Третье геополитическое исступление

Я всегда люблю читать Андроника Миграняна, хотя почти все­гда с ним не согласен. Во-первых, этот автор обладает индивиду­альным стилем, что само по себе редкость в нашей политической публицистике, во-вторых, и это еще большая редкость, он облада­ет политическим мужеством и научной честностью не просто про­возглашать свои взгляды, которые принято определять как дер­жавно-патриотические, но и логически продумывать их до стадии возможной практической реализации, т. е. доводить до абсурда.

Его статья в новом глянцевом журнале МЭП, обложка пилот­ного номера которого почему-то украшена огромным портретом рейхсканцлера А. Гитлера, носит программный характер. Портрет фюрера — не единственный курьез номера. Вторым стала пута­ница с заголовком статьи А. Миграняна. На стр. 3 она представ­лена как «Центральноазиатский плацдарм, или Третье геополити­ческое наступление России». Но на стр. 18 уже появляется текст «Центральноазиатский плацдарм, или Третье геополитическое отступление России». Видимо, это как раз тот случай, когда пора­жения от победы редакция журнала так и не сумела отличить.

Центральным утверждением в статье А. Миграняна является следующий тезис:

«Очевидно, что демографическая и экономическая ситуа­ция не позволит России удержать более чем на несколько десятилетий свои огромные пространства и ресурсы».

Эти слова, безусловно, должны были быть кем-то сказаны и именно в такой беспощадной форме. Но все же я полагаю, что хотя грамматически и риторически тезис А. Миграняна звучит как фатальный прогноз, автор предлагает его нам скорее как пре­дупреждение об очень серьезной угрозе, которую он хочет пред­отвратить.

Если это так, то я не могу с ним не согласиться, тем более что автор не только определяет центральную угрозу самому суще­ствованию России, но и правильно вскрывает основные ее причи­ны — экономическая и демографическая ситуация внутри России.

Наши разногласия с А. Миграняном начинаются буквально со следующего его абзаца:

«Расчленение России и перераспределение ее ресурсов, включая природные, станут главной целью внешней по­литики США и других стран Запада. По всей видимости, берет верх линия не на укрепление России как субъекта международных отношений и фактора сдерживания Ки­тая и исламского мира, а на ликвидацию России в нынеш­них границсих».

Разумеется, исследователь может выдвигать любые рабочие гипотезы. Но они должны подтверждаться какими-то фактами. Не может Запад в здравом уме и сознании ставить главной целью своей внешней политики создание черной дыры на месте ядерной супердержавы.

В Европе ни один политик и ни один автор никогда не ставил такую безумную цель. Что касается США, то, конечно, в период холодной войны они делали все для ослабления своего основного идеологического противника. Но распад Советского Союза, вы­званный внутренними объективными и субъективными причина­ми, стал для них шоком и неожиданностью. Вспомним, как в ав­густе 1991 года президент Д. Буш-старший был освистан в укра­инском парламенте, когда он пытался объяснить его депутатам необходимость сохранения единого Советского Союза.

Впрочем, лучшей аргументацией против тезиса о заговоре За­пада, направленном на расчленение России, служит весь дальней­ший текст самого А. Миграняна. Похоже, что, несмотря на всю свою традиционную антизападную риторику, он понимает, что в деле «удержания своих огромных пространств» объективно единственным возможным геополитическим и геоэкономиче­ским союзником России является как раз Запад.

Иначе автор не ставил бы задачу «интеграции России в запад­ный мир», «интеграции России в цивилизованный мир», «сотруд­ничества в борьбе против терроризма именно с Западом». И, на­конец, он не посвящал бы свою работу «определению тех задач, которые Россия должна решить, если она хочет сохранить свою целостность и интегрироваться в цивилизованный мир».

Конечно, прыжок сознания от обличения западных планов лик­видации России до призывов интегрироваться в западный мир может несколько смутить неподготовленного читателя. Однако я мог бы процитировать массу статей, начинающихся ритуальными проклятиями в адрес Запада и особенно США и заканчивающихся констатацией необходимости союза с Западом и интеграции в за­падные структуры. Видимо, обязательная вводная часть выполняет у всех авторов какие-то психокомпенсаторные функции, облегчаю­щие примирение кипящего коллективного разума российского по­литического класса с сегодняшними геополитическими реалиями.

Но А. Мигранян не был бы А. Миграняном, если бы он огра­ничился этими психотерапевтическими упражнениями и не по­пытался заполнить пропасть между проклятиями и объятиями некоей программой конкретных внешнеполитических действий. Он выдвигает любопытнейшую концепцию «создания угроз инте­ресам США и Запада с целью их дальнейшей продажи Западу в об­мен на интеграцию России в западный мир». Как следует из кон­текста статьи, угрозы эти предполагается создавать в основном на постсоветском пространстве.

Какова же возможность создания этих угроз? «США, — отме­чает А. Мигранян, — активизировали усилия по нормализации отношений между Турцией и Арменией, Арменией и Азербай­джаном. Если США удастся добиться успеха в этом, то тогда Рос­сии придется уйти не только из Центральной Азии, но и из За­кавказья».

