Россия проиграла войну в Чечне

Она проиграла ее в очередной раз. Как в девятнадцатом веке, как в 1994-1996 годах. Если это война за территориальную це­лостность России, то, наверно, все-таки не за целостность клочка выжженной земли, а за целостность многонационального рос­сийского народа, за то, чтобы чеченцы ощущали себя граждана­ми России и пользовались всеми правами граждан России. Такую войну можно выиграть только в умах и сердцах людей.

И может быть, впервые за последние полтора века у России был шанс одержать такую победу в сентябре-октябре 1999 года. Беженцы из Чечни, проклинали тогда Басаева, Хаттаба, похитите­лей людей. Многие военные и гражданские эксперты предлагали политическую стратегию, направленную на долгосрочное реше­ние конфликта в пользу России, — остановить войска на Тереке, налаживать жизнь на Севере Чечни и вести с позиции силы и мо­рального превосходства, которым тогда обладала Россия, перего­воры с президентом А. Масхадовым, изолируя в глазах чеченского общества силы, наиболее враждебные России.

Однако законы избирательной кампании, центральным эле­ментом которой несомненно стала война, логика операции «На­следник», требовали не долгосрочной стратегии, а краткосроч­ных драматических эффектов. Нужна была телевизионная кар­тинка разрушенного Грозного, ярких побед, российского флага, поднятого в каждой горной деревушке, безумного православного полковника Буданова, палившего из пушек по чеченцам с пожела­нием счастливого Рождества.

Этого духоподъемного видеоряда для встающих с колен доро­гих россиян с лихвой хватило как раз до триумфального заверше­ния операции «Наследник».

С тех пор прошел год. «Представить себе ситуацию, при кото­рой, скажем, офицер вышел на улицу Грозного прогуляться, совер­шенно невозможно. Через несколько минут он будет или подстре­лен снайпером, или взят в заложники. А поэтому военная власть

живет в Ханкале. В Грозном практически никто не бывает», — пи­сал на днях один из ведущих военных обозревателей «Независи­мой Газеты» М. Ходаренок.

Неудовлетворенный сложившейся ситуацией автор ратует за более жесткие методы, за внесудебные расправы, за полное разоружение «пророссийской» чеченской милиции и т. д. Но вот о чем он меланхолично свидетельствует: «Президент Чечни Аслан Масхадов указом установил бандитскому войску твердые расцен­ки. Стоимость некоторых генералов может доходить даже до соро­ка и более быков. Есть и российские расценки. В частности, сколь­ко чеченцам надо заплатить, чтобы выкупить своего родствен­ника из ямы. Цена колеблется в зависимости от возраста узника зиндана — до 20 лет, до 40 лет, старше 40».

Российские расценки, бандитское войско — насколько ру­тинной должна быть эта практика, что автор даже не замечает убийственности сопоставления этих понятий в одном абзаце. Мы пришли в Чечню, чтобы покончить с работорговлей или чтобы за­няться этим промыслом самим? И чем тогда российское войско отличается от бандитского?

Россия проиграла войну в Чечне и проиграла ее навсегда, пото­му что после массированных бомбардировок городов и артилле­рийских обстрелов сел, после зачисток и «российских расценок» в зинданах и на блокпостах подавляющее большинство чеченцев, включая тех, кто будет с нами сотрудничать, ненавидит нас или, как писал один русский офицер, участник этой вечной кавказ­ской войны, «испытывает к русским чувство, гораздо большее, чем просто ненависть».

Россия проиграла войну в Чечне, потому что наделенная не свойственной ее природе задачей армия разлагается на глазах, все больше вовлекаясь в коммерцию с бензином, трансфертами на «восстановление Чечни» и заложниками.

Россия проиграла войну в Чечне, потому что эта война стала школой ненависти и жестокости для десятков тысяч молодых лю­дей, и эта волна еще хлынет валом преступности на улицы рос­сийских городов, так же как после афганской и первой чеченской.

За какую целостность мы все еще воюем в горах Чечни? Мы давно уже не считаем чеченцев частью России. Мы не способны даже задуматься над тем, каким бесконечным адом были послед­ние часы жизни на этой земле 18-летней гражданки России Эльзы Кунгаевой, и испытать хотя бы мимолетное чувство сострадания к ней. Мы не считаем ее гражданкой России, мы даже человеком ее не считаем.

Мы забрасываем цветами и объявляем национальным героем ее мучителя, который сам является такой же жертвой этой войны. То, что он безумен, было ясно уже в тот рождественский вечер. Где были те пастыри православия, которые должны были врачевать его душу и объяснить ему кощунственный смысл его слов? Пасты­ри пиара крутили постыдную пленку десятки раз, «консолидируя патриотически ориентированный электорат».

На каждой войне есть свои военные преступники. Их доста­точно с чеченской стороны. Но мы должны прежде всего помнить о своих собственных мерзавцах. О банкирах, финансировавших Басаева. О политтехнологах, рассчитывавших электоральную эффективность взятия Грозного. О публицистах, восхищавшихся «блестящей операцией наших спецслужб, заманивших Басаева и Хаттаба в Дагестан, чтобы получить повод для полномасштаб­ной военной операции». О «либералах», кричавших, что «армия возрождается в Чечне» и объявивших предателями всех несоглас­ных. О бизнесменах в мундирах и в штатском, продолжающих на­живаться на войне и заинтересованных в ее продолжении.

Это благодаря им Россия проиграла войну в Чечне и потеряет Кавказ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,176 сек. | 12.45 МБ