оптимальным образом, с учетом вековых тра­диций передачи власти и вместе с тем не нарушая евра­зийских демократических моделей, развитых народами постсоветского пространства за последние два десяти­летия. Так, еще в 2006 году парламент республики Ка­захстан на совместном заседании палат проголосовал за поправки в Конституцию, представленные президен­том Нурсултаном Назарбаевым, после принятия кото­рых казахстанское правительство становится ответст­венным перед Мажилисом — нижней палатой, а побе­дившие политические партии получают возможность выдвигать согласованную кандидатуру премьер-мини­стра. За президентом сохраняется верховный арбитраж, то есть глава государства оставляет за собой решающее слово в ключевые исторические моменты.

Кроме того, с 2013 г. срок президентского правления в Казахстане сократится с семи до пяти лет, причем од­но и то же лицо не сможет быть избрано президентом республики более двух раз подряд. Впрочем, этот пункт не касается Нурсултана Назарбаева, который получает право избираться на высший пост неограниченное ко­личество раз. Выборы в нижнюю палату будут прово­диться исключительно по партийным спискам, что так­же не усиливает парламент.

После осуществления данной реформы власти ка­захстанская оппозиция заговорила о том, что Назарбаев таким образом, видимо, решил еще раз подстраховаться и на всякий случай продлить свое пребывание в звании «отца всех казахов». Однако у многих российских экс­пертов данный поступок, напротив, вызвал положи­тельный отклик, учитывая, что Россия также стояла пе­ред проблемой сохранения влияния и политического курса популярного в народе президента Путина, срок полномочий которого был определен Конституцией, принятой еще во времена ельцинской смуты.

Во времена распада Советского Союза концентра­ция власти в руках Назарбаева была действительно в значительной мере оправданна. Существовала необхо­димость избавить республику от политических интриг и борьбы за власть, что отложило бы начало экономических реформ и усложнило бы выход Казахстана из кризиса. В этом смысле Назарбаев поступил разумно, сконцентри­ровав всю власть в своих руках. Это дало ему возмож­ность спокойно и успешно провести экономические ре­формы, стабилизировавшие ситуацию в стране. Другое дело, что сейчас есть некая угроза того, что освобожде­ние поста президента со столь неограниченными пол­номочиями может привести к появлению казахского лидера, настроенного не совсем позитивно в отноше­нии России.

Такая ситуация произошла, например, в Грузии, где неограниченная президентская власть «терпимого» для России Эдуарда Шеварднадзе оказалась в руках Михаи­ла Саакашвили, который совершенно сменил полити­ческую ориентацию, перестал лавировать между Росси­ей и Западом, как его предшественник, приняв амери­канскую сторону. В результате интересы Грузии оказались сильно ущемлены. То же самое мы видели на Украине после ухода Кучмы и в Туркмении, где Ниязов, имевший неограниченные единоличные полномочия, неожиданно умер и президентская власть оказалась у человека, который по-разному воспринимается экспер­тами. Запад, например, вполне удовлетворен тем, что Бердымухаммедов готов рассматривать диверсифика­цию нефтегазовых маршрутов в его пользу. Словом, На­зарбаев очень разумно обезопасил страну от резких ша­таний на случай, если, не дай бог, что-то случится. Ка­ким будет новый президент после ухода Назарбаева — не известно никому, но вот «назарбаевские» полномо­чия позволят творить ему все, что угодно, с непредска­зуемыми последствиями.

Далее, после осуществления реформы Назарбаев на­чал не спеша подбирать того, кто сможет продолжить его курс. Реформой он снизил возможности будущих претендентов на президентское кресло, ведь за «назар­баевские» полномочия они бы сражались со страшной силой, не останавливаясь ни перед чем. И Америка при сохранении тех полномочий, что есть у президента Ка­захстана сейчас, будет биться за своего ставленника на этом посту довольно жестко. Теперь же, после сокраще­ния президентских полномочий, каждый, кто сегодня начнет борьбу за президентское кресло, должен пони­мать, что у него таких полномочий уже не будет. То есть Назарбаев сделал правильный ход для снижения накала будущей борьбы за власть. Последний шаг казахстан­ского президента вызван, в том числе, и опасением оче­редной «цветной» революции, оппозиционного «заго­вора» и тому подобных вещей.