Итак, единственной возможностью присутствия, влияния, со­здания кому-либо угроз на Кавказе для России является, по А. Ми-граняну, поддержание напряженности и военных конфликтов в этом регионе. Еще в 1997 году подобные рецепты для всего пост­советского пространства были прописаны в печально известном докладе «СНГ: начало или конец Истории». («Независимая газе­та», 26 марта 1997 г.). С тех пор его рекомендации красной нитью проходят через бесконечные многолетние публикации «экспертов по ближнему зарубежью» :

«Принуждение Украины к дружбе, в противном случае по­степенное установление экономической блокады Украи­ны по образцу блокады Кубы СШA»;

«Только угроза серьезной дестабилизации Грузии и Азер­байджана, подкрепленная демонстрацией решимости России идти до конца по этому пути, может предотвра­тить окончательное вытеснение России из Закавказья»;

«Мы исходим из необходимости и естественности доми­нантной роли России в наднациональных органах СНГ. Иначе, зачем России настаивать на их создании?».

«Мы хотим видеть Россию сильной» — уверяют нас авторы до­клада, в том числе и А.Мигранян.

Нет, коллеги, вы не хотите видеть Россию сильной. Вы хоти­те загнать Россию в гетто враждебности ее ближайших соседей. «Принуждение к дружбе», этот великолепный оруэлловский ок­сюморон — беспощадный самодиагноз психического состояния российского политического класса.

Принуждение к любви во всех правовых системах рассматри­вается как исключительно тяжкое деяние, влекущее за собой серь­езную ответственность. В обыденных человеческих отношениях принуждение к дружбе гарантировано оказывается приглашени­ем к ненависти. Почему же столь очевидная глупость выдается за образец государственной мудрости, когда речь идет не об отноше­ниях между людьми, а об отношениях между народами.

Мы упрямо пытаемся навязать нашим соседям выбор — или Россия или Запад. Это абсолютно неконструктивная и беспер­спективная постановка вопроса. Страны СНГ убедились в неспо­собности и, более того, нежелании России способствовать реше­нию стоящих перед ними проблем. Стоит ли удивляться, что все они стремятся максимально расширять свое взаимодействие с За­падом. Кому нужна страна, которая не может ничего предложить своим соседям, кроме угрозы «дестабилизировать ситуацию на Кавказе и в Центральной Азии с активным вовлечением в этот процесс русского и русскоязычного населения».

Ну, может быть, нашлись бы на постсоветском пространстве какие-нибудь социально близкие братья по разуму, если бы хри­пящая от ненависти к Западу российская элита предложила бы им последовательный Большой Антизападный Идеологический Проект. Но ведь вся эта возня затевается, оказывается, только «для усиления своих позиций в политической торговле с США и Западом за интеграцию России в цивилизованный мир».

Так какого же тогда черта Москва так отчаянно и так бездарно и безнадежно пытается воспрепятствовать естественному и неиз­бежному движению своих соседей в направлении того же самого «цивилизованного мира»?

Не забыто в миграняновской стратегии и дальнее зарубежье. В деле создания угроз и дальнейшей «продажи» их Западу «трудно переоценить военно-политическое сотрудничество России с Ки­таем, Индией, Ираном, другими региональными державами». Что ж, этот пассаж убедительно подтверждает диагноз, поставлен­ный нами российской политической элите в статье «Русская элита на rendez-vous»:

«При чем тут Китай, Ирак, сербские братушки? Все это не более чем сиюминутные поводы, необходимые стра­дающей маниакально-депрессивным синдромом россий­ской элите для выяснения ее отношений с вечно ненави­димым и вечно любимым Западом».

Статья А. Миграняна интересна и важна тем, что она отражает умонастроения, достаточно характерные для российской поли­тической «элиты», но автор артикулирует их гораздо более ярко и откровенно, чем большинство его коллег.

Удивительна неспособность нарциссирующей в своих мегало-манических фантазиях и вселенских обидах «элиты» взглянуть на себя со стороны глазами либо тех своих соседей, кого она со­бирается использовать как пешек для «продажи», либо тех своих будущих партнеров по «цивилизованному миру», кого она собира­ется шантажировать «угрозами».

Я не знаю, в каком доме живет в Москве А. Мигранян. Но пола­гаю, что такой заслуженный человек, скорее всего, живет в элитном доме с хорошим евроремонтом и чистым подъездом. Интересно, как уважаемый автор и его соседи отнеслись бы к субъекту, который регулярно появлялся бы и гадил в подъезде, обличая и оскорбляя обитателей дома, а затем обещал им прекратить делать ЭТО, если ему предоставят в том же доме квартиру улучшенной планировки.

Достойное место в европейском доме достигается не угрозами его обитателям.

Путь в Европу — это на 90 процентов проблема внутренняя. Это создание современной рыночной экономики, а не общака олигар­хов, бюрократов и питерских чекистов; построение гражданского общества, а не ублюдочной «управляемой демократии», миграция в Россию миллионов русских и людей других национальностей, которые готовы будут увидеть ее своей единственной родиной, и работать на ее благо и процветание. Это трудный путь. Но если его не пройти, пророчество А. Миграняна сбудется с математиче­ской точностью. Десятилетия полтора, не больше, осталось спеси­вой российской «элите», бездарно проедающей сырьевые ресурсы страны, болтаться в проруби своих фантомных амбиций и антиза­падных комплексов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,119 сек. | 12.59 МБ