Воровской пароход

После холодной ночи настало тёплое ясное утро. Стрелял по воронам.

Еду в Ванкувер. Природа Канады очень напоминает русскую. Выспался хорошо. В 10 час поехал к обедне, затем был доклад. Очень много слов было сказано, а практических предложений по решению проблем не услышал.

В 6 час был кинематограф. До 8 час почитывал. «Тайная вечеря» Леонардо — настоящий шедевр. Кругом измена, трусость и обман…

 

Вы эхо, Дмитрий Анатольевич, Вы долгое эхо друг друга. Два сравнительно молодых человека, которые при иных обстоятель­ствах были бы даже трогательны в своей беззащитной беспомощ­ности. Если бы не председательствовали, во всяком случае номи­нально, при первой и третьей русских катастрофах за неполное столетие.

Десакрализация в массовом сознании системообразующего мифа и тошнота «элит» — верный признак приближающего конца любого авторитарного режима. У нас в России эти явления, биоло­гически так же естественные как человеческая старость, принято низкопоклоннически приписывать разрушительной деятельно­сти могущественных жидомасонов и русофобов.

Какими же тогда матёрыми русофобищами должны были быть и святой старец при дворе Николая, и сменявшие друг друга старцы в позднем политбюро. И какой же головокружительной степенью посвящения в тайной жидомасонской ложе обладает, по-видимому, наш, извините за выражение, национальный ли­дер, чтобы, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, выезжать на трёхколесном драндулете и нести хрень о своём и Анки Чапмен героическом боевом прошлом в постели с врагами.

Последний раз в таком же демонстративно опущенном виде появлялся на сцене царь Менелай в эпатажной мейерхольдовской

постановке «Елены Прекрасной». Превращение мифологического героя в персонажа комиксов — это предпоследний этап неизбеж­ной деградации исполнителя роли вождя угасающего режима. Следующий — городской сумасшедший.

Общую атмосферу гнетущей неадекватности усиливали мла­денчески счастливое выражение лица и эйфорически возбуждён­ное поведение персонажа. Его, по собственному выражению,слад-кое трёхколесное чувство свободы.

Жизнь удалась. Всё, о чем даже и мечтать не мог тот невзрач­ный мальчуган из питерской подворотни с зажатой в потной ла­дошке конфеткой, свершилось. Бабло немеренное течёт. Жена и дети давно уже неизвестно где, но наверняка в очень хорошем экологически чистом месте. Все девушки хотят ребёнка от Пути­на. Да и не только девушки.

 

В жаркий и по-российски тревожный август «элиты» вступают в состоянии растущей растерянности на фоне необратимого раз­мывания авторитета двух их основных ориентиров в муляжном политическом пространстве.

«Мы всё понимаем», — говорил мне на днях доверительно один из ведущих идеологов системных либералов, — «но мы уже не мо­жем соскочить. За нами сразу придут. Поэтому мы вынуждены продолжать бежать как белка в колесе. Как долго? Сколько хва­тит сил.».

Безусловно, прав мой замечательный оппонент Леонид Радзи-ховский, когда он предупреждает, что падение сегодняшней вла­сти станет рискованным прыжком в неизвестность. Но мне всё-та­ки кажется, что коллега заблуждается, полагая, что сохранение этой самой власти менее рискованно. Напомню, что как чест­ный и непредвзятый исследователь он видит единственное и ре­шающее достоинство путинско-медведевской бригады в том, что при ней Россия умирает медленно и небольно.

Впрочем судьбоносный выбор уже не зависит (как и никогда не зависел) от нашей с ним публицистики. Чрезвычайно показа­тельно другое. Независимо от своей воли и видимо неожиданно для себя самого Радзиховский стал ведущим и самым востребо­ванным пропагандистом Кремля, последней линией его идео­логической обороны. За последние года полтора я не слышал от кремлёвских ни одного аргумента в своё оправдание кроме знаменитой формулы доктора Радзиховского — Медленно и не­больно. Под телевизионным наркозом. Не приходя в сознание. Всё остальное будет намного хуже.

Многие наблюдатели сравнивают текущую стадию третьей русской катастрофы с горбачёвской перестройкой. Действитель­но, очевидные аналогии лежат на поверхности. Но есть и глубо­чайшее различие.

«Элита» времён перестройки и слова-то этого чужеземно­го не знала и по-партийному звалась номенклатурой. Зато она очень хорошо знала, чего она хочет, и агрессивно этого добива­лась. У неё был цельный и последовательный проект — конверта­ция абсолютной коллективной политической власти в огромную частную собственность её наиболее выдающихся представителей. Черномордины и алекперовы стали мультимиллионерами ещё бу­дучи членами ЦК КПСС, партии «голодных и рабов».

Чувство исторического оптимизма захлёстывало тогда и всех остальных акторов политической сцены, что чрезвычайно облег­чило «элите» реализацию своей золотой мечты. Интеллигенция, запоем читавшая толстые журналы, жаждала возвращения в Ев­ропу, цеховики — легализации своих свечных заводиков, басто­вавшие шахтёры требовали мыла в душевых и власти трудовых коллективов.

Сегодня же у верхов нет никакого проекта. Им уже нечего же­лать. Их охватила тошнота у-вечности и все они бегут в своём бе­личьем колесе кто на драндулете, кто с айфончиком только пото­му что не могут соскочить, опасаясь, что за ними придут.

Как справедливо заметил один из бегущих вместе г. Павлов­ский, «Не забывайте, что все мы с вами воры, господа. Не раска­чивайте лодку!»

Но нет ли в этой самой безнадёжности «элиты» проблеска надежды для страны? Да, они не могут соскочить, но ведь они хотели бы соскочить. С одним только условием, чтобы за ними не пришли. Не такой уж это бином Ньютона. В интересах нацио­нального согласия стоит, мне кажется, вернуться к серьёзному рассмотрению брошенной мною как-то вскользь идеи Воровско­го Парохода.

Насквозь коррупционный проект сколковской шарашки закры­вается. Случайно прилегающие к Сколково земли государствен­ных чиновников категории «А» Абрамовича и Шувалова конфи­скуются в пользу государства как незаконно приобретённые. На вырученные деньги эффективным менеджерам Вексельбергу, Суркову, Дворковичу, Чубайсу поручается провести гуманитар­ную эвакуацию морем из северной столицы всей желающей со­скочить «элиты». С нашими партнёрами по Модернизационному Альянсу достигается в рамках перезагрузки секретное соглаше­ние о неприкосновенности западных авуаров и недвижимости всех добровольно соскочивших.

Сами менеджеры после успешного завершения проекта поки­дают Санкт-Петербург последними на специально присланной из Лондона самой большой в мире частной яхте.

Вместе с ними под звуки марша «Прощание славянки» на борт яхты поднимаются по трапу навсегда оставляющие Россию на­циональный ДиЛер, венценедоносный престолоблюститель, гла­вы палат Федерального собрания, члены Конституционного Суда и Священного Синода, руководители средств массовой информа­ции, Анна Чапмен, Алина Маратовна Кабаева, Татьяна Алексеев­на Голикова, лабрадор Кони, Вадик пони, Вася Якеменко и замет­но возмужавший мальчик Никитушка.

 

Провожаемая 21 артиллерийским залпом салюта наций яхта «Ec1ipse», украшенная транспарантом «ПРОЩАЙ, ОТМЫТАЯ РОССИЯ», выходит в море и берёт курс к благословенным берегам Сардинии с её знаменитыми белоснежными песчаными пляжами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,108 сек. | 12.83 МБ