Альтернатива «современному искусству»

Хотя может показаться, что культурный видеоряд эпохи зависит в основном от кино- и телепродукции, это поверхностный взгляд. Как и прежде, тон здесь за­дает изобразительное искусство, живопись, откуда уже черпаются креативные идеи, реализующиеся в филь­мах, телепередачах и т.п.

Из того, как преподносится за последние три года художественная жизнь России в СМИ, можно сделать однозначный вывод: наиболее востребованным сегод­ня является так называемое «современное искусство» (contemporary art, СА). Поддержка биеннале совре­менного искусства со стороны властей превращает его в новый официоз и служит дополнительным аргумен­том в пользу коммерческой привлекательности вложе­ний в эту область. За последние два года contemporary- галеристы предприняли решительный демарш в сто­рону размещения своих коллекций в хранилищах и залах госмузеев.

При этом наблюдается парадоксальная картина. Большинство художественных критиков России, пре­подавателей художественных вузов, живописцев дру­гих жанров, музейщиков — не говоря о рядовом зри­теле и общественном мнении, — относятся к явлению СА резко отрицательно. СА совершенно закономерно ассоциируется с разрушительным для нравственности, антисоциальным, антигосударственным, антирелиги­озным пафосом, нигилизмом, извращениями.

Коммерческая выгодность вложений в СА наме­ренно преувеличена рядом СМИ. В настоящий мо­мент некоторые российские коллекционеры, «поста­вившие» на СА, безусловно заинтересованы в раскрут­ке этого бренда. Однако цены на российские артефакты СА никогда не смогут выйти на уровень его зарубежных аналогов. При этом следует учесть, что стартовый ком­мерческий толчок пионеры СА получили не за счет интереса независимых коллекционеров, а благодаря поддержке западных спецслужб, рассматривавших его как средство для подрыва идеологии и культуры стран социалистического лагеря. Достаточно просле­дить историю восхождения на художественный олимп Джексона Поллока.

В сходном же качестве пребывает СА и теперь. Это аналог Диснейленда в сфере развлечений и сети «Мак­дональдс» в сфере общественного питания. Безликий глобализм, одинаковый в США, Франции, Китае, Тур­ции и Бразилии. Таково СА: оно разлагает, стирает на­циональные традиции.

К сожалению, другими средствами воздействия, кроме провокации (которую идеологи СА намеренно смешивают с актуальностью), contemporary-художники не располагают. Если отнять ее, от СА ничего не оста­нется. Большинство «современных художников» яв­ляются художниками лишь в очень узком разрезе. В другой нише, кроме contemporary art, некоторым из них сложно, а другим абсолютно невозможно реали­зоваться.

Апологеты СА оправдывают свои действия свобо­дой творчества. Но позволительно спросить — чьего? В «современном» художественном процессе фигура дилера затмевает самого художника. Удельный вес надстройки, объясняющей, торгующей и выставляю­щей contemporary art, сегодня намного превышает по своей интеллектуальной и медийной себестоимости сами «произведения искусства» вкупе с их авторами. Если коллекционеры прошлого собирали произведе­ния талантливых художников, то нынешние галеристы озабочены поиском партнеров, спонсоров и заказчи­ков, которые согласятся кормить их самих вкупе с по­допечными. Их задача — убедить заказчиков (спонсо­ров) в том, что представляемый им набор — будущее искусства. Он оплачивает не сами работы, а пиар- раскрутку.

Что может служить альтернативой С А в изобрази­тельном искусстве?

Прежде всего те жанры и стили, которые служат для объединения, консолидации общества и закрепления в его сознании нравственных критериев. Говоря о по­следнем, нужно понимать, что оно невозможно без ре­лигиозных ценностей в широком смысле этого слова.

В ситуации огромного интереса к духовно-рели- гиозным практикам, традиционной и новой мистике, а также к магии и эзотеризму, который растет по всему миру, необходимо пристальное внимание обратить на такие не менее актуальные и гораздо более понятные и востребованные зрителем жанры, как сюрреализм, фантастический реализм, visionary art. Объективно предтечами этих жанров в культурном ареале России выступали такие признанные мастера, как Врубель, Чюрленис, Рерих, Филонов, Челищев. В 1960—1980-е годы даже при официальном запрете на религиозное искусство в России эти жанры прошли естествен­ную адаптацию и дали на выходе жанр религиозно­мистической картины. Работавшие в этом жанре Евг. Спасский, Вит. Линицкий, В. Провоторов, А. Исачев, А. Харитонов, С. Симаков и другие создали ряд вы­дающихся произведений мирового уровня, которые не уступают по ценовым категориям «современному искусству». Еще одним важным плюсом религиозно­мистической картины является то, что лучшие пред­ставители этого жанра укоренены в православной (христианской) традиции, некоторые из них являются священнослужителями. При этом они достаточно эф­фектны, авангардны, привлекательны смелостью по­становки тем, мастерством исполнения. Кроме того, в перспективе они могут служить соединительным зве­ном между светской и церковной культурой, воссозданию единого культурного поля, которое было разрушено ка­тастрофой 1917 года.

Другим направлением, которому требуется офици­альное признание и подчас чисто номинальная под­держка, является компьютерная, цифровая живопись (digital art). Этому направлению (которое отнюдь не тождественно «современному искусству» и гораздо об­ширнее его) принадлежит будущее, поскольку именно оно формирует новый инструментарий изобразитель­ности. Если сравнить степень овладения нынешними художниками средствами компьютерной графики с навыками владения традиционными инструментами живописного творчества (карандашом, кистью) — на что понадобились сотни лет, — то станет ясно, что мы находимся только в самом начале процесса. Главные открытия и достижения впереди. Пафос digital art — не бесконечные, утомительные провокации, а создание но­вой эстетики, основанной на последних технологических достижениях и научном видении мира.

Конечно, в поддержке нуждаются и традицион­ные, оправдавшие себя во времени жанры живопи­си — реалистический пейзаж, портрет, историческая картина, декоративно-прикладные виды искусств. Следует лишь правильно акцентировать приоритеты, поддерживая ту тематику, которая отвечает текущим идеологическим нуждам. Так, в пейзажном жанре сле­дует прежде всего обратить внимание на маринистику. Историческая живопись может стать очень интересным и востребованным направлением при условии объеди­нения живописного потенциала с научным и военно­историческим движением среди молодежи. Для пор­третного жанра необходимо проведение всероссийской выставки, которая бы показала реальное соотношение между мастерством известных портретистов и не столь известных, но подчас не менее качественных их собра­тьев по цеху.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,145 сек. | 16.89 МБ