Удержит ли Россия Северный Кавказ?

В разных городах России снова хоронят молодых мужчин под звуки военных оркестров. Еще два месяца назад начальник Ге­нерального штаба генерал армии А. Квашнин планировал марш-бросок десантников в Косово, облет стратегическими бомбарди­ровщиками берегов Исландии, руководил учениями, в которых российские войска, применив ядерное оружие, отразили вторже­ние натовских орд и перешли в успешное контрнаступление. А две недели назад его вертолет был взорван в забытом богом горном ущелье в Дагестане и сам он чудом остался жив.

На юге России идет война. И мы должны понять, что мы не «зай­цев гоняем от аула к аулу» и «зачистим их окончательно через две недели», а вовлечены в две затяжные и изнурительные войны на Кавказе, одну из которых уже проиграли, а вторую еще имеем шансы выиграть.

Первая — это война между Россией и Чечней за «независимость Чечни» или за «территориальную целостность России». Таких войн во второй половине XX века велось на планете несколько десят­ков. И весь их опыт показывает, что они выигрываются или про­игрываются метрополией прежде всего в умах и сердцах людей, живущих на той территории, «целостность» которой она хочет от­стоять. Когда в результате ошибок или преступлений метрополии идея отделения овладевает сознанием абсолютного большинства, когда ненависть к Центру достигает критического предела, «тер­риториальную целостность» невозможно сохранить никакими другими средствами, кроме геноцида этнической группы.

Именно в этот трагический тупик зашла ситуация в Чечне в ре­зультате действий федерального Центра, повлекших гибель десят­ков тысяч мирных жителей.

Война в Дагестане носит совершенно другой характер. Это типичный почти для всего современного мусульманского мира конфликт между исламистскими радикалами, прибегающими к методам террора, и светскими властями. Пока еще исламистов поддерживает в Дагестане незначительное меньшинство. Но мы не должны забывать, как быстро может распространяться пожар исламского радикализма, особенно там, где светские власти кор­румпированы и где царят безработица и нищета. Корни ислам­ского радикализма нельзя вырвать, снеся с лица земли несколько горных аулов. Это долгосрочная социальная проблема, решение которой потребует и громадных расходов, и огромных конструк­тивных усилий Центра. А пока тлеющий очаг войны в Дагестане, готовый вспыхнуть в любой момент, поддерживается энергией извне, и прежде всего, энергией враждебности Чечни к России. Одна война питает другую.

Если мы хотим остаться на Кавказе, мы должны разорвать эту связь и закончить нашу войну с Чечней, признав, что ее жители никогда не будут гражданами России. В войне за сохранение Чеч­ни в составе России есть только одно определение победы — уни­чтожить все мужское население Чечни старше 12 лет. К счастью, наше общество к такой победе не готово. К несчастью, оно не го­тово сделать из этого неизбежные выводы.

Мы сможем удержать Дагестан только осознав, что мы оконча­тельно потеряли Чечню. Все вопросы с Чечней, в том числе и под­держка, которую получают с ее территории исламисты в Дагеста­не, если таковая будет продолжена, следует решать так, как мы ре­шали бы их с любым другим независимым государством. Народы Северного Кавказа должны убедиться, что мы боремся не за нашу «территориальную целостность», а за их человеческую целост­ность, что мы не покоряем Кавказ, а защищаем тех, кто нуждает­ся в нашей помощи и защите. Только тогда мы сможем выиграть нашу последнюю Кавказскую войну.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,117 сек. | 12.42 МБ