Если бы в свое время Президент Киргизии Акаев осуществил такую реформу, то до сих пор находился бы на посту. Или постакаевская борьба за власть была бы не такой драматичной и завершилась бы не такими по­следствиями. Сегодняшняя ситуация в Киргизии висит на волоске, это пороховая бочка, ведь там, куда прихо­дит «цветная» революция, потом очень долго невоз­можно наладить нормальную жизнь. Мы видим, что происходит на Украине с 2004 года. Страна занимается бесконечным переделом власти. Эта борьба кланов и группировок будет продолжаться, пока Украина не рас­падется.

Безусловно, осуществленная в Казахстане реформа придаст стабильности в отношениях и с Западом, и с Китаем, и с Россией. Появляется возможность строить долгосрочную систему взаимодействий на дальнюю перспективу. Ведь сегодня мы договариваемся с Казах­станом о строительстве нового газопровода в Европу, зная, что эти договоренности будут работать и через 10, и через 20 лет. Если даже президентом станет кто-то неприемлемый для нас, то, с учетом разделения полномочий, парламент не даст ему единовременно отменить все договоренности, перечеркнуть все про­екты. Не стоит забывать о восточной специфике вла­сти, свойственной во многом и России, когда народ доверяет правителю и власть не меняется каждые 4, 5, 7 лет. Чередование лидеров, возможно, хорошо для Ев­ропы и Америки, где стабильный курс регулируется элитами, сложившимися за столетия, но всегда плохо для нас, потому что евразийские народы любят ста­бильность и предсказуемость. А если учесть особен­ность нашей политики, когда каждый следующий ли­дер отменяет действия предыдущего, то никто в таких переменах не заинтересован.

Впрочем, одно лишь усиление полномочий Назар­баева не гарантирует Казахстану отсутствия внешнепо­литических неприятностей. На этом направлении у Ас­таны есть три проблемы. Во-первых, существуют США и, вероятно, спонсируемая ими политическая оп­позиция, которая в Казахстане все же имеется. Во-вто­рых, радикальные исламисты, получающие деньги опять же из Штатов через Пакистан и арабские страны. Эта угроза пока не очень актуальна, так как на пути моджахедов сначала встанут Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Киргизия. В-третьих, самое главное — Китай. Но нас, конечно, прежде всего интересует Рос­сия. То есть процесс интеграции двух стран во всех уже обозначенных и, возможно, в будущем укрепляющихся путях дружбы. Назарбаев — единственный постсовет­ский руководитель, помимо Александра Лукашенко, который с самого момента развала СССР говорит о не­обходимости интеграции постсоветского пространства.

Он был автором озвученного в 1994 г. проекта Евра­зийского союза, последовательно настаивал на интегра­ционных проектах. У Ельцина была другая задача, он ничего не хотел слышать об интеграции. Но Назарбаев продолжал удерживать данную логику. По его инициа­тиве были созданы ЕврАзЭС, ОДКБ, Таможенный со­юз. Сама Россия долгие годы отталкивала руку дружбы. А укрепление Казахстана в качестве государства-нации является ответной реакцией на многолетнее нежелание России интегрироваться.

Россия сама не могла долгие годы определиться, куда она хочет: на Запад, в Азию или вообще никуда. Казах­стан же развивался поступательно, тем самым показывая России пример того, что нужно действовать последова­тельно. Реформой власти в Казахстане Нурсултан Аби-шевич опять продемонстрировал миру удивительно дальновидную, самостоятельную и стратегически пра­вильную политику. Немногим бывшим республикам бывшего СССР так повезло с руководителями…

В России же конституционное закрепление демо­кратических моделей передачи власти вполне может быть осуществлено, как это сделано в итоге в Казахста­не, но не ранее того, чем общая ситуации в стране ста­билизируется. Россия только-только оправилась от ка­тастрофических последствий либеральных реформ 1990-х, чего, кстати, благодаря мудрой политике На­зарбаева удалось избежать Казахстану, и сегодня, в си­туации, когда созданная Путиным стабильность явля­ется такой зыбкой, эксперименты с демократией и Конституцией являются весьма несвоевременными. Путин, как и Назарбаев, с учетом того, что Казахстан начал стабильно развиваться уже давно, а Россия толь­ко сейчас, вполне мог бы себе позволить осуществить реформу государственной власти таким образом, что­бы по модели Назарбаева получить возможность за­кончить начатое, а уж последующий президент в си­туации устойчивой стабильности вполне мог бы де­монстрировать приверженность передаче власти после каждых двух сроков от одного президента к другому. Однако Путин, решив видимо, что ситуация в России и так достаточно стабилизировалась за восемь лет его правления, поступил по-другому. И как мы видим сей­час — не ошибся.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,190 сек. | 17.39 МБ