Суверенный рогоносец

Жарким летом 2006 года путинский режим находится в зените своего виртуального триумфа. Зачищено не только российское, но и мировое политическое пространство. Как нашкодившие школьники, склоняют выю лидеры мировых держав, покорно вы­слушивая издевательские выволочки дрезденского майора.

Посол Израиля, окруженного исламскими фанатиками, во­оруженными до зубов российским оружием, публично благо­дарит Москву за взвешенную и сбалансированную позицию. Фанатики, грозящие стереть Израиль с лица земли, благодарят за то же самое.

Бывшие чеченские мятежники присягают на верность и умоля­ют остаться на пожизненное царствование. Капризные нефтяные цены послушно ползут вверх во славу Великой Энергетической Державы. Добрый наш русский народ, как большой коллективный мальчик Никитушка, которого «просто так хочется потискать», млеет в сладкой прострации от непрерывного телевизионного по­целуя в пупок — «Делай с нами, что хочешь, Государь! Хоть в жи­вотик, хоть с другой стороны».

Так если все так прекрасно, отчего же так неспокойно там на­верху? Откуда все эти слухи, утечки и контрутечки о досрочных выборах, отставках, арестах? Отчего вдруг срывается с цепи ген­прокурор, три дня подряд грозит всей верхушке казнями египет­скими, затем темной ночью увольняется, неделю сливается в сор­тир по всем государственным телеканалам как сообщник грабите­лей и убийц из «Трех китов» и наконец незапятнанный воскресает из этого сортира во всем своем православном сиянии?

В отличие от 1999 года у режима сегодня нет проблем с поддан­ными. Тогда ельцинская «семья» сражалась в буквальном смысле не на жизнь, а на смерть с соперничающим кланом, грозившим ей «судьбой более страшной, чем у семьи Чаушеску». Тогда изощрен­ные технологии работы с электоратом были понятны и оправданы.

 

Досрочная отставка Бориса Ельцина помогла избрать безвестного наследника на гребне искусно смоделированной патриотической волны военного успеха. Сегодня пипл схавает все, даже потешно­го недоношенного царя, щупающего осетров.

Проблемы у режима не с пиплом. Проблемы у режима с самим собой. И не персональные, а методологические и экзистенциаль­ные, неизбежные для такого рода режимов. Проблема 2008 года — зто проблема метапрограммирования, проблема дурной беско­нечности, которую пытались решить Рассел и Уайтхед в Principia Mathematica, к которой обращались Эшер в изобразительном ис­кусстве и Бах в музыке.

Проблема, в размышлении над которой надорвался и оконча­тельно соскользнул в безумие мозг известного строителя адми­нистративной вертикали Ульянова-Ленина. Последней дошедшей до нас строчкой пролетарского вождя, работавшего над нетлен­ной статейкой «Как нам реорганизовать Рабкрин?», стал расте­рянный вопрос: «А кто же будет контролировать контролеров?.. »

 

Когда все вокруг зачищено, кто же будет зачищать чистиль­щиков?

 

В откровенно тоталитарной системе проблема решается или по крайней мере сдвигается во времени пожизненной не­сменяемостью альфа-самца. В квазитоталитарной системе, по тем или иным причинам вынужденной играть в управляемую (суверенную, народную, подлинную) демократию, попытка ре­шить проблему самозачистки приводит к сшибке в сознании, чре­ватой гибелью мозга.

«Я не могу выйти, потому что мои рога не пролезут в дверь», — остается воскликнуть в отчаянии несчастному альфа-самцу. Рога действительно отросли большие. Говорят, на стене президентской библиотеки совсем некстати проступили чьи-то богохульные сло­ва: «Спи…ли, бл..и!».

 

Каждое утро их тщательно соскабливают, но за ночь они про­ступают вновь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,121 сек. | 12.45 МБ